На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Конфликт между Андреем Исаевым и «Московским комсомольцем»

Владимир ТИТОВ,

корреспондент «Особой буквы»

«МК» столкнулся с жестким комсомольским задором

Первый раунд в «боксе по переписке» между «МК» и Андреем Исаевым выиграли журналисты. Обычная статья стала событием государственной важности. И неслучайно: в России заметка с критикой власти действительно может грозить ее автору «жестким ответом».
«МК» столкнулся с жестким комсомольским задором 18 марта 2013
В конце 2010 года, когда «неустановленные лица» чуть не забили до смерти журналиста Олега Кашина, тем самым показав истинную цену медведевской «оттепели», Станислав Яковлев писал на АПН: «Можно… научить представителей элиты «мирному сосуществованию» с гражданами. Поскольку мы ничего с ними не можем сделать, а они с нами могут сделать почти все, требуется всего лишь объяснить им, что из всего арсенала доступных им средств не обязательно выбирать крайние. Для этого журналистам… неизбежно придется ради самозащиты вырабатывать правила самоограничения. Резкие, провокационные или издевательские мнения, задевающие интересы лиц, наделенных властью, влекут за собой обязательные последствия, с которыми придется разбираться либо публично в суде, либо тайно возле подъезда. Кто-то увидит в моем предложении попытку легализации самоцензуры. Именно так. Я достаточно честен, чтобы называть это явление его истинным именем, пренебрегая корректными формулировками вроде «отказа от конфронтационной риторики» или «предложения позитивного проекта». С одной стороны, Яковлев прав, потому что не строит иллюзий относительно возможностей гражданского общества того периода. С другой стороны, правила самоограничения выработать не получится. Потому что элита благосклонно принимает одну лишь медоточивую лесть в свой адрес. Все прочее трактуется как наезд, за который при желании можно спросить по понятиям. Следовательно, тем, кому льстить не хочется, придется время от времени щелкать «стальных бультерьеров» (как их назвал Яковлев) по носу. Хотя это по-настоящему опасно.

 

Глядя на Андрея Исаева, трудно поверить, что этот убежденный государственник в юности был левым радикалом. Но это факт. Так, на заре перестройки, в 1985—1986 годах он отметился в оргкомитете Всесоюзной революционной марксистской партии. А в 1988 году стал одним из инициаторов создания Альянса социалистов-федералистов, который в январе 1989 года был преобразован в Конфедерацию анархо-синдикалистов (КАС). С начала 90-х КАС перестала существовать, хотя официально не распускалась. Исаев же в последний год существования СССР примкнул к «независимой» профсоюзной деятельности. В начале 90-х он редактировал газету «Солидарность», которую основала Московская федерация профсоюзов. Позже в число учредителей этой газеты вошла Федерация независимых профсоюзов России. В 1996 году наш герой побывал членом правления Социал-демократической партии России, которая ничем выдающимся не запомнилась, а с 1999 года началась его парламентская карьера. На выборах Андрей Исаев прошел в Думу по федеральному списку блока «Отечество — Вся Россия». Вскоре два профсоюза чиновников — ОВР и партия «Единство» — объединились в «Единую Россию». Примечательно, что в КАС Исаев начинал вместе с широко известным в узких кругах идеологом современного анархизма Владом Тупикиным. Судьба бывших соратников напоминает притчу. Один, уже далеко не юноша, до сих пор ходит пешком по левацким митингам. Другой вот уже больше 10 лет заседает в федеральном парламенте и, похоже, не горюет о преданных идеалах молодости.

Очередной политический скандал разгорелся почти что на пустом месте. Все началось со статьи в «Московском комсомольце» с двусмысленным заголовком «Политическая проституция меняет пол». Автор статьи прошелся по трем депутатшам фракции «Единая Россия»: Ирине Яровой, Екатерине Лаховой и Ольге Баталиной. По мнению обозревателя, эти дамы чересчур быстро и резко пересматривают политические убеждения. Настолько быстро, что их можно заподозрить в неискренности.

Эта статья попалась на глаза депутату-единороссу Андрею Исаеву, который сам прошел непростой путь: от анархо-синдикализма через официальные профсоюзы в самую правильную партию. Поэтому, возможно, некоторые нелестные характеристики невольно примерил к себе. Политический тяжеловес прокомментировал статью так: «В желтой газетенке мерзкий, подлый, грязный наезд на трех женщин-депутатов. Мерзавцы, сделавшие это, должны знать: тут точно не забудем, не простим!». И добавил: «Мелкие твари — расслабьтесь, вы нам безразличны. А вот конкретный редактор и автор ответят жестко».

Если быть более точным, то именно исаевские откровения дали старт эпистолярной войне, продолжающейся по сей день. Выражение «мелкие твари», обращенное к неопределенной аудитории, многие расценили как оскорбление всех граждан, чье мнение хоть на ангстрем отличается от мнения господина Исаева, и высказали депутату много интересного. А обещание, что «конкретный редактор и автор ответят жестко», слишком напоминало по своей тональности угрозу.

Судьба Анны Политковской, Олега Кашина и других журналистов, которым довелось огорчить сильных мира сего и поплатиться за это здоровьем или жизнью, заставляет воспринимать слова Исаева всерьез. Поэтому Павел Гусев, главный редактор «МК», направил в Генпрокуратуру и Следственный комитет запрос с требованием возбудить уголовное дело против депутата Исаева по ч. 2 ст. 144 УК РФ («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»). Кроме того, он попросил «признать редактора сайта mk.ru А. Муждабаева, Г. Янса (автора статьи. — Ред.) потерпевшими и предоставить им государственную защиту в связи с публичной угрозой их жизни и здоровью». Газету косвенно поддержала коммунистическая фракция Госдумы. Депутат Валерий Рашкин предложил оценить выступление Андрея Исаева парламентской Комиссии по этике.

Трудно сказать, каковы перспективы уголовного дела и разбирательства в думской комиссии. Было бы очень наивным думать, что коллеги-парламентарии гневно лишат Исаева неприкосновенности, что депутат правящей партии проиграет дело по экзотической статье и поедет «на срок до двух лет». Тем не менее первый раунд Георгий Янсюкевич, Павел Гусев и их коллеги выиграли.

Обычная газетная статья, которую при другом раскладе пообсуждали бы в блогах да забыли через неделю, стала событием государственной важности. А сам Андрей Исаев, который и дал «политической проституции» вторую жизнь, совсем не выглядит в этой ситуации благородным рыцарем, защитником оскорбленных дам, кем он, наверное, себя видит.

Но пока участники и их секунданты занимаются «боксом по переписке», попробуем взглянуть на это дело отстраненно.

В статье «Кашин is the message», которую мы цитируем в начале, Станислав Яковлев рассуждает о «самоцензуре» как о вынужденной стратегии существования гражданского общества в условиях «суверенной демократии». В российских реалиях слишком смелая публикация действительно может обернуться для ее автора судебным разбирательством (с предсказуемым результатом) или встречей с тремя-четырьмя хмурыми молодцами, оснащенными увесистыми и оттого трудноопровержимыми «аргументами». Любые попытки эффективного сопротивления — будь то обращение к зарубежной общественности или сакраментальные куски асфальта — встречают совершенно непропорциональное противодействие со стороны элиты.

Однако российская ситуация во многом уникальна и — это не самоуспокоительная мантра, это факт, господа! — не вечна. И наша страна обречена стать нормальным цивилизованным государством. Где власть и общество представляют собой равновеликие силы — точнее, они не разделены так, как это имеет место быть в современной России. А оппозиционеры попадают «во власть» не потому, что переходят ради столичной квартиры в правящую партию, а по итогам выборов. Но должны ли в демократическом государстве существовать какие-то морально-этические нормы политического поведения? Где та граница, которая отделяет жесткую критику от банального оскорбления?

Такой границы, в общем-то, не существует. То есть критика и оскорбление различаются не по степени экспрессивности, а по тому, насколько претензии соответствуют действительности.

Ну, например, фраза «Уважаемый коллега А. имел неосторожность встретиться с офицером иностранной спецслужбы и по рассеянности выдал ему план секретного завода» в том случае, если А. ничего подобного не делал, является как минимум клеветой. А, напротив, «Сволочь и казнокрад А. за народный счет оттянулся на Сейшелах» может оказаться вполне справедливой критикой, если господин А. действительно устроил себе отдых на средства бюджета. И тогда А. вправе подать в суд за оскорбление — но за растрату ответить все равно придется.

Андрей Исаев обиделся на заголовок «Политическая проституция». Но он ни словом не опроверг изложенные в статье положения — что героини публикации меняли свои взгляды, скорее всего, не по зову души, а по более прагматичным соображениям…

Не стоит забывать, что наши журналисты, блогеры, политики — это не марсиане и не эльфы. Они — часть народа (хотя некоторые всерьез считают себя высшими существами). И уровень политической дискуссии в общем коррелирует с уровнем общей культуры. Да, наверное, нехорошо рассыпать оскорбления и угрозы в статьях и твитах. Но, дорогие читатели, кто не без греха? Кто не писал своим недругам подобные «любезности» в соцсетях, уповая на свою недосягаемость? Вот то-то же…

Здесь обеим сторонам, скорее, стоит призадуматься о внутренней корпоративной этике. Да, именно внутренней и корпоративной. Потому что публицисты и общественные деятели, даже если они играют за разные команды, играют все же на одном поле. Следовательно, им приходится взаимодействовать. Причем не только с единомышленниками и симпатичными людьми, но и с теми, с кем не хотелось бы даже сесть на одном гектаре по делу, не терпящему отлагательства. Издержки профессии.

Так, журналистам от политиков нужна информация, нужны комментарии от первого лица. С другой стороны, политики без внимания СМИ — никто. Даже сейчас, когда каждый может завести себе миллион аккаунтов в соцсетях, необходимо, чтобы кто-то разносил в народ премудрость, которую соизволит изречь тот или иной политик. Одного аккаунта — даже с миллионом подписчиков — маловато для успеха. Да и собрать миллион подписчиков не каждому дано.

Общественные деятели и публицисты — не друзья и не враги, а партнеры. А партнерство предполагает соблюдение элементарных норм взаимного уважения. Сколь бы резкой по форме ни была статья в «МК», Андрей Исаев своими угрозами нарушил эти нормы, за что рискует поплатиться. Конечно, его никто не станет поджидать с букетом цветов, в котором спрятан обрезок арматуры. Но в том, что тяжеловесный единоросс станет теперь снедью «троллей» всех калибров, сомневаться не приходится.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости