На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Эксперты утверждают, что число забастовок в РФ растет. Но общество об этом не знает. Почему?

Комментирует Никита Кричевский,

экономист, председатель экспертного совета «Опоры России»

Россия впала в стачку

На смену митинговой активности россиян, судя по всему, идет забастовочная — официальная статистика фиксирует за 2012 год рост числа трудовых конфликтов. Эксперты прогнозируют увеличение количества забастовок к лету.
Россия впала в стачку 19 апреля 2012
Тенденции роста стачечной активности в России почему-то не видят ни СМИ, ни гражданское общество, которое с сожалением констатирует, что забастовочного движения в стране почти нет. Однако, как выяснилось, все вовсе даже наоборот. Число трудовых конфликтов растет, а первый квартал 2012 года оказался самым протестным за пять лет наблюдений, утверждает «Коммерсант», обосновывая это информацией из Центра социально-трудовых прав (ЦСТП). Почему же общество остается в неведении о столь острой проблеме?

 

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП), ведущий собственный мониторинг трудовых конфликтов с 2008 года, поделился с «Коммерсантом» сравнительными данными о забастовках в России. Если в январе—феврале 2008 года число зафиксированных экспертами протестов составило 11, в 2009 году — 27, в 2010 году — 22, в 2011 году — 53, то в январе—марте 2012 года — уже 61. Также выросло число стоп-акций (частичная или полная остановка работы): с пяти в первом квартале 2008 года до 23 в начале 2012 года. «Если такая динамика сохранится, то к середине года можно ожидать значительного увеличения числа протестов — до 40—45 акций в месяц. Есть основания предположить, что лето 2012 года будет горячим временем трудовых протестов и вполне возможны громкие и масштабные протестные акции», — заявил ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП Петр Бизюков.

19 апреля в двух, наверное, самых читаемых электронных СМИ — «Коммерсанте» и «РБК» — появились статьи о росте забастовочной активности в России в 2012 году. Оба издания ссылаются на данные авторитетных источников: Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), Росстата и «Ромир», не доверять которым нет никаких причин.

Однако сразу же возникает вопрос: почему эти факты прошли мимо многочисленных интернет-газет, блогеров, «ЖЖ», которые внимательно фиксируют все связанное с протестами? Нет, конечно, интересующаяся часть российского общества иногда узнает о спорадических трудовых конфликтах. Так, несколько дней назад Сибирское агентство новостей написало о готовящейся акции рабочих рудника «Краснокаменский». В прошлые выходные бастовали водители маршруток в Астрахани. Тут, правда, непонятно, можно ли считать мероприятие забастовкой с экономическими требованиями или же это была политическая акция в поддержку Олега Шеина.

Тем не менее, по сообщениям ЦСТП, общее количество трудовых протестов за четыре месяца 2012 года дошло уже до 61. Остается лишь гадать, где проходили забастовки, с какими требованиями, почему остались тайной.

Объяснений отсутствию информации может быть несколько. Например, низкое пиар-обеспечение забастовочных акций, если так можно выразиться. Понятно, что устраивающие стачки рабочие из глубокой провинции порой не знают, как о себе заявить. Скорее всего, информация не идет дальше местных СМИ, если они, конечно, не ограничиваются одной официальной газетой, финансирование которой зависит от региональной власти со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ясно, что ни один губернатор или мэр не хочет выносить протестный сор из избы — не дай бог дойдет до Кремля, а за это явно по головке не погладят.

Второй причиной информационного вакуума может быть особая, российская роль профсоюзов. Опыт борьбы за права коллективов в Европе и США насчитывает больше ста лет. На западе именно профсоюзы ведут переговоры, устанавливают правила, общаются с собственниками и прессой — то есть делают все, чтобы акция имела последствия. В России же они выполняют совсем другие функции, почти на сто процентов оставшиеся с советских времен: распределяют путевки, собирают деньги на дни рождения и похороны, оказывают матпомощь, дарят подарки на Новый год и 8 Марта и выводят коллективы на первомайские правительственные демонстрации. Так что интересы наших забастовщиков просто некому представлять, а тем более анонсировать в прессе.

Есть и вероятность того, что трактовка исследований не совсем точна — в них же не говорится, сколько человек принимают участие в акциях. Может быть, учитывались и совсем мелкие, и конфликты с локальными требованиями? Ответа нет.

Но он может быть получен совсем скоро. Ведь эксперты «Коммерсанта» прогнозируют резкий рост стачечной активности к лету 2012 года — количество забастовок может достичь 40—45 в месяц. Этого уже невозможно будет не заметить.

Конечно, многим аналитикам из числа не поддерживающих политику Кремля очень бы хотелось верить в увеличение коллективных протестов, потому что полноценное развитие гражданского общества без этого трудно представить. Но пока политические конфликты не пересекаются с социально-экономическими. А это значит, что забастовки, даже если их количество и растет, нельзя считать частью политического процесса или протестного движения.

Комментирует Никита Кричевский, экономист, председатель экспертного совета «Опоры России»

Кардинальное отличие данных официальных российских источников от независимых, в том числе и иностранных, по количеству забастовок легко объяснимо. Первые учитывают лишь формально разрешенные в соответствии с действующим законодательством акции, вторые — все фактически проведенные.

Само по себе наличие забастовок свидетельствует о том, что в экономическом хозяйстве страны не все ладно. И формальный рост промышленности и ВВП, о которых сегодня говорится, — это не более чем статистические выкладки, далекие от реального положения дел в экономике России. Основа этого роста — высокие цены на нефть и энергоносители. В реальности же наша промышленность, особенно обрабатывающая, стагнирует. Заказов нет, оборотные средства вывозятся за рубеж, с заработной платой возникают задержки, никакого повышения зарплат, несмотря на рост инфляции, нет.

Отсюда и взлет забастовочной активности работников. Социальная напряженность в стране постепенно накаляется. И происходит это не среди пенсионеров, студентов, фрилансеров, интеллигенции, а среди людей, непосредственно занятых в экономике, простых работяг.

Симптом тревожный, говорящий о том, что мы по-прежнему находимся в плену ошибочных представлений экономистов-гайдаровцев, утверждающих, что свободный рынок сам все расставит по своим местам, а наиболее эффективными являются предприятия, прошедшие приватизацию.

Сырьевая модель экономики себя исчерпала. И временной фактор играет здесь важную роль — советское наследие изнашивается морально и физически, фонды не обновляются, предприятия теряют конкурентоспособность, макроэкономическая же политика государства не способствует ее повышению. И все это рикошетит по работникам, занятым в реальном секторе экономики.

Забастовки эффективны в случае широкого общественного резонанса, привлечения внимания СМИ. Тогда они достигают своих целей. Если же они локальные, то, как правило, обречены на провал. Зачинщиков увольняют, а на их место набирают мигрантов. Многие собственники говорят своим работникам открыто: мол, если вас что-то не устраивает — увольняйтесь, на ваше место претендуют до десяти мигрантов, готовых работать больше за меньшие деньги.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости