На главную

Доллар = 75,85

Евро = 90,46

30 ноября 2020

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Что происходит в КС оппозиции. Возможны ли переговоры с властью. Дело Геннадия Гудкова

Дмитрий ГУДКОВ,

депутат Государственной думы, член КС оппозиции

У несистемной оппозиции есть союзники, близкие к «Телу»

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
У несистемной оппозиции есть союзники, близкие к «Телу» 28 ноября 2012
Дмитрий Гудков: «Мы хотим серьезных политических реформ, чтобы менялась Конституция, чтобы были досрочные парламентские выборы. Вопрос лишь в том, как мы достигнем этих целей. Вариант номер один — революция. Вариант номер два — переговорный процесс с теми, кто принимает сегодня решения. Лично мне кажется, что больше 60 процентов людей, которые выходили на акции протеста, настроены все-таки умеренно. Так что для того, чтобы добиться перемен, мы должны выставлять власти те условия, с которыми она — под давлением масс — готова будет согласиться».

Переговоры с властью: какие требования должна выдвинуть оппозиция?

ЛГ: Итак, переговоры. Это что такое? Давление? Или торг какой-то? Давайте с этого начнем. Как переговариваться?

ДГ: У нас есть определенная программа. Мы хотим, чтобы были досрочные выборы…

ЛГ: Вот я — власть, а вы — оппозиция. Давайте смоделируем ситуацию.

ДГ: Мы хотим, чтобы было принято новое избирательное законодательство, которое позволяет создать равные условия для конкуренции. Конечно, власть в этом абсолютно не заинтересована, потому что на любых честных выборах она проигрывает.

ЛГ: И как с ней договориться?

ДГ: Власть должна почувствовать угрозу. Принуждать ее можно только силой. Но применять силу не значит забрасывать бутылками с зажигательной смесью. Власть понимает: если на улице стоит 100 тысяч, 200 тысяч человек, то проблемы очень серьезные.

Сегодня можно никак не реагировать на этих людей. Но ведь понятно, что завтра будет экономический кризис, послезавтра еще раз вырастут тарифы, дальше придет какая-нибудь очередная волна кризиса из Европы. То есть все, что можно сейчас спрогнозировать, приведет к ослаблению позиций власти.

Если она сегодня не услышит свой собственный народ, если не прислушается к оппозиции и не выполнит хотя бы часть требований, то последствия для нее могут быть самые печальные. Причем мы же понимаем, что очень многие люди во власти держат свои капиталы за рубежом. И если что-то произойдет — не по сценарию самой власти, — то эти капиталы она потеряет.

Поэтому люди, которые сегодня находятся во власти (я не имею в виду команду Путина — пять-шесть человек), понимают все угрозы. Они видят, что в Америке уже принят «Список Магнитского». Точно такая же ситуация будет и в Европе.

Протест растет — вне зависимости от того, сколько людей выходит на улицу. Ведь проблемы-то не решаются.

ЛГ: Смотрите, я — власть. Я реагирую. Я начинаю борьбу с коррупцией. Начинаем перетряхивать вооруженные силы. То есть показываю народу, что вот — я начинаю борьбу. Это каким-то образом влияет на договоренность?

ДГ: Во-первых, я не вижу никакой борьбы с коррупцией. В случае с Анатолием Сердюковым это всего лишь результат каких-то внутриклановых разборок.

ЛГ: Это вы знаете. А человек, который смотрит телевизор…

ДГ: Человек, который смотрит телевизор, скоро узнает, что Сердюкова не посадили. Посадят, скорее всего, бедных женщин, которых сделают крайними.

ЛГ: Ну, не бедных, конечно. Но крайних.

ДГ: Словом, посмотрим, кого посадят. Кроме Сердюкова есть огромное количество министров, виновников, к которым можно применить точно такие же меры. И если это системная работа, что ж, прекрасно. Значит, мы можем хоть частично праздновать успех, потому что большинство людей, которые участвуют сегодня в организации протестных акций, очень хотят, чтобы была системная борьба с коррупцией.

ЛГ: Я это к чему? Вот власть немножко ваш опыт себе возьмет и перехватит инициативу. Начнет по-настоящему бороться с коррупцией.

ДГ: Невозможно. Потому что надо с себя начинать.

ЛГ: Ну, давайте с «золотыми кренделями» поборемся для начала. Вы даете «кренделя»…

ДГ: Вот вам, пожалуйста, история с «кренделями». Я опубликовал документы о том, что семь депутатов Госдумы являются генеральными директорами предприятий. Геннадия Гудкова обвинили в том, что он подписал какой-то там протокол о назначении генерального директора — даже о переназначении (я даже доказал потом, что этого собрания акционеров не было). А здесь идет четкое нарушение закона: нельзя совмещать должность депутата с должностью генерального директора.

Более того, выписки, которые мы получили из Единого государственного реестра юридических лиц, имеют синие печати Федеральной налоговой службы. То есть это штампы государственных органов власти, которые говорят нам о том, что депутаты занимаются коммерческой деятельностью. Какие решения были приняты?

ЛГ: Какие?

ДГ: Назначить козлом отпущения депутата Кнышева (бывшего депутата). После чего, когда он потерял свой депутатский мандат, его компании дали победить в тендере на строительство дороги. Сумма тендера — 7,5 млрд рублей. То есть никакой борьбы нет.

Но это не значит, что кампания по «золотым кренделям» была неправильной или напрасной. Мы же формируем общественное мнение. Мы хотим показать людям двойные стандарты «Единой России». Мы объяснили людям, кто на самом деле владеет капиталами в Государственной думе, кто владеет акциями крупных компаний.

ЛГ: Вы думаете, это подействовало на граждан? Есть какая-то реакция?

ДГ: Конечно, есть реакция. Более того, нам сейчас удалось сформировать команду — около 30 человек. Это люди, проживающие не только в России, но и за рубежом. Поэтому следующая кампания будет еще более жесткой для «Единой России».

Вместо «золотых кренделей» будет другая кампания, которая расскажет о капиталах, акциях, недвижимости депутатов и чиновников за рубежом. Причем будут названы те активы и те объекты недвижимости, которые не указаны в декларации.

Они пытаются обвинить нас в том, что мы якобы действуем в интересах Запада, что мы какие-то там иностранные агенты…

ЛГ: Это такая защита.

ДГ: Конечно. А мы покажем, кто на самом деле иностранные агенты Запада. Кто реально работает на экономику других стран, вместо того чтобы работать на свою экономику. Кто это? Единороссы. В огромном количестве. Скоро мы эти документы будем публиковать.

ЛГ: Дмитрий, какая цель у «золотых кренделей» и всего этого расследования? Кого-то посадить, наказать или как?

ДГ: Я не такой кровожадный, как многие другие. Политика — это формирование общественного мнения. Если нам удастся доказать и объяснить миллионам наших граждан, что на самом деле жулики и воры находятся сегодня во власти, иностранные агенты находятся во власти, то на следующих выборах никакой Чуров со своими технологиями не сможет обеспечить им победу.

ЛГ: Ну хорошо, рассказали вы про эти бешеные деньги (для народа тем более бешеные). И что дальше? Где посадки?

ДГ: За посадками — это не ко мне. Я не генеральный прокурор. Вы хотите, чтобы этих людей посадили? Объясняю: уважаемый народ, давайте мы придем в следующий раз на выборы и переизберем этих жуликов и воров.

ЛГ: И пускай они идут подальше со своими крендельками?

ДГ: А на их место придут другие люди, вот с такой-то и такой-то программой. Поэтому наша задача — доказать тем, кто еще сомневается, что не надо сомневаться. Надо участвовать в политике. Пока большинство граждан России не захочет этих перемен, пока оно не поверит в возможность этих перемен, мы ничего не сможем изменить.

ЛГ: Конечно.

ДГ: К сожалению, это факт, что почти 50 процентов за Путина проголосовали. Конечно, там не было никаких 66 процентов, но почти 50 было. А это значит, что каждый второй житель России считает, что Путину нет альтернативы, что этой политике нет никакой альтернативы, а это совершенно неверно.

Нам нужно убедить этих людей в том, что можно жить лучше. Что есть нормальные политики — в том числе молодые политики. А все обвинения в связях с Западом — чушь и вранье, которое придумано для того, чтобы скомпрометировать лидеров протеста.

ЛГ: Хорошо. Давайте мы вторую часть на этом закончим, а в третьей части поговорим о том, как сейчас обстоят дела с обвинениями в адрес Геннадия Владимировича Гудкова. Мы немножко затронули эту тему, а теперь поговорим обо всем поподробнее.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости