На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

26 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Почему акция в поддержку политзаключенных 6 апреля в Москве оказалась немногочисленной

Комментируют участники акции в Новопушкинском сквере

«С таким уставшим народом ничего не выйдет»

Корреспондент «Особой буквы» пообщался с рядовыми участниками акции в Новопушкинском сквере, попытавшись разобраться, почему так мало пришло людей и стоит ли с учетом столь низкой посещаемости впредь проводить подобные акции.
«С таким уставшим народом ничего не выйдет» 8 апреля 2013
Митинг в поддержку политзаключенных, прошедший 6 апреля в московском Новопушкинском сквере, был немноголюдным. Количественные оценки колебались от 600 человек (привычно заниженные данные МВД) до 3 тысяч (некоторые оппозиционные журналисты и блогеры привычно смотрят на протест более оптимистично, чем, возможно, стоило бы). Реально акция на пике собрала тысячи полторы-две. По сравнению со стотысячными собраниями «зимней весны» — негусто. И все же люди пришли. Хотя многих из них откровенно обескуражила немногочисленность рядов протестующих. Как бы то ни было, никто из наших собеседников не сомневался, что подобные митинги проводить необходимо.

Таня, видеомонтажер из Москвы

Я участвую в разнообразных оппозиционных мероприятиях начиная с Болотной, которая была после Чистых прудов — 10 декабря 2011 года. Пришла туда, потому что подумала: наконец-то наступил тот момент, когда можно будет повлиять на события в стране. Я не состою ни в каких партиях, хотя идеологически больше склоняюсь к либерализму.

Я была и на Болотной 6 мая 2012 года, но была на другой стороне, через мост, и, стоя на мосту, наблюдала. Знаю, что изначально все пошло не так, чувствовалось, что будет провокация. Из арестованных по «болотному делу» я «шапочно» знаю Леню Развозжаева, мы здоровались с ним всегда.

Материал по теме: митинг оппозиции в поддержку политзаключенных — фоторепортаж из Новопушкинского сквера. (ДАЛЕЕ)

В настоящее время, я думаю, развитие протеста идет, зреем потихонечку. А чтобы «дозрели» и произошел бы подъем, как зимой 2011—2012-м, должна совпасть куча факторов, возмущение, которое опять бы коснулось многих, как было с «законом Димы Яковлева». У нас нет возможности подготовить подобные события — они сами всегда происходят. А сейчас важна борьба, важна для ребят поддержка. Нужно не прогнозировать, а делать. Каждый должен делать то, что он может.

После нашего митинга Путин и Бастрыкин, конечно, не испугаются и никого не выпустят с извинениями. Но я выхожу сюда не для того, чтобы кого-то пугать. Я выхожу потому, что это нужно, потому что я делаю то, что я должна.

Максим Собеский, журналист, бывший политзаключенный

Я наблюдал побоище 6 мая, видел, что мирных протестантов избивали омоновцы, целенаправленно и методично избивали. Мероприятие в Новопушкинском вряд ли подействует в плане освобождения политзаключенных по «болотному делу». Но оно, во-первых, будет приятно самим политзаключенным. Когда ты сидишь в тюрьме, тебе все-таки главное не передачки большие, а то, что о тебе публичные акции проводятся, пусть и не очень многолюдные. Также это будет предостережением власти от применения пыток. Потому что когда о политзаключенных забывают, их, как известно, пытают.

Народу мало. ЭПО «Русские», например, не пришли на эту акцию. У них политика не ходить на оппозиционные митинги. Плюс анархистов мало. Это мероприятие имеет репутацию либерального, а многие люди, собираясь на демонстрации, ориентируются на публичные лица. Если слишком много либералов-ораторов — значит, какой-то не очень хороший митинг, и, скорее всего, националисты не придут. Если бы ораторы представляли разные политические силы, то, наверное, пришло бы больше людей.

Кроме того, я не заметил, что митинг очень сильно рекламировался. На странице «ВКонтакте» я, иногородний, не смог найти адрес, как сюда приехать. Точные адреса были в Facebook’е выложены. Это говорящий факт, что как-то не особенно пиарилось мероприятие.

Почему — не знаю. Наверное, рассчитывалось более на либеральную публику, которая активно сидит в Facebook. Известно, левые и националисты сидят в основном «ВКонтакте», тогда как либералы предпочитают Facebook.

Возможно, националисты и являются нежеланными для некоторых здесь. Потому что многие организаторы митинга считают, что политзэки в России появились только с Pussy Riot и с Болотной площади. Хотя у нас 2 тыс. националистов осуждено по политическим мотивам, две сотни нацболов были лишены свободы по политическим мотивам, сотни левых за 90-е и «двухтысячные» — начиная с «Народной революционной альтернативы», когда сажали массово в 90-е в основном женщин-анархисток. А либералы считают, что у нас политзэки появились только после акции Pussy Riot и после Болотного побоища, и многих людей такая позиция просто раздражает.

Надежда Николаевна, пенсионерка

Я всю жизнь поддерживаю свободу. Первый митинг, в котором я участвовала, был 23 августа 1990 или 1991 года, его разгонял ОМОН. Это был митинг в день подписания пакта Молотова — Риббентропа. Когда началось массовое движение в декабре 2011 года, была надежда, но ее хватило где-то до весны. Еще в феврале я думала, что что-то будет, что они испугаются, отменят выборы (результаты выборов в Госдуму 2011 года — Ред.).

На акции 6 мая я не была и никого из арестованных по «болотному делу» лично не знаю, но писем написала много.

Сегодня я увидела, как мало пришло народу, и очень расстроилась. Стою и слезы еле сдерживаю. С таким уставшим народом ничего не выйдет. Наш народ поднять очень тяжело. Я даже со своим сыном не могу договориться. Он считает, что все это бесполезно, даже голосовали мы всегда с ним по-разному: он голосовал за Жириновского.

Но проводить такие акции обязательно нужно. Я считаю, сейчас надо устроить месячник до 6 мая. Я бы каждую неделю выходила. Нужно разъяснять положение в стране всем своим знакомым. Я сейчас взяла литературу, буду раздавать.

Елена, временно не работающая

Я участвую в оппозиционных мероприятиях года два. Когда началось массовое движение в декабре 2011-го, было ощущение, что удастся подвинуть эту власть. Оно есть и сейчас, хотя ясно, что будет очень тяжело. У нас люди сидят в тюрьме, а мы им практически не можем помочь. Разве что поддержать морально. Я сама хожу на многие заседания и всех призываю посещать их.

Василий Кузьмин, активист «Левого фронта»

Сейчас идет спад первой волны протеста. Высшей кульминацией так называемого «болотного протеста» были события 6 мая, когда протест с белой лентой закончился резким противостоянием, выходом ситуации из-под контроля.

Я считаю, что отчаиваться не стоит, потому что эта волна будет спадать, но следующая волна будет немножко другой, качественно другой. Профсоюзы, социальные движения — они опять активно проявляются. После выборов, когда все обещания были розданы, появляются проблемные точки в разных местах. Люди будут выходить из-за повышения тарифов ЖКХ, повышения цен на транспорт — то есть публика станет немножко другой. Экономические требования будут играть уже большую роль, и я считаю, что новая волна будет мощнее.

Сейчас период тяжелый, идут репрессии, людей «закрывают», но все это будет вызывать противодействие понемногу, всех не запугают. Хотя сейчас многие отошли от участия в уличной политике именно потому, что их запугали. Ряд людей испугался, ряд людей боится преследований, просто разочаровываются. Но ядро тех, кто не сомневается и готов идти до конца, — оно тоже достаточно крепкое и большое.

Такие митинги, конечно, нужны. Минимально — это внимание. Во-первых, самим политзаключенным приятно, что такие вещи проходят, что о них помнят на воле. Во-вторых — как-никак мы стоим здесь в центре Москвы, привлекаем внимание, говорим о том, что есть проблема полит ЗК. Чем больше людей об этом знает — тем сложнее творить беспредел. И, кстати, я не слышал от кого-то таких ремарок, как «сами виноваты, не надо было соваться». Да, некоторые говорят, что надо было «дома сидеть», но что наши политзаключенные неправы, сами виноваты, — такого я еще не слышал.

Здесь сейчас половина, может быть, треть — так называемые «простые граждане», то есть политически неангажированные, и это хорошо.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости