На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Что делать, когда предлагают «поработать на Родину»?

Игорь ВОЛКОВ,

«Особая буква»

Внештатники в штатском

Недавний скандал, связанный с попыткой вербовки Всеволода Чагаева, не первый и не последний случай, когда сотрудники спецслужб предлагают оппозиционерам «сотрудничество». Простые советы: что делать в подобной ситуации.
Внештатники в штатском 10 декабря 2012
В начале декабря оппозиционный активист Всеволод Чагаев рассказал «городу и миру», как сотрудник ФСБ, известный под кличкой Леша Улыбка, пытался его вербовать. В качестве альтернативы «сотрудничества» офицер предлагал активисту два пути — в армию или в тюрьму. В ходе беседы Улыбка пытался поколебать политические убеждения Чагаева — без особого успеха. Проповедь цинизма может иметь успех только в том случае, если слушатель сам придерживается подобных взглядов, а «продуманный» циник вряд ли станет заниматься оппозиционной деятельностью. Зато сотрудник органов продемонстрировал неплохую осведомленность о личной и общественной жизни Чагаева.

Подробности интеллектуальной беседы можно узнать на сайте «Новой газеты», потому что Чагаев сделал аудиозапись разговора.

Дело Чагаева не первый и не последний случай, когда сотрудники спецслужб склоняют оппозиционеров к «сотрудничеству», а попросту — к доносительству. Самый громкий скандал, связанный с попыткой вербовки, — это дело Даниила Константинова, лидера «Лиги обороны Москвы». По некоторым данным, знаменитый Алексей Окопный беседовал с Константиновым после его задержания и убеждал начать «стучать», предупреждая: «Там, где я, — там либо трупы, либо большие сроки». И товарищ Окопный вроде как показал, что слово офицера Центра «Э» чего-то стоит: спустя некоторое время Даниил Константинов был арестован по обвинению в убийстве, которое произошло за 15 километров от места, в котором он тогда находился.

Стремление офицеров ФСБ, полиции и конкретно Центра «Э» завербовать оппозиционных активистов труднообъяснимо с точки зрения формальной логики. Даже если не брать в расчет, что оппозиционная политическая деятельность не является преступлением, создание агентуры в оппозиционных организациях не имеет оперативного смысла.

Во-первых, современные технологии позволяют эффективно контролировать многие действия отдельного человека или небольшой группы.

Во-вторых, оппозиционеры, как правило, не скрывают своей политической активности.

В-третьих, даже страшные АПД («акции прямого действия») в большинстве своем безобидны и не противоречат законодательству. Несанкционированные митинги и вывешивания транспарантов на крышах зданий не способны поколебать устои государства. Даже такой акт ужасного вандализма, как граффити, эффективно нейтрализуется с помощью одного-двух таджиков и банки краски.

Пожалуй, единственное предназначение настойчивой вербовки «агентов» — стремление деморализовать противника, то есть оппозицию. Потому что человек, на которого ежедневно наседают с предложениями «сотрудничества», угрожая в случае отказа всевозможными карами, с большой долей вероятности оставит политику. Если он и продолжит оппозиционную деятельность — он будет жить в постоянном стрессе и, самое главное, подозревать своих товарищей: «Ладно, я-то не поддался, а другие?»

Поэтому нужно отдавать себе отчет: каждый оппозиционный активист, а точнее — каждый гражданин, публично выражающий недовольство системой, может стать объектом вербовки. Вам могут предложить «поработать на Родину» вне зависимости от вашей сопричастности неким тайнам, вашего положения в оппозиционной иерархии или, пафосно выражаясь, «личного вклада в дело революции».

Разумеется, вербоваться ни в коем случае нельзя. Почему — это должно быть понятно без объяснений.

Во-первых, доносить на друзей, товарищей и даже на незнакомых людей, которые не сделали тебе ничего плохого, — это вообще-то нехорошо. В более суровые времена это было еще и вредно для здоровья. Как у Стругацких: «люди Ваги Колеса, изловив осведомителя, вспарывают ему живот и засыпают во внутренности перец, а пьяные солдаты засовывают осведомителя в мешок и топят в нужнике». Сейчас уличенного осведомителя ждет общественное порицание и в худшем случае несерьезный интеллигентский мордобой, но это, как вы понимаете, тоже неприятно…

Во-вторых, учитывая все вышеизложенное, статус «секретного сотрудника» не сулит никаких благ, а одни лишь неприятности. Бессмысленно рассчитывать на материальное или нематериальное вознаграждение. Никакие суммы из секретных фондов вам не перепадут — сотрудники «распилят» их между собой, потому что им нужнее, они жизнью рискуют, а стукач должен работать и за так. Куратору все равно, есть ли у его подведомственного какие-то проблемы с работой или учебой, и он не станет их решать, если таковые возникнут. Если сексота «повинтят» на митинге, он получит такой же штраф, что и остальные, потому что выгораживать его со стороны куратора было бы неразумно — это даст лишний повод для подозрений. В случае проблем более серьезных, чреватых уголовным делом, куратор тоже, скорее всего, не станет вмешиваться. Потому что для него стукач особой ценности не представляет. Мавр сделал свое дело — мавр может идти куда подальше.

Конечно, есть особо ценные сотрудники, есть «наседки» высокого полета, которые несут золотые яйца эксклюзивных сведений. Их берегут, их подкармливают, для них разрабатывают убедительные «легенды», их вытаскивают из разных сложных ситуаций. Существующие в разных странах программы защиты свидетелей включают в себя целый комплекс мероприятий, в отдельных случаях — даже пластические операции. Но в нашем случае речь идет о более простых комбинациях, в которых «агент спецслужб» после провала остается один на один со своей совестью и разгневанными бывшими друзьями.

В-третьих, если вы намереваетесь поддаться вербовке, чтобы сыграть в «оперативную игру» с карательными органами, и хотите закормить их дезинформацией, то, прежде чем идти на такой риск, подумайте дважды. Вам будут противостоять более умелые, организованные и технически оснащенные люди. И они очень не любят, когда с ними обходятся подобным образом.

Поэтому вербовки необходимо избегать. Несколько советов, что делать в подобных случаях, дал адвокат Николай Полозов.

«До этого вербовка была всегда: в царской России, и в советские годы, и сейчас. Дело Чагаева — первый задокументированный случай за последнее время, — говорит Полозов. — Что касается деятельности органов — безусловно, у них есть инструкции, предусматривающие взаимодействие с населением. Подробности их являются тайной и не разглашаются. Оперативная работа законом прямо не регулируется. Что касается активистов — им необходимо уходить от разного рода неформальных контактов, формализовать свое общение с правоохранительными органами и повышать свою правовую культуру».

Так, если человеку угрожают отправить его в армию, тогда как у него имеется законная отсрочка (на время учебы или работы, либо по семейным обстоятельствам), любые действия по его отправке на службу являются незаконными. Свою правоту можно доказать в суде, а любые попытки давления, применения «телефонного права» должны быть приданы максимальной огласке, рекомендует адвокат.

В последнее время неоднократно имели место случаи более жесткого шантажа: спецслужбисты подбрасывали оппозиционерам наркотики или боеприпасы, угрожали «повесить» на них тяжкие преступления. Для того чтобы обезопасить себя от подобного давления, нужно иметь на примете адвоката по уголовным делам, в котором можно быть уверенным. И, разумеется, еще раз повторим, «формализовать» все общение с правоохранительными органами.

 

Материал подготовили: Игорь Волков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости