На главную

Доллар = 74,15

Евро = 87,22

4 августа 2020

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Вторая волна политического протеста. Столкновения 6 мая — провокация властей? Бойкот оппозицией НТВ

Дмитрий ГУДКОВ,

депутат Государственной думы РФ

Протест не может сдуться: в МВД и судах продолжают брать взятки, а выборы нечестные

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель «Особой буквы» Роман Попков
Протест не может сдуться: в МВД и судах продолжают брать взятки, а выборы нечестные 16 мая 2012
Владимир Путин напоминает мне богатыря, который стоит у камня, а там надпись: налево пойдешь — коня потеряешь, направо — голову. Перепрыгнуть невозможно. Вот он стоит и думает: что же делать, и есть ли какой-то третий путь? Третьего пути нет. Потерять коня — это пойти на уступки и провести политические реформы. Если нет, то остается понятно что — арабский сценарий. Другого просто не дано. Это законы жанра, законы жизни, законы политики.

Столкновения 6 мая — провокация властей

РП: 6 мая были столкновения на подступах к этому мосту — Малый или Большой Каменный, как он там называется? Есть две ключевые оценки. Согласно одной, имели место обоюдные провокации — как со стороны демонстрантов, так и со стороны спецназа, полиции. Но есть и другая. Допустим, Илья Пономарев пишет у себя в «Живом Журнале»: «Послушайте, когда вашу девушку насилуют, вы что, будете писать в газету и привлекать внимание общественности, или все-таки в морду насильнику дадите? Сейчас, между прочим, насилуют целую страну».

Лично я, в принципе, с ним согласен. И многие согласны, поверьте. Многие считают: ну да, ОМОН помахал дубинкой, ну так и получил в ответ — и поделом. И все-таки: то, что было со стороны демонстрантов, — это стихийный ответ, взрыв народного возмущения или и в самом деле были внедрены какие-то провокаторы, которые и накалили ситуацию?

ДГ: Начну с самого главного. Все лидеры оппозиции, в том числе и я, пришли с женами. И шли мы в первых рядах. Если бы мы планировали силовые столкновения, уж конечно, поступили бы как-то по-другому. Поэтому никаких прорывов мы не планировали.

Второе. Я и Геннадий Гудков — мы вели переговоры с полицией и с представителями мэрии — о том, чтобы то оцепление, тот кордон, который встречал нас сразу у кинотеатра «Ударник», отодвинули хотя бы на десять метров в сторону Каменного моста и пустили людей в сквер. Чтобы открыли нам коридор, потому что пройти в этот тоненький ручеек было невозможно. Удальцов, Навальный, Яшин — все ждали результатов переговоров. Они сидели на асфальте и ждали, пока мы придем и расскажем, о чем удалось договориться.

Переговоры шли долго и сложно. Тем не менее мы практически договорились. И в этот момент, когда я уже шел к своим коллегам по оппозиции, начался прорыв. Причем я видел — я был с другой стороны и видел четко: люди в масках вплотную подошли к тому месту, где сидели лидеры оппозиции, и начали прорыв. Люди в масках, которые никакого отношения к организаторам не имели. Далее, когда каша эта уже началась и договориться было практически невозможно, я видел, как люди в капюшонах — чтобы невозможно было их идентифицировать — выбегали из толпы, кидали какие-то булыжники в омоновцев и убегали назад.

В итоге мирные люди, стоявшие в первых рядах, получали дубинками по голове — все из-за этих провокаторов. Очень многие видели ребят крепкого телосложения, которых кто-то инструктировал. Кто-то узнал в этих инструкторах представителей управления «Э». А происходило все рядом с кафе «Шоколадница» на Якиманке. Совершенно очевидно, что это были провокаторы, которые сделали все для того, чтобы столкновения начались. Видимо, сделано это было с расчетом на то, что люди испугаются и не пойдут больше ни на какие марши. Однако они добились результата с точностью до наоборот, так как люди нисколько не испугались, а были возмущены действиями ОМОНа.

Если поначалу ОМОН начал просто давить в сторону толпы, то потом я видел, как они избивали женщин, избивали пожилых людей. Вот тут были кадры, как беременную женщину омоновец ударил ногой. Сейчас, правда, обсуждают, вроде не женщина это была, но не важно: человека тащили по земле, а омоновец ударил ногой. Есть эти кадры. И таких кадров было много. Потом появилась бутылка с зажигательной смесью, которую бросили в одного пенсионера. Он загорелся, но его потушили. И у меня вопрос. Там была масса рамок…

РП: На Калужской площади стояли рамки.

ДГ: Там двойные, тройные были рамки. То есть никто не смог бы пронести туда ни бутылки стеклянные, ни какие-то ножи, которыми якобы пырнули этих омоновцев. Значит, была какая-то группа провокаторов, которая каким-то образом туда проникла, минуя все эти кордоны. Вопрос: если там было столько омоновцев, если столько сотрудников полиции обеспечивало безопасность, то как эти люди могли там появиться? Конечно, когда омоновцы уже действовали жестко и грубо, нашлась группа людей радикально настроенных, которые стали просто отвечать. Но, опять-таки, провокация была со стороны этих непонятных личностей.

РП: Которые даже не связаны с радикальными группами?

ДГ: Нет. Я видел, к примеру, националистов, которые просто стояли и сдерживали натиск. Они даже не участвовали в потасовках. Я могу сказать, что на всех предыдущих митингах именно националисты были самыми дисциплинированными участниками акций. Более того, они помогали обеспечивать безопасность. Если где-то там появлялся провокатор, сами же националисты осаживали его.

Поэтому никто не был заинтересован в таком развитии событий. Более того, никто не ожидал такого количества людей. Когда у тебя миллион человек за спиной или полмиллиона, ты уже можешь думать о каких-то радикальных действиях. Сам я этого не поддерживаю, но, когда у тебя за спиной такое гигантское преимущество, подобные мысли вполне могут прийти в голову.

А мы действительно не ожидали такого количества народа. Думали, ну 10, 20, максимум 30 тысяч придет. Так этого абсолютно недостаточно для каких-то попыток прорыва или конфронтации с полицией. Поэтому надо думать, что это за провокаторы, почему омоновцы так действовали, почему сотрудники полиции не смогли защитить участников митинга от провокаторов, которые появились там не просто так, а со стеклянными бутылками, с зажигательной смесью. Как они туда прошли?

РП: Понятно. Вот, на ваш взгляд, каковы перспективы уголовного дела? Сейчас в лентах появилась информация: Маркин заявил, что есть уголовное дело против сотрудника полиции, который бил эту девушку. Он пока еще не установлен, но дело заведено — по факту превышения полномочий. Наверняка же этим не ограничится. Уже сейчас допрашивают Навального и Удальцова. И наверняка будут какие-то репрессивные меры против оппозиции по обвинению в нападении на сотрудников полиции. Что можно сделать в этой связи? Май заканчивается. В июне могут запросто пройтись по квартирам с профарестами. Причем ударят по среднему звену оппозиционному, не по VIPам. И что тут можно сделать?

ДГ: Я бы так сказал. Я считаю, что вся наша политическая система, находящаяся ныне в кризисе, — это такой большой дурдом. Все, что происходит сейчас в Москве, это пожар в дурдоме. Если вы хотите его потушить, не надо туда плескать керосин. Если власть будет арестовывать лидеров оппозиции, если посадят Навального с Удальцовым, не знаю там, по 212 статье (дадут им до двух лет), то на улицы выйдет гораздо больше людей. То есть, лопнет уже терпение у граждан, потому что все видели кадры, как задерживали Навального. Я лично был на Баррикадной, и сам это видел.

РП: И я был на Баррикадной.

ДГ: Он шел навстречу к омоновцам, аплодировал им и никакого сопротивления не оказывал. А я там бегал по сотрудникам полиции; требовал, чтобы людей освободили.

РП: Это 9 утром было?

ДГ: 9 утром, в шесть утра. Мы поздравляли всех с Днем победы. Ксения Собчак часом раньше рассказывала стихи, кто-то играл на гитаре. Не было ни лозунгов, ни скандирования, ни транспарантов, ни флагов — ничего не было. Мирное собрание людей, которое я назвал встречей с депутатом и предупредил сотрудников полиции, чтобы никого не задерживали. В итоге всех задержали. Мало того, что это превышение полномочий: вдобавок, человеку, который никакого сопротивления не оказывал, шьют уголовные статьи. Когда такое решение вступит в силу, то все нормальные, приличные люди поймут, что жить в такой стране — в таком полицейском государстве — становится опасно. Поэтому нужно всем сейчас выйти — миллиону человек, — окружить этот Кремль и сказать: жулики и воры, пять минут на сборы. Понимаете? Вот к чему приведут такие действия.

А что касается наказания омоновцу, который бил беременную женщину, я уверен: стопроцентно накажут, потому что там уже уголовное дело завели. Что касается полковника Евтюхова… Я сделал сегодня два депутатских запроса по поводу его незаконных команд, приведших к незаконным задержаниям, а также по поводу расследования журналиста New Times, который утверждает, что Евтюхов и его батальон ОМОНа занимается рейдерским захватом предприятий, обслуживает дома на Рублевке, сотрудничает с каким-то вором в законе.

Есть статья, в которой журналист утверждает, что даже сами омоновцы отказываются там работать, потому что не хотят участвовать в этих преступных действиях. Там указываются расценки; там много информации, и я напишу сегодня генеральному прокурору, чтобы он этого Евтюхова проверил.

Как такие люди работают в полиции? Полковник отказался общаться с депутатами Госдумы. Человек настолько нагло себя ведет, ставит себя выше закона и выше всех остальных… Я считаю, его должны не просто уволить, а отправить на скамью подсудимых. И пусть он отвечает за превышение своих служебных полномочий.

РП: В третьей части нашей программы поговорим об НТВ. Интересная тема: больная, скандальная, требует разъяснения и точек над i.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости