На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Алехина столкнулась с жесточайшими нравами женских колоний, которые страшнее мужских

Комментирует Лев Пономарев,

исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»

Алехину отправили в одиночное плавание

Что нужно прежде всего понять в истории с переводом Марии Алехиной в одиночную камеру? То, что женские колонии сочетают в себе худшие черты «черных» и «красных» мужских зон.
Алехину отправили в одиночное плавание 23 ноября 2012
Осужденная участница «панк-молебна» Мария Алехина переведена в одиночную камеру ШИЗО. Как утверждает ФСИН, сделано это по просьбе самой Алехиной, заявившей, что со стороны сокамерниц в ее адрес поступают угрозы. Руководство тюремного ведомства обещает провести по жалобе Алехиной необходимую проверку.

 

Политическому заключенному в тюрьме всегда вдвойне тяжело. Он сталкивается не только с лишением свободы, тяжелым тюремным бытом и прочими бедами, с которыми сталкиваются и другие арестанты. «Политический» зачастую выглядит «белой вороной» среди остальных заключенных, мотивация его действий на воле, приведшая за решетку, — за гранью понимания обычных уголовников. Вместе с тем со временем, когда сокамерники видят постоянную поддержку, оказываемую «политическому» товарищами с воли (продуктовые передачи, письма, визиты адвоката), к нему и его делу растет уважение. Уголовники — зачастую брошенные всеми дружками и семьей, — приходят к выводу, что раз политзека «греют» с воли, значит, его дело  стоящее».

Мужские исправительные учреждения, как известно, делятся на «черные» и «красные». «Черные» — это те, где контроль над внутренней жизнью арестантов осуществляет преступный мир, «красные» — где всем заправляет администрация. Можно спорить о том, какая зона — «черная» или «красная» — предпочтительней для политзаключенного, где ему проще пережить срок уголовного наказания. Свои плюсы и минусы есть в обоих случаях. Но несомненно то, что женские колонии сочетают в себе худшие черты «красных» и «черных» лагерей.

От «красных» лагерей там имеется административное давление ФСИН, жесткая, до маразма, регламентация всех аспектов жизни заключенного, муштра и формализм во всем. И, конечно же, тотальное доносительство осужденных друг на друга, раболепие перед начальством и отсутствие взаимовыручки.

От «черных» лагерей — готовность женщин-заключенных к конфликтам по любому вопросу, правда, без характерного для мужских «черных» лагерей арбитража в лице «авторитетов».

Таким образом, в том, что, оказавшись в колонии, Мария Алехина не нашла общего языка с кем-то из других арестанток и конфликт зашел далеко, нет ничего удивительного. Как ни крути, городская девушка-интеллектуалка может иметь серьезные мировоззренческие расхождения с основным контингентом тюрем и колоний — воровками, наркоторговками и бытовыми убийцами. Даже мужчины-нацболы в СИЗО и колониях часто имели проблемы с сокамерниками — притом что мужчины в заключении куда более сдержанны, чем женщины.

Не стоит забывать и о том, что администрация зачастую провоцирует конфликты так называемых «вип-сидельцев» с основной арестантской массой с целью ограничить влияние «политических» на других зэка и иметь возможность максимально изолировать «политических». Разумеется, допустить, чтобы «вип-заключенному» был причинен реальный вред, администрация не может, да это и не является ее задачей.

В пользу версии о провокационном поведении администрации колонии говорит информация из «Твиттера» гражданского активиста, мужа другой девушки из Pussy Riot Надежды Толоконниковой, Петра Верзилова.

«У Маши в ИК-28 произошел странный якобы конфликт, мирный, но очень похожий на тест со стороны администрации ИК-28… Несколько осужденных женщин предложили Маше немедленно и беспричинно объявить голодовку, а в ответ на ее недоумение стали агрессивно вести… Чтобы не допустить развития конфликта, лагерное начальство решило перевести Машу в отдельную камеру… На данный момент все мирно, Маша окей, администрация лагеря ведет себя нормально — но все похоже на тест Маши со стороны начальства», — пишет Верзилов.

Действительно, предложение начать голодовку в женской колонии — из ряда вон выходящая штука и похожа на попытку искусственного создания конфликта.

Комментирует Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»

Относительно того, насколько вообще сильно давление на политзаключенных в местах лишения свободы, я сказать не могу. Но конкретно к сложившейся с Марией Алехиной ситуации нужно относиться очень внимательно, адвокатам — регулярно ее навещать, как и членам местной Общественной наблюдательной комиссии. Там ОНК очень хорошая.

Я еще сегодня был в Екатеринбурге на совещании, где присутствовал как раз и председатель пермской ОНК, который выступал там с докладом. От новостей был отрезан, не слышал о сложившейся ситуации. Буду ему теперь звонить, обращу внимание на необходимость контроля за проблемой Алехиной. ОНК там влиятельная, имеет хорошие отношения с местным ГУ ФСИН России по региону.

На свободе есть достаточно сумасшедших, готовых якобы «за оскорбление чувств верующих» применить к девушкам физическое насилие. Встречаются такие и в колониях. Так что, даже если конфликт пока не слишком серьезный, дело нельзя пускать на самотек. Хотя и здесь, вне тюремных стен, насилия хватает, но за решеткой оно еще более распространено и очень часто является нормой.

У руководства колонии есть механизмы, с помощью которых можно было бы оградить Алехину от нанесения ей физического вреда другими осужденными, но стопроцентной гарантии здесь никто дать не может. Осужденные живут все вместе, и одиночная камера, изоляция девушки от остальных, может оказаться в данной ситуации полезна, но и здесь могут быть свои сложности.

Вообще, мы занимаемся разбором случаев насилия в местах лишения свободы, а из женских колоний жалобы по этому поводу к нам поступают относительно редко. Поэтому можно сказать, что там ситуация намного лучше, чем в аналогичных учреждениях для мужчин. Насилию подвергаются просто заключенные, отстаивающие свое достоинство, не позволяющие себя унижать, пишущие жалобы. Чаще всего применяют к ним насилие «активисты», которые третируют таких независимых по заданию администрации.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости