На главную

Доллар = 64,31

Евро = 72,10

18 июня 2019

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

«Дело Даниила Константинова». Победы протестного движения. О тех, для кого нет системы координат

Илья КОНСТАНТИНОВ,

политолог, отец Даниила Константинова

Мой сын мог стать фигурой сращивания оппозиции

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Мой сын мог стать фигурой сращивания оппозиции 15 января 2013
Илья Константинов: «Уголовное преследование моего сына Даниила Константинова не случайно. Взгляните на логику действий правоохранительных органов против оппозиции. Удары наносятся в основном по тем людям, которые составляют второй или третий эшелон. Самых засвеченных лидеров, самых популярных пиар-персон только обкладывают, но не берут, не арестовывают, не сажают в следственные изоляторы, не пытают. Удары наносятся по тем, кто только поднимается, но по каким-то причинам представляет для власти опасность. Я думаю, что год назад мой сын представлял для власти определенную опасность, и вот почему. Во-первых, он создал и быстро развивал молодежную умеренно-националистическую организацию, которая называлась «Лига обороны Москвы». А с другой стороны, мой сын очень активно включился в протестное движение, которое в то время как раз набирало обороты. Он очень легко находил контакт и с левыми, и с либералами, и с националистами, и с коммунистами. Он мог стать контактной фигурой — фигурой сращивания оппозиции».

Протестное движение — только плюсы

ЛГ: Итак, отсекли будущего сильного лидера.

ИК: Я думаю, именно так.

ЛГ: Отсекают, как вы говорите, второй-третий круг. Соответственно, те лидеры, которые сейчас есть, остаются, но остаются они ни с чем.

ИК: Они оказываются в изоляции.

ЛГ: Опять же — зачем?

ИК: Задачи тоже ясны. Во-первых, чтобы показать активу протестного движения, что любого из них может постигнуть судьба политзаключенного. Во-вторых, показать, что наиболее ярким и засвеченным лидерам протестного движения судьба рядовых активистов якобы совсем безразлична.

Вот видите — они сидят и ничего не делают. Люди мучаются, люди в камерах. А вы что-нибудь для них сделали?

ЛГ: А вы опять выводите народ на улицы.

ИК: Да. А вы провоцируете на новые столкновения. Вы подставляете молодых мальчишек и девчонок.

ЛГ: Иными словами, разводка.

ИК: Разводка, совершенно понятно. Смотрите, как обошлись с Удальцовым. Помощников — в следственный изолятор, а его — под подписку о невыезде. И давай гуляй. Продолжай выступать.

ЛГ: Мучайся совестью.

ИК: Да. Твои ребята будут там сидеть на хлебе и воде, а ты давай здесь танцуй. Логика совершенно очевидная: компрометация лидеров, отрыв верхнего звена от социальной базы поддержки и контроль за этим процессом.

ЛГ: И тут мы с вами плавно переходим к итогам протестного года. Какова ваша оценка?

ИК: Я считаю, для оппозиции итоги протестного года очень и очень позитивны.

ЛГ: В чем?

ИК: База оппозиции, база протестного движения, которая полтора года назад насчитывала тысячу или полторы тысячи человек (по всей стране), за год выросла на несколько порядков.

Конечно, это еще не «пламенные революционеры». Это люди, которые далеко не всегда понимают, чего точно они хотят, куда они идут и, главное, за кем они идут. Но уровень политической мобилизации общества несопоставим с тем, что мы имели несколько лет назад, когда казалось, что вообще ничего нельзя сделать.

ЛГ: А почему произошел такой подъем? Это что, общество просыпается, общество взрослеет? Или каждый на себе уже понял, что дальше так нельзя?

ИК: Я думаю, и то, и другое. С одной стороны, выросло поколение людей, которые рассматривают рыночную экономику, изобилие товаров и другие блага, полученные за последние десятилетия, как нечто само собой разумеющееся.

Это мы помним: где там колбаса по два двадцать? А все, уже кончилась.

ЛГ: Меня однажды спросил молодой человек лет двадцати трех: «А вы в молодости тоже джинсы носили?»

ИК: А где их можно было найти, эти джинсы? Надо было доставать через перекупщиков, через спекулянтов.

Так вот, для этого поколения все блага рыночной экономики — нечто само собой разумеющееся. Это просто ландшафт. А дальше встает вопрос о самореализации. А дальше встает вопрос о социальных лифтах.

ЛГ: То есть когда люди более-менее наелись, когда есть чего купить…

ИК: Встает вопрос о других ценностях: о самореализации, о свободе, о справедливости, наконец. А как же? Ведь человек хочет быть человеком.

Недавно кто-то очень хорошо сказал, что осмысленная жизнь — это величайшая роскошь. Так вот, новое поколение хочет осмысленной жизни, хочет чувствовать себя людьми, хозяевами своей страны, хозяевами государства.

Это поколение начинает потихоньку выходить на поверхность политической жизни. И это только начало процесса.

ЛГ: А вам не кажется, что страна сейчас делится пополам на таких людей, о которых мы сейчас говорим, и на тех, кому все до лампочки?

ИК: Даже не пополам. Скорее, одна треть к двум третям. Одна треть — то новое, креативное поколение, о котором мы только что говорили. И две трети — люди, которые в процессе социальной деградации опустились на самое дно. Не в материальном плане, а в моральном.

ЛГ: Давайте мы вторую часть на этом закончим и продолжим наш разговор уже в третьей части.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости