На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Наш специальный корреспондент, побывав в Лермонтове, понял, что подвигло людей на открытый протест

Роман ПОПКОВ,

специальный корреспондент «Особой буквы»

Сильные и слабые края сего

Версия о том, что Лермонтов — это колыбель новой революции, является самообманом. Мифом России, которая эхом отозвалась на шум московских площадей. Люди поспешили поверить в мечту. На самом деле происходящее в городе проще и сложнее одновременно.
Сильные и слабые края сего 24 февраля 2012
Со вторника в Лермонтове продолжается голодовка десяти кандидатов в депутаты местного горсовета. Люди требуют отложить выборы в совет, назначенные на 4 марта, и восстановить их регистрацию на данные выборы в качестве кандидатов. События в этом городе с проникновением голодающих в здание администрации и бездействием полиции натолкнули многих на мысль о «южнорусской революции», которая дружески двинется навстречу условной «Болотной». Так ли все радужно и однозначно — выясняет находящийся на месте событий спецкор «Особой буквы».

23 февраля, несмотря на праздник, нашел возможность прилететь в охваченный волнениями Лермонтов депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев. Прилетел он для того, чтобы «разобраться в ситуации». Много времени ему для этого не понадобилось. Выслушав толпящихся на площади перед мэрией граждан, Пономарев направился ко входу в сие почтенное учреждение. Толпа наперебой описывала ему политические зверства краевых властей и заклинала помочь решить проблему с выборами. Поминали молитвенно и Путина, который вот-вот должен разобраться в происходящем. «А Гаевский, губернатор, он чей? Не Путин его назначал?» — улыбался в бороду Пономарев. Толпа растерянно замолкала, пытаясь переварить эту нехитрую мысль, потом наперебой начинала говорить о том, что народ довели и недалек тот час, когда он, народ, возьмется за вилы. Депутат в это время уже барабанил в дверь мэрии — рвался общаться с голодающими. Навстречу ему вышел пышнотелый полковник полиции, но его вялое сопротивление было сломлено депутатской «корочкой». Вот что депутат рассказал «Особой букве» по выходу из здания мэрии: «Сама по себе местная городская администрация держит нейтралитет в текущем конфликте, как и полиция. Главной стороной конфликта является краевая администрация. Она хочет любой ценой продавить выгодный себе результат на предстоящих выборах. Причем, думаю, подоплека тут коммерческая, связанная с землями города. Я буду пытаться добиться отмены этих выборов, они назначены с большими нарушениями, в первую очередь по срокам назначения. Я уже говорил с представителем нашей партии в Центризбиркоме, мы изучим все материалы и попробуем решить вопрос о переносе этих выборов на более поздний срок».

Вокруг событий в городе Лермонтове на протяжении последних дней усиленно создавали два мифа. Миф первый лепили власти Ставропольского края, нашедшие предсказуемую поддержку у некоторых федеральных СМИ. По их версии, произошедшее — бунт экс-депутатов лермонтовского горсовета, реваншистов, баламутящих народ и тайком поедающих бутерброды во время протестной голодовки.

Миф второй сформирован оппозиционными блогерами и «профессиональными гражданскими активистами», в Лермонтове никогда не бывавшими. Дескать, революционный южный город устал ждать новостей и решил стать новостью сам. Миф России, которая эхом отозвалась на шум московских площадей.

Но и то и другое неправда.

Первое, про бунт «бывших», оторванных от кормушки и фальсифицирующих голодовку, можно еще назвать грязной ложью. Я видел этих голодающих кандидатов в депутаты, многие их которых — пожилые, заслуженные люди, а некоторые — женщины. Они все не преследуют своим сегодняшним подвижничеством никаких личных, шкурных целей. Обвинять их, изможденных голодом и стрессом, во лжи подло. Телекомпания НТВ, тиражирующая подобную грязь, прочно заслужила мое отвращение, ни одному ее сотруднику я руки теперь не подам — тут уж я за коллективную ответственность.

Второе, про антипутинскую революцию на Юге. Это самообман, добровольное и добросовестное коллективное заблуждение. Люди поспешили поверить в мечту. Слишком уж одинокими чувствовали себя Москва и Питер, несмотря на всю свою протестную многотысячность. Мерзлая Россия обступала со всех сторон оттаявшие площади столиц. Полицейские не страшны, и согнанные на антимитинги-«путинги» бюджетники и гастарбайтеры тоже. А вот неподвижная, угрюмо равнодушная Россия, раскинувшая свое снежное тело за МКАД, пугает. Очень хочется, чтобы где-то еще прорвало, чтобы где-то открылся новый фронт.

И события в Лермонтове для оппозиционной публики просто подарок. Одни заголовки в интернет-изданиях чего стоят: «Горожане взяли штурмом мэрию», «Полиция отказалась разгонять протестующих». Прямо как из книжки моего детства «Часы и карта Октября» про 1917 год. В это очень хочется поверить, в это просто не имеешь права не верить. До тех пор, пока не побываешь в «революционном» городе.

Для того чтобы вникнуть в проблемы города Лермонтова, много времени не нужно. Стоит только там обязательно побывать, чтобы вновь вспомнить простые вещи, забытые жителями мегаполисов. Например, понять, что население городка численностью в 20 тыс. человек привыкло воспринимать мэра как первого среди равных, своего в доску парня. Человека, который знает каждый гвоздь в каждом городском заборе. Который четко понимает, что, как и когда нужно делать во благо горожан. И этим 20 тысячам «варяги», привезенные в город в рамках спецоперации, не нужны — они оскорбительны самим фактом своего присутствия. Все это не хорошо и не плохо — это нормально. Посмотрите городки американского Юга или Среднего Запада — все ровно то же самое.

Людей взбесило то, что, когда они после долгих лет безвременья и упадка наконец-то нашли, выбрали себе ту власть, которая их более-менее устраивала, — мэра Александра Дунаева и членов горсовета, — краевые власти решили этот выбор пересмотреть.

Недовольство краевых властей и лично губернатора Ставрополья Валерия Гаевского руководством города Лермонтова нарастало постепенно, и в сентябре прошлого года против города была начата политическая спецоперация. Шесть депутатов горсовета, по мнению горожан, подкупленные либо запуганные недругами Дунаева, сложили с себя полномочия. Тем самым горсовет утратил легитимность, и территориальная избирательная комиссия (ТИК) назначила новые выборы в горсовет на 4 марта, в один день с президентскими.

Оказавшиеся вне стен городского парламента экс-депутаты сперва чесали затылки по поводу обоснованности даты новых выборов, но потом решили не создавать лишнего шума в истории, не стоившей, казалось бы, выеденного яйца. Все были абсолютно уверены в том, что результатами их работы горожане удовлетворены, поэтому победить на честных выборах никому из старого состава совета труда не составит.

Ан нет, лермонтовский ТИК проявил такие чудеса в области «политической прополки», что Чурову остается лишь нервно закурить. Многие снятые с предвыборной дистанции кандидаты потом вспоминали слова «депутатов-ренегатов», сложивших полномочия и спровоцировавших в городе политический кризис: мол, мы в совет вернемся, а вы — никак нет.

Из 122 кандидатов в депутаты (кстати, депутатов прошлого созыва среди них было явное меньшинство) три десятка были лишены регистрации по формальным, надуманным причинам, еще порядка 70 дел находится в суде, и их фигуранты вряд ли примут в выборах участие. Снимали с выборов целыми партийными списками — без кандидатов остались КПРФ, «Справедливая Россия». ЛДПР из десяти кандидатов ТИК и лермонтовский суд милостиво оставили четырех.

Снимали не только тех, кто были депутатами прошлого созыва, — снимали всех неблагонадежных. На финишную прямую, таким образом, выходит абсолютное меньшинство — около двух десятков кандидатов. По мнению протестующих горожан, практически все они являются или креатурой краевых властей, или подставными фигурами, создающими декорации политической конкуренции.

Жительница города Наталья, участница протестного движения, убеждена, что некоторые уцелевшие от ТИКовской зачистки кандидаты — такие же жертвы административного произвола, как и те, кто был выбит из предвыборной гонки. «Я могу назвать некоторые примеры, — говорит горожанка. — Из оставшихся кандидатов мы знаем Шаляхину. Это бухгалтер, спокойная, тихая, умная женщина, которая рассчитывает, что ее не изберут. Ее, как и многих других, настоятельно попросили принять участие в выборах связанные с краевыми властями люди. «Просили» их вплоть до увольнения. Этих женщин легко сломать, они в семейном плане одиночки, им нужно кормить детей. В таком же положении и кандидат Литвинова, и пенсионерка Мудрик, и остальные. Их назначили быть соперниками угодных власти «проходных» фигур».

Причины беспрецедентного «политгеноцида», по мнению протестующих, просты. «У города Лермонтова много земель. А у Пятигорска уже просто нет территорий, которые можно продать. Здесь же у нас много места, которое можно использовать в разных направлениях», — рассказывает кандидат в депутаты, участник голодовки Валерий Белоусов. Планируемое краевыми властями административное объединение Лермонтова и Пятигорска, по мнению Белоусова, даст мощный импульс коррупционным планам ставропольских и пятигорских властных элит.

Горожане, толпящиеся на площади перед мэрией, конкретизируют причины коммерческой заинтересованности краевых властей в контроле над Лермонтовым: «Раньше под Пятигорском (Лермонтов и Пятигорск находятся рядом друг с другом) был мусоросжигательный завод, но он давно уже не функционирует. Так как проблема мусора стоит в крае остро, ее нужно решать. Администрация губернатора планировала решить проблему, не обидев и себя: Гаевский хотел строить новый мусоросжигательный завод в черте Лермонтова — мол, и так промышленный город, терять нечего», — говорят горожане. Согласно их подозрениям и оценочным суждениям, в строительстве данного завода были заинтересованы лично губернатор края Гаевский и глава Пятигорска Травнев.

Карты смешал приход к власти в Лермонтове Александра Дунаева, команда которого начала настаивать на ином, менее грязном в экологическом плане проекте — мусороперерабатывающем заводе. Для разработки альтернативного проекта уже были приглашены израильские специалисты. Но тут зловещим «сионистским планам» пришел конец — горсовет был распущен, Дунаев был лишен власти. Не допустить возвращения команды Дунаева для губернатора Гаевского — важнейшая задача. Как говорится, «ничего личного, только бизнес».

Уникальность лермонтовской ситуации в том, что против произвола объединились все значимые политические силы города. Голодовку держат кандидаты в депутаты от КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России», независимые кандидаты. Вокруг них сгрудились активисты-коммунисты в красных бейсболках (на Юге среди них на удивление много молодежи), крепкие дядьки-жириновцы — бывшие то ли военные, то ли менты; подтянутые, аккуратные интеллигенты-справедливороссы. Межпартийные войны, идущие в Москве, здесь никого не волнуют. Здесь иная, надидеологическая линия фронта. Господствует надидеологический, но при этом очень идеалистический подход, система «свой — чужой» работает по принципу «любишь ли ты свой город, уважаешь ли ты себя или нет». Впрочем, это вовсе не отменяет того, что активисты всех трех партий активно агитируют горожан за своих кандидатов на выборах президента.

Насчет «Единой России», которую уже записали в участники протестных акций, добавляя Лермонтову совсем уж немыслимый колорит, — единороссам трудно принять участие в протестных мероприятиях. Просто потому, что местная ячейка «ЕР» была ликвидирована сверху. Голодающий Валерий Белоусов рассказывает, как было дело:

«Нас было человек пять депутатов беспартийных в прошлом созыве горсовета. Я говорю коллегам прошлым летом: «Сверху откуда-то на нас идет накат, работать все труднее, давайте мы тогда вступим в «Единую Россию». Мол, если мы будем ближе к власти, для города это будет полезно». Пишем заявления о вступлении в партию. Из Ставрополя, когда узнали что мы хотим вступить в «ЕР», присылают панические приказы — тут же убирают главу городской парторганизации, ставят сюда одиозного «варяга» Стоценко, который даже в ячейке в местной не значился. С этого момента в партию власти в нашем городе прекратили принимать совсем. Ни одного человека с тех пор не принято, ни одного собрания не проведено. «Единая Россия» даже списки не выставляла на выборы — только как якобы самовыдвиженцы. Все! Есть даже письменный приказ главы краевого отделения «ЕР» не принимать нас в партию. Я написал жалобу в их федеральные партийные органы, так они мою жалобу обратно на краевой уровень спустили — тем, на кого я жалуюсь. Вот тебе и «Единая Россия»!

Одна из сенсационных тем, связанных с городом Лермонтовым, — это имевший вроде как место отказ полиции выполнять приказ по разгону акций протеста. Сами протестанты охотно комментируют этот эпизод, иллюстрируя им свою правоту: видите, даже полицейские наши, лермонтовские ребята, видят, что на самом деле происходит.

На самом деле ситуацию не стоит идеализировать. Понятно, что новость «полиция перешла на сторону народа» всегда будет топовой и желанной. Активистам «белоленточной революции» не терпится начать втыкать цветочки в полицейские щиты. Но применительно к Лермонтову вряд ли уместно говорить о «переходе органов на сторону народа» или отказе выполнять какие-либо преступные приказы. Приказов, спущенных по полицейской вертикали, скорее всего, и не было, полиция вела себя подчеркнуто нейтрально.

Да, во вторник, в день начала голодовки, кандидатов в депутаты пропустили внутрь здания горадминистрации в сопровождении групп сторонников — штурмом это назвать никак нельзя. Уже позже доступ для всех протестующих, кроме голодающих, в мэрию был прекращен, а затем и самих голодающих уговорили перейти на другой адрес — в бывшее здание Пенсионного фонда — и продолжить страдание за народ там. Судя по всему, в этой сложной ситуации городская полиция не имела четких указаний от своего непосредственного руководства (краевого УВД) и в условиях отсутствия этих инструкций вела себя сдержанно.

Что касается ухода голодающих из мэрии в пустующее здание на улице Гагарина, то у протестующих есть объяснение этого шага. «В мэрии мы были фактически блокированы полицией, горожане не имели к нам доступа, нам тяжело было выходить на крыльцо — все время был риск того, что обратно не пустят», — отмечает участник голодовки, кандидат в депутаты от КПРФ Александр Князев. — Голодать могли только десять человек, зашедших внутрь здания мэрии во вторник и оставшихся там. Теперь же мы находимся в помещении, в которое все имеют свободный доступ».

Действительно, ближе к вечеру к зданию на улицу Гагарина начал понемногу подтягиваться народ. Горожане обещают с 24 февраля присоединяться к голодовке, пока требования не будут выполнены.

Кстати, о выполнении требований. Первые лица протеста, кандидаты в депутаты, независимо от партийной принадлежности при урегулировании конфликта возлагают надежды на федеральный центр. Именно Владимир Путин и Дмитрий Медведев должны, по их мнению, спустить вниз «по вертикали» команды либо о переносе выборов в горсовет, либо о восстановлении всех кандидатов в предвыборной гонке. Можно, конечно, позубоскалить над формулой «бояре плохие, царь хороший». Однако я бы не стал. Люди должны убедиться во всем до конца и самолично.

Убедиться в том, что если на них плевать находящемуся в соседнем замке герцогу, то королю в Версале — тем более. Наша федеральная власть — это коллективный Версаль. И Версаль не будет рубить герцогу голову из-за какой-то горсти «черной кости».

Люди должны убедиться сами. Благо ждать осталось недолго.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Jorj
Надо направить в Лермонтов танки с рабочими Уралвагонзавода под руководством начальника цеха Холманских — все равно работать уже не работают, а только по стране ездят!
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости