На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

После скандала вокруг «Пироговки» правила приема в вузы будут изменены

Комментирует Александр Жуков,

кандидат исторических наук, преподаватель

Из ряда вуз выходящая ситуация

Глава Минобрнауки Андрей Фурсенко заявил, что считает необходимым внести изменения в правила поступления в высшие учебные заведения. Проект поправок будет представлен на общественное обсуждение к концу августа.
Из ряда вуз выходящая ситуация 11 августа 2011
Скандал с «мертвыми душами» в Московском мединституте имени Пирогова открыл для общества еще одну грань современного российского образования — полную бессистемность правил поступления, порождающую непонимание не только у абитуриентов, но и вузовских преподавателей. Сейчас журналисты и эксперты опять бросились обсуждать ЕГЭ, форму его прохождения, результаты и тому подобные нюансы. Хотя все это к случившемуся во Втором меде имеет весьма опосредованное отношение.

 

Напомним, Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова (РНИМУ), известный как Второй мед, оказался в центре скандала, вызванного приемом на бюджетные места несуществующих абитуриентов с высокими баллами по ЕГЭ. Как выяснилось в ходе организованной проверки, 75 процентов абитуриентов мединститута не числятся в федеральной базе свидетельств о результатах единого госэкзамена. На сегодняшний день пятеро сотрудников приемной комиссии РНИМУ лишились рабочих мест. Минздравсоцразвития уволило и ректора вуза Николая Володина. О «мертвых душах» в «Пироговке» сообщил московский специалист по базам данных Виктор Симак, который по просьбе знакомого абитуриента проанализировал списки поступающих в медицинские учебные заведения. Программист заметил во Втором меде большое количество подозрительных абитуриентов, имевших высокие баллы ЕГЭ и льготы на поступление, но не подававших документы в другие вузы. Написав об этом ректору РНИМУ и не получив ответа, Симак опубликовал свое расследование на студенческом форуме.

Вся история с медом выглядит, на первый взгляд, абсолютно ясной — с помощью открытых баз данных была выявлена коррупционная схема. Реальные абитуриенты, увидев высокие проходные баллы, уходили в другие вузы, а «Пироговка» брала бы блатных студентов за деньги. Правоохранительные органы фактически подтвердили эту версию, власть в лице Татьяны Голиковой уволила ректора, а Андрей Фурсенко, обнаружив огрехи системы, заявил о готовности изменить правила приема в высшие учебные заведения.

Однако все не так просто. Конечно, нельзя исключать, что места действительно были оставлены для того, чтобы члены приемной комиссии и ректорат могли подзаработать. Но трудно себе представить, что в вузе, где работают тысячи преподавателей и врачей-исследователей, подобное можно было утаить. Или что коррупция настолько царствует в учреждении, что там не нашлось ни одного честного человека ни в приемной комиссии, ни в руководстве.

Скорее всего, имело место совпадение нескольких факторов — коррупция отдельных лиц и желание (высказанное или принятое по умолчанию) обезопасить себя от нерадивых студентов, приехавших поступать с высокими баллами ЕГЭ, но на практике не обладающих нужными знаниями.

Политкорректность и пресловутая борьба с экстремизмом не позволяют писать о том, о чем уже устали говорить преподаватели московских вузов: с введением ЕГЭ лучшие институты и университеты без экзаменов вынуждены принимать на учебу всех, кто предоставит сертификат о сдаче экзамена с отличными баллами. Как получается, что приезжающие из республик Северного Кавказа отличники не могут грамотно писать по-русски, остается только догадываться. Но факт остается фактом: учебным заведениям приходится идти на разнообразные ухищрения (например, в виде дополнительных собеседований), лишь бы принять побольше тех, кто гарантированно будет получать образование, а не появляться два раза в год во время сессии и предлагать преподавателям взятки за сданный зачет.

Но главные проблемы приема в вузы — мутные и неясные сроки опубликования проходных баллов, расплывчатые правила выбора платных и бесплатных мест в одном и том же учебном заведении. Ни абитуриенты, ни их родители, ни, что самое смешное, преподаватели вузов не могут сразу понять, в какой институт бывшие школьники имеют право поступить со своими баллами по ЕГЭ, а в какой не могут.

Хотя решить это можно быстро и просто — обязать вузы в установленное для всех время публиковать необходимые для поступления баллы. И все.

Заявление главы Министерства образования и науки об изменении правил поступления в вузы вызывает крайнее удивление: неужели Андрей Фурсенко не знает, что существует только три возможных варианта приема. Первый — тот, против которого он так долго боролся и в конце концов отменил, — вступительные экзамены. Второй — тот, что мы имеем сейчас, — по результатам ЕГЭ. Третий — то, как делают, например, в Сорбонне, — зачислять всех желающих, освобождая места по мере учебы.

Ничего другого нет и быть не может. А предлагаемое министром образования всенародное обсуждение не более чем фарс.

Что же касается победителей олимпиад и обладателей других льгот на поступление, если им дадут право использовать свои преимущества только в одном вузе, как предлагает сейчас Андрей Фурсенко, то они по сути окажутся в неравном положении с теми, кто подает заявление сразу в пять учебных заведений. Пропадет всякий смысл готовиться к сложнейшим олимпиадам, которые, кстати, в отличие от ЕГЭ позволяют выявлять истинные знания абитуриентов.

Комментирует Александр Жуков, кандидат исторических наук, преподаватель

Ситуация со Вторым медом — совершенно особенная. Да, уровень коррупции в системе высшего образования всегда был высоким, но этот случай, когда в престижный университет массово принимаются «мертвые души», является экстраординарным. Настолько экстраординарным, что заставляет усомниться в реальности предлагаемой нам версии.

Правила же поступления действительно нужно менять. Сегодня существует большое количество льготников. Это приводит к тому, что бюджетных мест для «простых смертных» абитуриентов просто не хватает.

Недавно обсуждалась ситуация, сложившаяся с приемом на один из факультетов престижнейшей «Бауманки». Там из 38 бюджетных мест 37 занимали абитуриенты-льготники. На последнее же бюджетное место претендовали около 700 человек. Но этот случай отдельный. Ребята эти были победителями различных олимпиад, работы многих непосредственно касались того, чему предстоит учиться. История «Бауманки» — один из немногих примеров, когда система льготников себя оправдывает.

Зачастую же по льготам в вузы проходят, мягко говоря, не самые подготовленные абитуриенты. И здесь мы видим уже ущемление прав молодых людей, обладающих большими знаниями, специально готовившихся к поступлению и часто имеющих куда большую мотивацию к обучению, чем их товарищи из льготных категорий.

Конечно, наша страна сегодня находится в демографической яме, абитуриентов мало, а вузов, наоборот, много. Казалось бы, мест на всех хватит, переживать нет смысла. Но одно высшее учебное заведение другому рознь. И в престижном вузе, куда должны попадать только самые лучшие в плане подготовки люди, знания даются в большем объеме, чем в тех университетах, куда приходится этим хорошо подготовленным ребятам в итоге идти.

Существует и проблема абитуриентов из республик Северного Кавказа. Очевидно, что данные ЕГЭ там серьезно завышаются. И ребята из средней полосы России, чей балл ниже северокавказского, к примеру, на 20 пунктов, обладают большими знаниями, лучше подготовлены, чем «отличники» из того же Дагестана. И эту проблему нужно решать, ужесточая в СКФО контроль за сдачей госэкзамена.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости