На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Митинг на Болотной площади: год спустя

Дмитрий КИРИЛЛОВ,

трэш-экскурсовод по российской политике

Годовщина протеста: реанимация или морг?

10 декабря 2011 года состоялась самая яркая в истории новейшей России протестная акция. Однако 5 декабря 2012-го вспомнить прекрасную эпоху в столице решили всего-то человек 300. Как так получилось?
Годовщина протеста: реанимация или морг? 11 декабря 2012
«Особая буква» и подкаст-терминал Podster.Ru представляют еженедельную авторскую передачу «Говорит Кириллов» — трэш-экскурс в российскую политику.

Здравствуйте, товарищи! Ровно год назад, то есть 10 декабря 2011-го, состоялась самая массовая в истории новейшей, так сказать, России протестная акция. Если кто не помнит, в тот день в одной только Москве вышли на улицу около 100 тыс. граждан, решительно недовольных результатами выборов. Однако через год, 5 декабря 2012-го, вспомнить прекрасную эпоху в столице решили всего-то человек так 300. Как так получилось? Почему мы все это потеряли? Умер ли протест и что будет теперь? Точку зрения Кириллова на сие великолепие вы сегодня и услышите.

Впрочем, следует заранее предупредить благодарную публику. Ваш любимый трэш-экскурсовод в той или иной степени повторит сказанное в предыдущих выпусках. Но что делать... Повторение, как известно, мать учения. А многие из вас, сдается Кириллову, так ничего и не поняли.

Кстати, друзья! Небольшой, как говорят в «интернетах», офтоп. Некоторые веселые люди упрекают иногда Кириллова в том, что он, дескать, постоянно ругает оппозицию, жаждет ее расколоть и вообще топчет ее нежное тело суровыми кремлевскими сапожищами. Ошибаетесь, уважаемые. Кириллов, конечно же, ругает протест и отдельных его лидеров. Но именно потому, что ваш трэш-экскурсовод очень хотел могучих революционных результатов, крепкого отечественного Майдана, а получилось грустное.

Можно, конечно, взяться за руки, чудесно всем вместе собраться и ругать Путина Владимира Владимировича. Но лучше сколь угодно жестко, но проанализировать все-таки допущенные оппозицией ошибки. Именно этим Кириллов и занимается.

Отвлеклись, и хватит. Давайте подумаем, что такое вообще оппозиция и для чего она нужна. Конечная цель у оппозиции какая? Рано или поздно оказаться у рычагов управления страной. То есть самой стать властью. Иначе протестному движению грозят вечные ролевые игры с режимом.

Конечно же, режим в чем-то будет уступать оппозиции. Ведь нельзя сказать, что массовый протест прошлой зимы был напрасным. Нам вернули прямые выборы губернаторов, упростили процедуру регистрации партий. Но друзья! Вы хотите каждый раз собирать многие тысячи ради минимальных послаблений со стороны режима? Извините, а зачем вы вообще нужны-то народу, если сами не собираетесь стать властью? Если народ действительно разъярен, то посредники в диалоге с режимом ему не нужны. Доказано Манежкой.

Но как же оппозиция может стать властью? Например, путем старого доброго райота. То есть когда машины горят, бьются стекла витрин, мотыги вскрывают черепа и — обязательно — вилы, с которыми наперевес рассерженные граждане штурмуют Кремль. Революции не случилось, потому что если с вилами-то на Кремль идти, то кто Абаю-то «оккупай» сделает. Впрочем, не подумайте, что Кириллов агитирует за кровавые прелести бунта народного. Ваш трэш-экскурсовод — сторонник системного политического пути к власти.

И вот как раз на системном поле у оппозиции были все шансы. Еще осенью 2011-го, во время решительной и прекрасной кампании «голосуй за любую другую партию», сформировался готовый альфа-самец. Разумеется, Кириллов снова про Навального Алексея Анатольевича, которому, безусловно, надо было выдвигаться в президенты. Скорее всего, ему отказали бы в регистрации, все так. Но у того самого народа, который вышел 10 декабря 2011 года, появился бы лидер, готовый взять на себя ответственность за управление страной.

Поэтому и не получилось повторить успех 10 декабря. Народ разбудили фальсификациями на думских выборах, а взамен не предложили ничего, кроме митингов. В результате масштабный протест медленно, но верно сдулся до размеров оппозиционной тусовки.

Кроме того, именно в разгар митингов за честные выборы смачно заявил о себе так называемый «гражданский активизм», по сути парализующий любую политическую деятельность. Ведь адепты этого учения кромешно не хотят иметь дела с политикой, а значит, и за власть бороться не намерены. Соответственно, предложить народу им по большому счету нечего.

Они и сами этого не скрывают, кстати. Кириллов хотел бы напомнить манифест «Гражданской платформы», а ныне «Группы граждан» из КС оппозиции:

«Мы не политики, и никто из нас не считает своей личной целью борьбу за власть. Но мы уверены в том, что ответственность за удержание нарастающего противостояния между властью и обществом в ненасильственном русле лежит в том числе и на нас. Мы сделаем все, чтобы не допустить гражданской междоусобицы».

Такие дела, товарищи.

Что хотели сказать авторы своим частично процитированным выше произведением? Да что хотели, то и сказали прямым текстом! Еще раз: «ответственность за удержание нарастающего противостояния между властью и обществом в ненасильственном русле». А почему не ответственность за новую власть, образованную в результате ненасильственной легитимной политической борьбы?

Безусловно, никто не заставляет столичную интеллигенцию выдвигать свои кандидатуры на «взрослых» выборах — они не политики и не должны ими быть. Но они могут выступать в качестве так называемых «опиньонмэйкеров», агитируя народ за новую политическую элиту или же просто формируя политическое самоощущение народа. Ведь если противостояние между властью и обществом накалится до предела, то никакой Пархоменко ничего не удержит. А если угрозы жесткого сценария нет, но очевидно назрели перемены в стране, значит, самое время поддерживать тех самых новых лидеров, готовых стать политической элитой другой России.

Только есть два нюанса. Во-первых — эти лидеры должны появиться и тем более не убегать от ответственности, как это сделал Навальный. Во-вторых — у лидеров должна быть внятная и четкая повестка, а не набившее оскомину «за все хорошее против всего плохого». Ведь народ не обманешь. Он, как и господь, не фраер.

Вот так-то. А теперь самое время ознакомиться с мнением уважаемого комментатора — депутата Государственной думы Ильи Пономарева, очевидца, свидетеля и одного из главных участников прошлогодних митинговых шествий.

— Как вы считаете, надо ли было Навальному выдвигать свою кандидатуру на пост президента? Могло ли его намерение даже в случае отказа в регистрации привести массовый протест к реальным результатам или по крайней мер, увеличить его численность?

Ну, вы же сами понимаете, задним умом-то все крепки. Я не могу сказать, что вот тогда в декабре я считал это прямо обязательным, что надо выдвинуться, а то проиграем.

Я еще тогда считал, что это был бы правильный шаг. И еще тогда удивился Лешиному решению этого не делать. Я даже приложил какие-то усилия, чтобы его поуговаривать. Но он считал, что поскольку все равно не зарегистрируют, то тратить время на сбор подписей и так далее — это бессмысленно, а надо бороться, использовать момент, когда много людей на площади.

Но я считаю, что для оппозиции все равно, кого бы мы выдвинули, кто бы ни пошел… Но была бы персонификация, персонализация протеста. Это бы заставило нас выдвинуть программу, это заставило бы нас сформулировать план действий. И даже если бы не зарегистрировали, мы бы стали альтернативой… А так мы за этот год и не стали альтернативой действующей власти. Это наше главное поражение.

— Изменился ли общественно-политический климат в стране за отчетный период с декабря 2011 года? Можно ли сказать, что оппозиция добилась каких-то результатов массовыми шествиями или все было напрасно?

Ну, это, безусловно, не было напрасно в том смысле, что мы получили сильную активизацию гражданской активности, и гораздо больше сейчас людей интересуются политикой, участвуют в политике, в общественной жизни. И на митинги ходят, и, там, в Крымск ездят, и средства собирают. И вообще как-то активничают.

С другой стороны, конечно, политический результат, если говорить в сухом остатке, он не то что не положительный, а он негативный. Мы получили ужесточение законодательства, мы получили репрессии, наши товарищи сидят по надуманным обвинениям в СИЗО, и уже первые люди отправились в тюрьмы. То есть в этом плане, скорее, результат отрицательный.

— Какой должна, на ваш взгляд, стать повестка оппозиции на ближайшие шесть лет?

Я считаю, что без формирования субъектности мы все равно никуда не двинемся вперед. Нам нужны партия, лидер, программа, план — то есть что-то, вокруг чего люди бы объединялись. Теоретически этим могла бы стать существующая политическая партия. На мой взгляд, могла бы «Справедливая Россия» такой стать, но она, по-видимому, не хочет. Может быть, и обоснованно не хочет. «Яблоко» могло бы стать, но оно тоже оказалось слишком слабым для этого.

Наверное, возникнет какое-то более широкое и непартийное движение, с которым люди могли бы себя идентифицировать. Скорее всего, появятся новые фигуры, которые будут способны говорить более содержательно. Вот все это будет происходить в ближайшие годы.

Как только начнутся первые успехи у оппозиции, успехи самого разного типа — это могут быть электоральные успехи, победы на каких-то местных выборах, это могут быть какие-то дела, достигшие успеха. Вот мы же реально за этот год почувствовали себя силой практически один раз. Это было во время Крымска. Вот во время Крымска мы себя почувствовали тоже властью. По-настоящему. Не говорили то, что мы власть на митингах, а реально стали властью.

Вот когда это станет регулярным — тогда мы и победим.

 

Материал подготовили: Дмитрий Кириллов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости