На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Стоит ли оппозиционным ресурсам бояться «черных списков»?

Комментируют Людмила Алексеева, Людмила Телень, Сергей Иванов, Николай Коломейцев

Черным по белому

Принятие закона о «черном списке» сайтов прошло в Думе на удивление легко. Критики документа, утверждавшие, что он вводит цензуру в Сети, надеялись на оппозицию, однако та поддержала инициативу «ЕР». И, наверное, у нее на это есть основания.
Черным по белому 12 июля 2012
Первоначальный вариант законопроекта вызвал шквал протестов в Рунете. «Википедия» даже объявила однодневную забастовку против, как считают администраторы ресурса, инициированного «Единой Россией» введения фактической цензуры в Интернете, сравнимой с «великим китайским файерволом». Такой же оценки документ удостоился и от «ВКонтакте», «Яндекса» и LiveJournal. Кроме того, его чуточку покритиковал новый глава Минкомсвязи. Столь ожесточенные споры разгорелись даже не из-за самого «черного списка», а по поводу того, что власти могли получить право закрывать в досудебном порядке, по сути, любые сайты, признанные вредными для детей, — не только содержащие, к примеру, детскую порнографию, но и которые чиновники сочтут экстремистскими. А это отрывало широчайшие возможности для злоупотреблений. Неудивительно, что все ожидали бурной дискуссии по законопроекту на пленарном заседании Госдумы. Считалось, что оппозиция обязательно встанет на защиту свободы Рунета.

Однако дискуссии как таковой не было. Закон во втором и третьем чтениях поддержали все думские фракции, проявив редкое единодушие. Все дело в том, что накануне вечером в документ были внесены поправки, уточняющие возможные причины досудебного закрытия сайта, а также дающие правительству возможность дополнительно доработать законопроект.

Парламентская оппозиция заявляет, что теперь принятый закон направлен исключительно против вредоносного контента и никакой угрозу свободе Рунета не несет. Правда, противники документа этому не верят.

Дадим высказаться и тем, и другим.

Людмила Алексеева, правозащитник, председатель Московской Хельсинкской группы

Документ даже после всех правок опасен.

Конечно, со стороны властей и «Единой России» это попытка введения цензуры в Сети.

Разумеется, в «черный список» попадут неугодные сайты. Прежде всего, оппозиционно настроенные по отношению к действующему руководству страны.

Причем провайдеры, опасаясь неприятностей, могут сильно перестраховываться и, заранее предугадывая недовольство властей, «вычеркивать», «вычищать» сомнительные, с их точки зрения, ресурсы.

Людмила Телень, главный редактор сайта «Радио Свобода»

Я бы не стала даже отдельно говорить об этом законе, поскольку он стал очередным шагом в целом ряду законодательных инициатив, которые резко сужают пространство для существования демократических средств массовой информации и для построения гражданского общества. Именно в этом ряду я бы рассматривала и закон об НКО и «иностранных агентах», и тот закон, о котором мы говорим, и еще целый ряд других законодательных инициатив. И не только действия законодательной власти, но и правоохранительной системы, исполнительных органов вплоть до решения прокуратуры проверить церемонию «Серебряная калоша» на экстремизм.

То есть мы, совершенно очевидно, имеем дело с ужесточением политического режима на фоне нарастания гражданских протестов. Это очень опасная ситуация, потому что если власть думает, что таким образом напугает гражданское общество и заставит его сдать назад, то это абсолютно ошибочные суждения. Более того, это опасная иллюзия, потому что чем больше гражданское общество давить, тем более радикальные настроения будут появляться.

Это никого не радует. И меня как человека, не склонного радоваться революционным действиям, данная ситуация очень огорчает, потому что речь идет о радикализации гражданского движения. Ничего хорошего из этого не получится.

Хотя у власти есть реальные рычаги для того, чтобы ситуацию каким-то образом стабилизировать. Но она этого делать не хочет.

Идея ограничить детей от вредоносной информации, безусловно, правильная. Но реализовать ее можно другими способами. Я вообще не верю в то, что такого рода законы могут дать положительный эффект. Удержать детей от использования Интернета могут родители, которые просто блокируют плохие сайты на собственных компьютерах. Я имею в виду порнографические сайты. Есть специальные программы, и ничего больше не надо.

Сергей Иванов, депутат Государственной думы, ЛДПР

Существует такой принцип, что пусть на свободу выйдут десять виноватых, чем пострадает один невиновный.

Что касается данного законопроекта, то, разумеется, никто не выступает за то, чтобы дети «шарились» по порносайтам или получали доступ к другому подобному содержанию.

Но, допустим, у вашего издания есть комментарии. Человек оставил комментарий и снабдил его ссылкой. Вы что, будете каждую ссылку проверять? А по этой ссылке можно оказаться на вредном ресурсе. Получается, очень легко неугодное издание подставить.

Поэтому тема регулирования Интернета, по моему мнению, бессмысленна. Сеть нельзя регулировать. Это очень сложно, практически невозможно сделать. Там миллиарды сообщений, которые проконтролировать крайне трудно. А вот подкинуть такую информацию вполне возможно. Я зашел к вам на сайт, оставил комментарий, и все. Потом вы попали в этот «черный список». Вас это устроит?

Так что, с одной стороны, цель закона благородная и поддерживается. Но метод исполнения, мне кажется, не выдерживает критики.

Николай Коломейцев, депутат Государственной думы, КПРФ

Говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Но не в данном случае — в принятом законе технология борьбы с вредным контентом четко прописана.

Требования такие, что сначала выдается предписание, чтобы вы убрали незаконную информацию. Сутки даются. Убрали — никаких вопросов нет. Если не убрали, все дела решаются через суд. Никаких супердраконовских мер нет.

У нас проблема, зачастую, не в наличии или отсутствии законов, а в правоприменении. Просто законы имеют двойное трактование. Если верить экспертам, с которыми я общался, то данная редакция не содержит ничего в этом смысле опасного.

Мы против развращения наших детей. Принятый закон против этого и направлен. И не факт, что те, кто критикует документ, сами не имеют запрещенной информации. У каждого явления есть две стороны.

 

Материал подготовили: Елена Николаева, Александр Газов

Комментарии
tatra
А я вот за цензуру! Хватит кому-то писать всё, что взбредет в голову, а кому-то другому читать всякий бред «с умным видом», «факты» взятые с потолка, часто не соответствующие действительности. Почему цензоры в литературе есть, в педагогике- есть, в кинематографе — есть, во многих сферах есть и должны быть, а в Интернете нет? Наше общество не настолько идеально, чтобы выражать в сети все свои «мысли и чувства». Почему-то на работе, в гостях мы ведем себя достойно, уважительно по отношении. к другим, а в интернете, вдруг «расслабляемся» и показываем себя, зачастую, не с лучшей стороны, зная, что никакого контроля нет, говори всё, что заблагорассудится. Такого не должно быть, пока наш народ не поднимется в своем сознании, нравственности и человеколюбии.
tatra
Почему столь очевидные вещи требуют целесообразности их доказательства? Ведь существуют определенные критерии, к примеру, поведения в общественных местах, правила этикета на различных мероприятиях. Мы же не говорим всё подряд что думаем незнакомому человеку. Во всём существует определенный «этикет», «рамки приличия». А Интернет — это такое же «общественное место», только виртуальное. И здесь часто можно «встретить» не совсем адекватных, а порой и вовсе не здоровых людей, которые видят мир «со своей колокольни», имея несколько искаженное мировозрение. и считающих свое мнение единственно верным, не считаясь с другими. И отстаивая свою точку зрения, такие люди часто переходят на личности, оскорбляя, и даже открыто угрожая своему «оппоненту». И возможность так высказываться у них «в свободном доступе». Помимо возможности свободы высказывания надо иметь еще и чувство меры и какого-то элементарного приличия. А этого некоторым любителям виртуального общения как раз и не хватает. Определенная цензура должна быть, безусловно.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости