На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

У государства закончились деньги на бесплатное лечение граждан

Комментирует Ксения Яблокова,

врач-офтальмолог Москвы

Пациент скорее мертв, чем платежеспособен

Годовые квоты на получение бесплатной высокотехнологичной медицинской помощи почти исчерпаны. Тем, кому срочно потребуются операции, придется либо искать деньги, либо ждать нового года.
Пациент скорее мертв, чем платежеспособен 30 августа 2011
Ситуация с тем, что к середине года квоты на бесплатное лечение заканчиваются, повторяется из года в год. Плановые операции переносятся на шесть и более месяцев, а внеплановые оплачивают сами пациенты. Минздравсоцразвития привычно объясняет это ростом числа пациентов, нуждающихся в высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), и выделяет дополнительные средства. Часть экспертов обвиняют в происходящем руководство больниц, которые якобы в начале года специально запрашивают у центра минимальное количество средств, с тем чтобы во втором полугодии получать с больных живые деньги. Однако медики уверяют, что проблема именно в деятельности ведомства Татьяны Голиковой, чиновники которого вообще не принимают во внимание такой показатель, как своевременность оказания медпомощи.

 

Под определение высокотехнологичной медицинской помощи попадает лечение в 20 областях медицины. Среди них акушерство и гинекология, гастроэнтерология, неврология, онкологические болезни, нейрохирургия и травматология, офтальмология, а также трансплантация органов. Квоты на ВМП ежегодно утверждаются Минздравсоцразвития по заявкам из регионов. В среднем оказание ВМП одному человеку по квоте обходится государству примерно в 142 тыс. рублей. В 2010 году помощь по квотам получили 213 тыс. граждан. На 2011 год было выделено 265,7 тыс. квот, в том числе 51 тыс. — для детей. Из федерального бюджета на это было выделено 37,69 млрд рублей. По данным «Коммерсанта», на 10 августа 2011 года нераспределенными остаются лишь 724 млн рублей.

В Министерстве здравоохранения и социального развития уже заявили, что вопрос о перераспределении квот на ВМП на 2011 год уже практически решен и готов проект соответствующего приказа.

Похвально, что министерство быстро среагировало и выделило дополнительные средства на лечение. Но эта оперативность отнюдь не решает проблему в целом. Безусловно, предположение, которое сейчас высказывают благотворительные фонды, о намеренном занижении квот регионами в начале финансового года имеет право на существование. Действительно, некоторые платные операции выгодны персоналу клиник — и врачи, и санитары, и медсестры получают дополнительные наличные деньги. Но сложно себе представить, что ответственные за медпомощь поголовно бессердечны и готовы нарушить клятву Гиппократа за пару тысяч рублей. Тем более цепочка получения направления на сложные операции достаточно длинная.

На местах больной, нуждающийся в лечении с использованием уникальных технологий, обращается к лечащему врачу, который организует необходимые дообследования, консультации. Потом врачебная комиссия оформляет пакет документов, который отправляют в региональное министерство здравоохранения. Бумаги рассматриваются на заседании комиссии по отбору и направлению на специализированное лечение. В случае положительного решения сведения о пациенте вносятся в программу на сайт Минздравсоцразвития России в лист ожидания. Только после этого человек попадает непосредственно в клинику.

Внешне все выглядит разумно и неплохо организованно. Но практика показывает, что чиновники от медицины, которые последние годы диктуют правила в сфере здравоохранения, даже не представляют, как на деле нужно оказывать врачебную помощь. Их инструкции и приказы хороши лишь на бумаге. В больничной же палате — свои законы. И экстренная помощь может быть оказана в течение нескольких часов, если не минут.

Но трагедия сегодняшнего российского здравоохранения в том, что руководят им и распределяют финансы люди, никогда врачами не работавшие. Поэтому до тех пор, пока ситуация не изменится, за свое лечение граждане будут все больше платить из своего кармана. А те, у кого нет денег, будут болеть и умирать.

Комментирует Ксения Яблокова, врач-офтальмолог

Бюджет здравоохранения, как и бюджет любых других услуг, закладывается на календарный год. Соответственно, определенные виды ресурсов могут исчерпаться гораздо раньше положенного срока.

У нас в офтальмологии, как и в других отраслях медицины, все лекарства, все оборудование, все атрибуты для высокотехнологических операций заказываются учреждением на целый год. Бывает так: пациент приходит на операцию по удалению катаракты, и ему нужен хрусталик определенного размера, а его в больнице уже нет. Потому что другие пациенты этот запас уже исчерпали. Ситуация безвыходная, поскольку теоретически больница должна предоставить его бесплатно, а практически его нет в наличии. Тогда больному приходится соглашаться на бесплатный хрусталик другого размера, который может ему не подойти и не спасет его зрение, или покупать его за свой счет.

На самом деле можно заранее посчитать на все 12 месяцев, сколько, кому и чего потребуется. Ведь у нас нередко даже бесплатные шприцы в отделении заканчиваются. И отделение просто вынуждено экономить до следующей их закупки, которая не может осуществиться за два дня. Даже если она планируется не на год, а по расходным материалам. Больница, по ныне существующим правилам, должна объявить гранд на покупку и тому подобное. В итоге врачи экономят на всем: от шприцев до систем для капельниц. И всю эту систему ввел Минздрав.

У врачей никто не спрашивает, сколько материалов нужно закупить и какое количество высокотехнологичного оборудования нам требуется. Формально это нас не касается. Рядового врача ставят перед фактом. Нам, например, просто объявляют: «Хрусталиков нет». И все. Это, к сожалению, порочная, но объективно существующая реальность.

Работающие доктора в этом случае никаких денег ни у кого не вымогают. Мы получаем обычную зарплату, а пациенты должны в конце календарного года оперироваться за свой счет либо ждать новых квот. Но естественно, что по некоторым медицинским показаниям больные ждать не могут.

Если говорить об офтальмологии, то выгоду от всего этого получают производители высокотехнологичного материала. В нашем случае — производители хрусталиков. Вынужденные платить пациенты покупают их в розницу у коммерческих фирм.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости