На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Свобода прессы в Москве и в регионах — две большие разницы

Комментируют Виталий Дымарский, Оксана Труфанова

В атаку на прессу с криками Ura.Ru

Федеральные СМИ постоянно твердят о покушении Кремля на свободу слова, иллюстрируя это примерами — конечно, неприятными, но не зубодробительными. В регионах же ситуация с прессой кардинально иная: там с независимыми СМИ поступают несравнимо жестче.
В атаку на прессу с криками Ura.Ru 2 октября 2012
Последние лет десять ни дня не обходится без причитаний федеральной прессы: «Свободе слова угрожают! Цензура!» Но кроме увольнений главных редакторов или отдельных журналистов, а также конфликтов некоторых изданий с высокопоставленными чиновниками, что-то по-настоящему страшное вспомнить трудно. Особняком стоят убийство Анны Политковской, избиения Олега Кашина и главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова. Но это все-таки исключения из правила. В региональной же журналистике ситуация принципиально иная. Малочисленные независимые издания подвергаются там такому давлению — физическому, материальному и моральному, — что по сравнению с ним московские чуть подкрученные гаечки кажутся детской шалостью.

 

Выдержка из открытого письма главного редактора газеты «Перекресток» (город Белая Калитва, Ростовская область) Светланы Алиповой после увольнения: «Это был не первый наезд на газету, журналисты в редакции даже вели «хронику беззакония», как назвали перечень претензий главы района А.П.Овчарова к газете: то почему поздравление главы стоит не на первой полосе, то его фото не понравилось, то как могли озвучит в материале с районного собрания депутатов, что администрация района не освоила 100 млн рублей и их вернули в областной бюджет; то зачем написали, что на новом предприятии «Глория Джинс» нет вентиляции и отопления, и так далее… Причину моего увольнения позже назвал членам Ростовского областного правления Союза журналистов России один из заместителей главы района: «Дело не статьях и не в проверке, а в личной неприязни главы к редактору».

На вопрос о том, есть ли в нашей стране свободная пресса, невозможно ответить однозначно. Независимых СМИ нет нигде — финансирование еще никто не отменял. Но свобода печати — понятие отнюдь не эфемерное даже в путинской России.

В Москве средств массовой информации настолько много и они столь разнообразны, что проблема отношения к редакционной политике для журналиста решается достаточно просто: если она тебя не устраивает, ищи другое место. И, если ты профессионал, работу обязательно найдешь.

А вот в провинции борьба за свободу слова и честную работу представителей прессы идет не на жизнь, а на смерть. И причин этому несколько.

Во-первых, крайне ограниченное количество изданий. Уволят тебя за непонравившуюся чиновнику статью, и все — ты безработный без шансов на трудоустройство. «Черные списки» Кремля в жизни столичных «писак» по большому счету ничего не меняют — ну не пустят тебя на пресс-конференцию Владимира Владимировича, и что с того? А вот «черные списки» журналистов в регионах — это невозможность заниматься своим делом, это искалеченные судьбы. Такова реальность нашей провинции.

За неугодных правдолюбов пытается заступаться Союз журналистов, но ситуация от этого не меняется: в глубинке за мнение, отличное от мнения власти, люди платят несоизмеримо больше, чем в Москве.

Зависимость прессы от бюрократии — вторая проблема замкадной России. Официально почти во всех крупных региональных СМИ есть доля акций государства в лице местных органов власти. Лучшего рычага давления и не придумаешь.

Что же касается частных изданий, то и на них всегда есть управа. Губернатор в любом субъекте РФ — бог и царь. В его силах создать невыносимые условия борцам за свободу слова. Самыми разными методами — припугнуть инвесторов и тем самым перекрыть каналы финансирования, измотать бюрократической возней, лишить помещения… Вариантов много. Ну а к тем, кто совсем не понимает «тонких намеков», всегда можно послать ОМОН.

Скажем, то, что сейчас происходит с единственным оппозиционным ресурсом Урала Ura.Ru, когда его главного редактора — она же и владелица сайта — обвиняют в хищении денег у самой себя, иначе как беспределом не назовешь. Обыски в офисе портала, а также в доме Оксаны Пановой, задержание бухгалтера, возбуждение уголовного дела — вот цена критики екатеринбургских властей.

Вместе с тем Ura.Ru — это крупный региональный сайт, о его проблемах сразу узнали и заговорили в Москве. А сколько безвестных районных и областных редакторов могут рассказать, как за минимальную негативную оценку деятельности чиновников их в лучшем случае выдавливали с работы.

Вот и получается, что в России существуют две совершенно разных прессы. Одна — сытая, встающая на дыбы от одной мысли о каких-либо ограничениях. И вторая — вечно стоящая перед дилеммой: делать свое дело и писать правду, но недолго и с массой проблем, или забыть о целях своей профессии, но сохранить работу и нормальную жизнь.

И пока первые не слишком обращают внимание на вторых, россияне так и будут считать журналистику «второй древнейшей».

Виталий Дымарский, журналист (Москва)

Со свободой слова у нас в стране плохо. Знают об этом не только жители России, но и весь мир. Мы, журналисты, работающие в центральных СМИ в Москве, жалуемся на недостаток свободы, а уж о региональных-то и говорить не приходится. Там ситуация в разы хуже.

Работники пера в провинции намного ближе к власти и больше от нее зависят, в том числе и финансово. В регионах вообще у СМИ рекламные бюджеты небольшие. Приходится работать с не самым крупным местным бизнесом или сотрудничать с госорганами, которые используют административный ресурс на полную катушку.

Любые попытки средств массовой информации стать свободным, независимыми, начать критиковать местные власти сразу наталкиваются на такого рода меры, которые предпринимаются сегодня в отношении Ura.Ru. Ситуация эта скандальная, но, к сожалению, не исключительная, не первая и не последняя.

Власти в провинции используют любые методы давления на оппозиционные СМИ. От административно-финансового до просто агрессивно-физического. Чтобы сам человек воздерживался от критики руководства.

Есть, конечно, и исключения. К примеру, в Кировской области, где пост губернатора занимает Никита Белых, ситуация с независимыми СМИ получше. Когда Ханты-Мансийским округом руководил Александр Филипенко, было неплохо журналистам и там. Телерадиокомпания «Югра» чувствовала себя достаточно свободно. В Томске сейчас более-менее нормально.

Оксана Труфанова, журналист, правозащитник (Челябинск)

Ситуация с прессой в уральском регионе очень напряженная. Тот же Ura.Ru, вокруг которого сегодня разгорелся скандал, выглядит неоднозначно. Так, его челябинское отделение договорилось с губернатором и работает по его указке. Многие участники нашего журналистского сообщества так считают. Бралось отделение и за, как нам кажется, заказные материалы, касающиеся выборов глав муниципалитетов. Одних кандидатов «мочили», других «вытягивали».

Екатеринбургское же отделение Ura.Ru, подвергающееся в настоящее время гонениям, отказалось освещать судебный процесс над полковником Хабаровым, связанным с Квачковым. Не работали в здании суда и местные телевизионщики с НТВ, несмотря на многочисленные просьбы, в том числе и родственников Хабарова. Журналисты прямо заявили, что боятся реакции руководства области.

В Челябинске на условно запретные, но очень актуальные темы — национализм, межэтнические отношения, пенитенциарная система — СМИ не говорят. В прошлом году главный портал области 74.Ru сделал интервью с известным московским правозащитником, специализирующимся на защите националистов. Его срочно убрали из тех же опасений проблем с властями.

Тогда же журналист из Златоуста Челябинской области, критиковавший политику губернатора и «Единой России», провел четыре с половиной месяца в СИЗО по обвинению в разжигании розни между различными социальными группами. Впоследствии его оправдали.

Сейчас же еще одного оппозиционного журналиста Андрея Корецкого обвиняют в вымогательстве у главы района Челябинской области. И ни один коллега Андрея на процесс не ходит, не освещает его ход. Все боятся оказаться завтра на том же месте. Это ярко иллюстрирует ту ситуацию, которая сложилась сегодня в региональных СМИ.

Так что если уж взялись за Ura.Ru, умевшего как-то с властями договариваться, то что уж говорить о других. Независимой прессы просто нет сегодня, почти все запуганы.

Но отдельные оппозиционеры-журналисты все же остались. В Челябинской области даже есть свой «черный список» работников пера. Эти люди не могут устроиться ни в одно СМИ по трудовой книжке. Редактора крупных газет и порталов не берут их на работу из-за их принципиальной позиции.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости