На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дело Сергея Аракчеева. Интернет — добро или зло?

Марина ЮДЕНИЧ,

писатель, журналист

Интернет как лекарство — в правильных дозах лечит, при передозировке калечит

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Интернет как лекарство — в правильных дозах лечит, при передозировке калечит 8 февраля 2012
Интернет подобен лекарству, которое при правильном употреблении лечит, а при передозировке или использовании не по назначению способно привести к летальному исходу. Благодаря Интернету власти все труднее скрывать от общества те вещи, которые ей хотелось бы замолчать. Но поскольку Сеть никоим образом не регулируется (что невозможно, да и не нужно), человек, который обращается к ней в поисках информации, обязательно должен включать мозги. В противном случае вместо фактов он может извлечь оттуда нечто прямо противоположное.

Дело Сергея Аракчеева, ч. 1

Лев Гулько: Здравствуйте. У нас сегодня в студии Марина Юденич, писатель и, я бы сказал, топовый блогер. Здравствуйте, Марина.

Марина Юденич: Здравствуйте.

ЛГ: Как всегда, у нас три части. Первая часть, она для Марины наиболее… Близкая — это плохое слово?

МЮ: Почему? Хорошее, близкое.

ЛГ: Близкое. Дело Аракчеева, которое, как мне кажется, еще не закончено.

МЮ: Конечно, не закончено. Аракчеев сидит.

ЛГ: Аракчеев сидит, и, наверное, это не последнее, что может с ним произойти. Насколько дело Аракчеева (наши уважаемые читатели и зрители в курсе того, что произошло) знаково, показательно как отражение нашего сегодняшнего времени?

МЮ: На мой взгляд, удивительно показательно и удивительно знаково. Потому что Аракчеев — это такая фигура, которая вне политики. По крайней мере он сам вне политики. Это служака, солдат, парень, который с детства мечтал пойти в армию. Парень, который пошел в армию — на обычную срочную службу. Потом остался. Потом добровольно пошел служить в Чечню и очень гордился тем, что служит в Чечне. В Чечне он был сапером — и очень гордился тем, что был сапером. И очень гордился тем, сколько он разминировал зарядов и сколько спас жизней. Это такой, как мне кажется, типично российский человек. Это такой Иванушка-дурачок (в хорошем смысле слова), который верит в справедливость, искренне верит в справедливость. Который говорит: а чего это я буду уходить... Я думаю, наши зрители и слушатели знают историю Аракчеева. И знают, что после двух вердиктов присяжных…

ЛГ: Оправдательных.

МЮ: Оправдательных. Когда должен был состояться третий суд и был зазор между процессами, Аракчеев был на свободе. Человек, который проходил с ним по делу, Худяков, он ушел — ушел в бега. И с большой долей вероятности я могу предположить, что его никто особо не ищет (как никто не ищет и Ульмана). И слава Богу. Я это не к тому, чтобы искать Худякова. Такая возможность была и у Аракчеева. И когда я познакомилась с Аракчеевым, один из первых моих вопросов (меня действительно этот вопрос занимал) был: «А почему ты не ушел? Ты же понимал, что уповать не на что, что приговор, скорее всего, будет таким, каким он и оказался. Коль скоро государство дважды отменяет вердикт присяжных, линия понятна». И он, глядя на меня, ответил: «А чего я должен уходить? Я в своей стране. Я ничего не совершал». Более того, он тогда еще сказал: «Я хочу вернуться и служить дальше. Я офицер». И мне кажется, этот образ — он очень российский.

Года два назад в своем блоге в «Живом журнале» я написала пост «Поколение А». Это было, я помню, с подачи и президента Медведева, и Михаила Ходорковского, которые синхронно, один из колонии, другой из Кремля, озвучили идею «поколения М», поколения модернизаторов, которые-де — будущее России. Я тогда не согласилась ни с тем, ни с другим и написала пост про «поколение А». Почему «А»? Потому что, во-первых, это одна из самых частотных букв российского алфавита, во-вторых, это Аракчеев, а в-третьих, это те люди, которых объединяет… Они очень разные и по социальной принадлежности, и по экономическому положению, и по возрасту. Но их, как мне кажется, объединяет то, что они считают себя неотъемлемой частью России. Модернизаторам хорошо везде. Это граждане мира. Они хорошие люди, я не могу сказать о них ничего плохого, но это люди, уже стоящие над государственностью. Такие вот космополиты.

ЛГ: Мне кажется, что «поколение А» не отрицает «поколения М».

МЮ: Нет, конечно. Более того, люди «поколения М» вполне могут принадлежать к «поколению А» и наоборот. Но тем не менее я считаю, что «поколение А» более многочисленное. И будущее страны, простите за пафос, принадлежит «поколению А». Потому что они никуда из России не денутся. Не потому, что не могут, а потому, что не хотят. В то время как людям, принадлежащим исключительно к «поколению М», к «стерильному» «поколению М», хорошо везде — и в России, и во Франции, и в Кремниевой долине, и в Японии. Где угодно. И слава Богу. Такие люди тоже нужны, и я их уважаю. Поэтому Аракчеев — это фигура из «поколения А».

ЛГ: Давайте сделаем небольшую паузу, а во второй части продолжим разговор о деле Аракчеева.

Комментарии
крепостной Вадим, сельцо
Спецслужбы в правильных дозах помогают государству и людям.
Но бывает и калечат, если они в неправильных дозах.
А журналист Марина?!!!!!!!
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости