На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Происходящее в Сирии глазами Анхар Кочневой

Анхар КОЧНЕВА,

журналистка (Дамаск, Сирия)

«Если боевики меня убьют, тогда хоть кто-то в мире начнет смотреть на этих сволочей иначе»

«Особой букве» удалось поговорить с Анхар Кочневой, недавно бежавшей из плена сирийских мятежников. Связь с Дамаском была ужасной, в трубке что-то грохало — то ли звуки канонады, то ли сухой арабский ветер. Это голос войны, смерти и настоящей жизни.
«Если боевики меня убьют, тогда хоть кто-то в мире начнет смотреть на этих сволочей иначе» 13 марта 2013
История украинской журналистки Анхар Кочневой, долгое время находившейся в объятой гражданской войной Сирии, поразительна. Девушку в октябре прошлого года захватили в плен сирийские повстанцы. Они требовали за нее то выкуп, то освобождения из тюрем своих соратников. Анхар грозились казнить, обвиняли в сотрудничестве с сирийскими и российскими спецслужбами, в том, что она была якобы переводчицей у «русских военных советников, служивших в армии Башара Асада». На днях Кочневой удалось бежать из плена и добраться до позиций правительственных войск. Сейчас журналистка находится в воюющем Дамаске. Это история словно из времен Лоуренса Аравийского или Эрнеста Хемингуэя, или раннего Проханова, который писал в Камбодже и Анголе, а не в газете «Завтра». «Особой букве» удалось связаться с Дамаском, с Анхар Кочневой. Анхар — страстная сторонница светской, баасистской Сирийской арабской республики. От нее нельзя ждать сухой «объективности» информагентства. Но здесь объективность не нужна и не интересна, эта «объективность с холодным носом». Когда мы разговаривали с Анхар, в ее голосе была стальная воля и убежденность в своей правоте.

— Анхар, в первую очередь хотим поздравить вас с освобождением из плена. Какая из мятежных групп вас захватила?

Я попала в плен к так называемой Свободной сирийской армии (ССА), к начальнику военного совета ССА южных пригородов города Хомс. Я находилась в плену в пригороде Хомса — в Буэйде, откуда мне и удалось бежать.

— Что для вас было самым страшным во время нахождения в руках у боевиков?

Самое страшное — то, что деятельного, активного человека лишили возможности бороться. Находясь в плену, я для себя решила, что, если боевики меня убьют, тогда хотя бы кто-то в мире начнет смотреть на этих сволочей иначе. Так что моя смерть тоже стала бы доказательством моей правоты.

— Какой вы видите ситуацию в Сирии после вашего освобождения? Вы были в изоляции почти пять месяцев, что изменилось за это время?

Ситуация очень ухудшилась, это однозначно. У бандитов появилось тяжелое вооружение, более современные виды стрелкового оружия. Растет финансирование их группировок. Одна снайперская винтовка, которых у мятежников теперь немало, стоит 10 тыс. долларов, то есть около миллиона сирийских лир. У самих бандитов зарплата, денежное довольствие, от 10 до 20 тыс. лир в месяц.

Только что я ехала по той дороге, на которой меня похитили пять месяцев назад, это трасса Тартус — Дамаск. По обеим сторонам дороги я наблюдала колоссальные разрушения построек — придорожных кафе, автосалонов. Пять месяцев назад таких разрушений не было.

Но, несмотря на тяжелую ситуацию, все понимают, что выход один: стоять до последнего.

— Есть расхожее мнение, что война в Сирии — это религиозный конфликт. Якобы за Башара Асада стоят алавиты и другие сирийские религиозные меньшинства, а за повстанцев — сунниты, являющиеся в Сирии религиозным большинством. Это соответствует действительности?

Это совершеннейшая неправда. Боевики пытаются убедить и мир, и самих себя, что они являются большинством. Если вы посмотрите видеоролики мятежников, то увидите, что на их форме есть восьмизначные номера — например, одиннадцать миллионов и сколько-то там. Но возникает резонный вопрос: а сколько взрослых мужчин живет в Сирии? При том что всего население страны — 23 млн человек, в том числе женщины, старики и очень большое количество детей. Откуда берутся 12 млн пронумерованных солдат так называемой Свободной сирийской армии? Идет очковтирательство.

На самом деле их, боевиков, мало. Зато в их рядах много иностранцев. Я знала, что в том районе, где меня держали, иностранцев нет, но они совершенно точно есть в других местах.

— Сирийская правительственная армия в состоянии победоносно завершить войну?

Армия бы справилась, если бы за бандитами не стояли торговцы оружием со всего мира. Если бы не постоянный приток вооружения и иностранных боевиков, армия давно бы задавила мятеж.

— Но иностранцы-то стоят за вооруженной оппозицией. В Сирию едут боевики из Ливии, говорят даже, что чеченцы там есть. Аравийские монархии оказывают мощную поддержку. В этих условиях у Асада есть перспективы выстоять?

После двухлетней войны все, конечно, подустали, среди военных очень много жертв. Но помните фразу из «Тайны третьей планеты» «Держаться больше нету сил»? Будут держаться через не могу, отступать некуда.

— Какова сейчас ситуация в Дамаске?

Опять же ситуация разительно отличается от той, которая была до того, как меня захватили боевики. Раньше перестрелка в Дамаске была редким и удивительным явлением, мы все выходили на балконы, вслушивались в звуки выстрелов. Сейчас стрельба идет день и ночь, город постоянно обстреливают ракетами.

— Возможна ли, на ваш взгляд, интервенция в Сирию иностранных армий для того, чтобы свергнуть действующее правительство и поставить тем самым нужную им точку в затянувшейся гражданской войне? Например, решится ли на военное вторжение Турция, возможны ли бомбежки Сирии натовской авиацией по ливийскому сценарию?

Ну, все же сирийская армия не настолько обескровлена, чтобы перестать пугать внешние силы. Нет такого массового предательства генералитета, какое было в Ираке 10 лет назад, когда из-за саботажа высокопоставленных предателей войска не оказывали американцам и их союзникам никакого достойного сопротивления. Сирийская армия показала за два года, что она не разбежится при первом же натовском выстреле, продемонстрировала стойкость.

Натовцы знают, что, если они войдут в Сирию сейчас, они получат по носу. Поэтому Запад будет ждать в надежде на то, что жертва еще больше ослабнет в борьбе с внутренним врагом.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости