На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Правозащитники бегут из Совета по правам человека при президенте Путине

Комментирует Кирилл Кабанов,

член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Совет да нелюбовь

Многие известные правозащитники и общественные деятели отказываются работать в президентском Совете по правам человека при новом главе государства. Хотя специфика правозащитной деятельности требует общения с любой властью.
Совет да нелюбовь 2 мая 2012
По данным «Ведомостей», несколько членов Совета окончательно решили не продолжать работу после возвращения в Кремль Владимира Путина. Еще около 10 членов пока не приняли окончательного решения об уходе, но рассматривают такую возможность. Мотивы правозащитников понятны: часть из них таким образом протестуют против нарушений на выборах, другие сомневаются в эффективности работы этого органа при новом главе государства. Казалось бы, все логично: борцы за права человека стремятся сохранить личную репутацию не запятнанной общением с Владимиром Владимировичем. Но как же быть с теми, чьи свободы призван защищать Совет?

 

28 апреля о своем выходе из президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека заявила руководитель российского отделения международной антикоррупционной организации Transparency International Елена Панфилова. Она пояснила РИА «Новости», что ей важнее «оставаться гражданским активистом, потому что остальные изменения в обществе сейчас зависят не от власти, а от общества». Еще в декабре 2011 года Совет покинули правозащитница Ирина Ясина и журналистка Светлана Сорокина.

Среди тех, кто отказался в дальнейшем быть членом Совета, глава правозащитной организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина и политолог Дмитрий Орешкин. «Я считаю Путина нелегитимным президентом, я не смогу работать в его Совете», — объяснил последний «Ведомостям».

28 апреля, на последнем заседании Совета в нынешнем составе, Орешкин должен был зачитать доклад о нарушениях избирательных прав граждан в ходе прошедших думских и президентских выборов. Политолог собирался рассказать, что реальный результат Владимира Путина на выборах составил не официальные 63,6 процента, а лишь 50—52. Но доклад был исключен из повестки заседания. Повод — жесткий график президента.

С одной стороны, отказников можно понять: громко хлопнув дверьми, они публично отказывают Владимиру Путину в доверии. С другой стороны, это шаг на опережение. Ведь в новый Совет их еще никто не приглашал. Напомним, что каждый новый президент имеет право формировать свои советы заново.

Однако столь резкие действия противоречат самой сути правозащитной работы. Борцы за права человека обязаны сотрудничать с любой властью. Ведь именно они являются своего рода передаточным звеном между людьми, за чьи интересы сражаются, и государством.

Да, на первый взгляд, результаты деятельности Совета при президенте не слишком впечатляющи. Да, эффект от их правовых экспертиз, например, по делу Михаила Ходоровского, нулевой. Но разве сам факт наличия и, главное, появление в публичном пространстве иного, отличного от государственного, взгляда на те или иные события не является защитой прав человека? Кто даст гарантию, что то же дело Сергея Магнитского не было бы забыто, если бы члены Совета постоянно о нем не говорили?

Сама возможность открыто обсуждать с президентом, кто бы им ни был, проблемы гражданского общества не позволяет списывать в архив или похоронить за давностью лет многое, о чем власть желала бы не вспоминать. Кто знает, вышел бы на свободу Сергей Мохнаткин, если бы правозащитники не кричали о политзаключенных?

Теория малых дел сейчас отнюдь не пользуется популярностью в обществе. Но совсем отказываться от борьбы как-то странно. Вряд ли тот же уполномоченный по правам человека Владимир Лукин получает удовольствие от общения с теми же фсиновцами. Однако он не отказывается от должности под предлогом, что с ними противно работать.

Комментирует Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета России, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Три члена нашего Совета из него вышли. Это их выбор, который никто не осуждает и не обсуждает. Они объяснили причины как нам, своим коллегам, так и обществу. Остальные же члены Совета пока оценивают ситуацию.

Еще непонятно, будет ли вообще Совет при новом президенте. Если будет, то неизвестно, кого в него предложит Владимир Владимирович. Появятся ли в нем люди, которые для меня или кого-то из других членов являются нерукопожатными. Кто его возглавит и какая будет стратегия у нового Совета? От всех этих факторов будет зависеть, останусь ли в нем я или кто-то из моих коллег. Если нас решения руководства страны не устроят, то лично я не вижу, зачем тратить в нем время. Гораздо больше пользы обществу я принесу, сосредоточившись на работе в своей организации.

Если же останется стратегия, разработанная при Дмитрии Анатольевиче, и состав Совета останется приблизительно тот же, будем работать и я, и остальные его члены. Сейчас Совет должен остаться, правильно формироваться и занимать свое место в системе сдержек и противовесов напротив оборзевшей бюрократии, что Владимир Путин, я думаю, понимает.

Не буду говорить о том, сколько человек было помиловано за время существования Совета при Дмитрии Медведевым, опущу и другие вопросы. Главное же отмечу, что уходящий президент государственных чиновников высокого уровня заставил считаться с общественным мнением. Многого не удалось сделать, доделать, но противодействие нашим попыткам что-то предпринять по убийствам Виноградовой, Магнитского было чрезвычайно сильным. Это было предсказуемо. Реально мы понимали, что бюрократия, особенно силовая, не так просто сдается. Об этом же говорил недавно и Дмитрий Анатольевич в своем крайнем выступлении перед нами, членами Совета.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости