На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Либерализация законодательства о партиях. Церковь и государство. «Холодная гражданская война»

Степан МЕДВЕДКО,

вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры

Враг уже есть, а позитивной повестки пока не видно

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Враг уже есть, а позитивной повестки пока не видно 28 марта 2012
Тектонические изменения, происходящие в российском социуме, едва ли могут быть связаны с какими-то частными вещами вроде третьего срока Владимира Путина или социальной зависти. То, что мы видим сегодня, скорее напоминает усталость материала, когда в результате длительного воздействия различного рода напряжений и деформаций тот просто начинает крошиться. Похоже, что общество действительно устало от навязанной ему имитационной модели отношений. Потребность в построении новой модели ощущается все острее, но решить эту задачу можно только при опоре на некие глубинные ценности, объединяющие людей. Пока не будут созданы площадки для диалога и оппоненты не научатся слушать друг друга, «холодная гражданская война» в нашем обществе не прекратится.

Либерализация законодательства о партиях

Лев Гулько: Здравствуйте. Наш сегодняшний гость — вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры Степан Медведко. Здравствуйте.

Степан Медведко: Добрый день.

ЛГ: Как всегда, у нас сегодня три темы. Давайте, пожалуй, начнем с того, что волнует многих, хотя некоторым кажется, что их это не касается. Касается всех. Я имею в виду либерализацию законодательства, которая сейчас идет и которую инициировал Дмитрий Анатольевич Медведев. Хотелось бы услышать вашу оценку. К чему это все приведет? Каков возможный вектор развития? Разные эксперты говорят по-разному. Одни пугают, другие — наоборот.

СМ: Ну да. Государственная дума в третьем чтении приняла закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях», предусматривающий резкое сокращение минимальной численности политических партий.

ЛГ: Можно просто напомнить: 500 человек.

СМ: Да, 500 человек.

ЛГ: И создавайте партию.

СМ: И создавайте партию. Более того, как сообщают СМИ, на сегодняшний день в Министерство юстиции уже подано 68 заявок.

ЛГ: 69.

СМ: Даже 69. А 69-я — это случайно не Березовский?

ЛГ: Нет. Борис Абрамович еще не успел.

СМ: Я думаю, что таких заявок будет гораздо больше. В ближайшее время количество заявок на создание подобного рода нанопартий будет очень существенным.

ЛГ: Когда-то мы от этого ушли.

СМ: Мы от этого ушли, и это было вполне закономерным этапом развития политической системы. Поэтому, на мой взгляд, возрождение нанопартий в конечном счете приведет к размыванию самой системы политических партий.

Появление нанопартий, как их сегодня называют, то есть очень маленьких партий, партий-однодневок, создаст ситуацию, когда отношение к партиям как к политическому институту, и так достаточно невысокое, о чем свидетельствуют социологические опросы, еще больше снизится. Это позволит административным структурам, которые сегодня фактически присвоили себе право принятия политических решений, сохранить за собой эту функцию. Уже сейчас много разговоров о том, какими бы могли быть эти партии. Я, например, предложил по-быстрому, пользуясь какими-то возможностями в Минюсте, зарегистрировать партию под названием «Республиканская конституционная христианско-демократическая трудовая партия социальной справедливости»…

ЛГ: То есть все в один флакон.

СМ: Да. А потом судиться со всеми, у кого будет похожее название.

ЛГ: Заодно и пиар хороший.

СМ: Заодно и пиар. А вообще, по этому вопросу очень хорошо на пленарном заседании Государственной думы выступил Решульский. Он отметил, что в ближайшее время появятся три вида новых партий. Во-первых, это партии, созданные под конкретных людей, у которых есть деньги. Таких, как Василий Бойко-Великий из компании «Русское молоко». Он же вроде как заявлял о создании своей партии. То есть речь идет о клиентских партиях под каких-то небольших олигархов. Второй категорией партий будут партии на продажу, где все будет сделано для того, чтобы торговать местами в этой партии и каким-то образом использовать ее для определенного бизнеса. И третья категория партий — это партии-спойлеры, которые будут создаваться для оттягивания голосов у крупных партий.

ЛГ: Степан, я, честно говоря, не очень понимаю причины такого напряжения экспертов. Ну пусть себе создают столько партий, сколько хотят. Как сказал тот же Владимир Вольфович, создавайте. Содержать партию стоит очень больших денег. Поэтому создавайте. Сидите себе дома и проводите собрания. Такие партии не имеют никакого смысла, поэтому они сдуются. Останутся нормальные партии. Что до партий под олигархов вроде этого Бойко-Великого и торговли местами, то кому они нужны, места в таких партиях? Что с их помощью можно сделать? На мой взгляд, это не более чем выплеск пара. Ну и пожалуйста, ребята. Вот вам…

СМ: Такой выплеск пара хорош в системе, где сложилось устойчивое гражданское общество, где, как в Европе, имеются стабильные институты гражданского общества, позволяющее компенсировать подобного рода экстравагантные выходки. У нас, к сожалению, гражданское общество находится пока в стадии формирования и в значительной степени состоит из профессионалов. Сегодня у нас это либо охранители, которые получают государственные гранты и обеспечивают интересы государства (и только изображают из себя общественников), либо организации, использующие западные гранты.

ЛГ: Шакалящие...

СМ: …У посольств. Проблема в том, что такое гражданское общество, которое никак не связано с государством, — оно у нас если и есть, то в латентном или зачаточном состоянии. Как правило, это какие-то группы по интересам. То есть на протяжении многих лет не выстраивается, скажем, система добровольчества, и так далее. Я могу еще долго продолжать. Отсутствие гражданского общества, способного денфировать такие вызовы, приведет к тому, что большинство подобного рода партий, сидящих по подъездам или по подвалам, выйдут на выборы. До выборов они как-то дотянут — и выйдут. И общество получит огромный бюллетень на 500 позиций, состоящих преимущественно из партий по 500 членов. Ничего, кроме раздражения, это вызывать не может. Это будет способствовать еще большему снижению электоральной мотивации. Посмотрев на список из 500 партий, человек скажет: «Чего ходить голосовать за этих идиотов?! Партий наплодили — и ни одной ненормальной». То есть опять появляется некая протестность по отношению к этому демократическому институту.

ЛГ: Что сделано, то сделано. Партий все равно, я так понимаю, будет достаточное количество. Что дальше? Как с этим бороться (в хорошем смысле слова)?

СМ: Я думаю, что с приходом избранного президента законодательство все-таки будет меняться. И мне кажется, что период, отпущенный на создание новых партий, должен быть небольшим — в лучшем случае, до конца этого года. За это время все более или менее социально активные группы, в том числе так называемая несистемная оппозиция, успеют провести свои съезды, успеют провести какие-то организационные мероприятия. После чего лавочка должна быть закрыта.

ЛГ: Совсем?

СМ: Нет, не совсем. Просто я думаю, что начиная с 1 января следующего года должно быть постепенное повышение ценза, в том числе и по численности, и введение каких-то дополнительных фильтров — в частности, в рамках тех же электоральных процедур. Речь может идти, например, об определенном количестве подписей, которые необходимо собрать для участия в выборах, или о выдвижении губернаторов не от всех партий, а только от тех, которые представлены в местном законодательном собрании, и так далее. То есть о создании определенной системы упорядочивания. Потому что в тех же Соединенных Штатах Америки, столь любимых нашими либералами, хотя там действительно много партий, основная конкуренция ведется между двумя.

ЛГ: Это правда. Но посмотрим, что будет. Давайте на этом мы первую часть закончим, а во второй части обратимся к не менее, а быть может, и более важной теме — к взаимоотношениям церкви и государства.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости