На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

В ходе переаттестации из МВД уволены 183 тыс. человек. Лишь 20 тыс. из них нашли себе работу

Комментирует Владимир Жеребенков,

адвокат, экс-старший следователь Следственного комитета при МВД РФ

На улицы выплеснулась милицейская волна

На улице оказались десятки тысяч людей, которые могли бы продолжить служить стране и вне системы МВД. Однако идеологи и разработчики программы сокращения полицейских штатов не подумали над тем, как этого добиться.
На улицы выплеснулась милицейская волна 2 августа 2011
По итогам переаттестации из структур МВД были уволены 183 тыс. сотрудников. Из них, по данным Рашида Нургалиева, лишь 20 тыс. человек нашли себе в настоящий момент работу. МВД вроде как пообещало курировать вопрос трудоустройства бывших милиционеров, не прошедших переаттестацию по «не компрометирующим основаниям». Непонятно, правда, насколько это курирование на деле будет полезным и эффективным.

«Московский комсомолец» рассказывает о переаттестации московских правоохранителей: «Нас собрали на совещании и сказали, что нужно написать рапорт следующего содержания, — пояснил один из оперативных сотрудников. — Мол, прошу провести переаттестацию без моего присутствия. Многие возмутились: как так — без присутствия и сказать слово в свою защиту при случае возможности не будет. Руководство объяснило, что, мол, все уже решено, а комиссия — это формальность. Тем, кто все же не хотел писать эту бумагу, намекнули, что к буквоедам комиссары будут относиться предвзято».

Без сомнения, генералы и полковники, по тем или иным причинам не дотянувшие в глазах аттестационных комиссий до звания «полицейский», смогут пристроиться на хлебные должности и вне Министерства внутренних дел. Обширные связи, наработанные этими «зубрами» за долгие годы милицейской службы, являются надежной гарантией их безбедного существования. Например, бывшего замначальника регионального УВД с радостью примут на работу и областная администрация, и различные коммерческие структуры. Люди, умеющие «решать вопросы», нужны всегда и везде.

Куда труднее придется капитанам и лейтенантам, простым операм и участковым.

Общество опасается того, что молодые и полные сил бывшие милиционеры вынуждены будут пойти после увольнения в криминальные структуры и даже сформируют целые «бригады». Так, собственно, и происходило в 90-е годы. Тогда, однако, исход из советской милиции был обусловлен не «чистками», а непопулярностью службы в органах, а также внезапно открывшимися перспективами сказочного обогащения в рядах организованной преступности. Сегодня же уход «в бандиты» будет шагом вынужденным, но от этого никому не легче.

Вместе с тем подобный тревожный сценарий был бы возможен, если бы слова господина Нургалиева, заявляющего, что переаттестация — это «отбор лучших», были правдой. Но практика показывает, что из органов внутренних дел вычищены далеко не самые плохие кадры и критерии «приема в полицию» не имели зачастую ничего общего с тестами на профессиональность и порядочность.

По данным экспертов, в ходе переаттестации чаще всего на службе оставались те, кто умел угождать начальству, тогда как свободно мыслящие профессионалы оказывались не у дел. Вопреки обещаниям, сокращали в основном не бюрократические генеральские и полковничьи должности, а «землю» — прежде всего райотделы, которые и тянули главную лямку борьбы с преступностью. На улице оказались многие оперативные сотрудники с солидным стажем работы. Вряд ли большинство этих людей захочет в массовом порядке «перейти линию фронта» и вливаться в ряды тех, с кем они боролись долгие годы.

В каких сферах будут востребованы тысячи бывших сержантов, прапорщиков и младших офицеров, вопрос непростой. Кто-то попытается пристроиться в службы безопасности коммерческих структур, коллекторские агентства, частные охранные предприятия. Но мест в этих «нишах» хватит не всем.

Иные правоохранительные структуры также, скорее всего, не будут гореть желанием принять к себе уволенных милиционеров. Стать кадровым работником ФСБ для человека, уволенного из МВД, — дело абсолютно нереальное. Чекисты сами ведут многолетнее успешное наступление на Министерство внутренних дел, активно продвигая на руководящие должности в ведомстве своих людей (тот же Нургалиев — выходец из КГБ), и размывать железные ряды «ментами», пускать их в свои кабинеты в Федеральной службе безопасности явно не намерены.

На работу в Службу судебных приставов огромный конкурс, так же как и в Госнаркоконтроль и МЧС. Какие-то вакансии может предоставить Федеральная служба исполнения наказаний, но это не решит проблему трудоустройства десятков тысяч человек.

Единственная силовая структура, которая имеет потенциальную возможность вновь встроить в полноценную жизнь множество молодых и сильных мужчин и женщин, — Вооруженные силы. Кадровый голод в войсках настолько велик, что ставит под угрозу национальную безопасность страны. И тысячи бывших сотрудников МВД в возрасте от 30 до 45 лет — опытных, физически подготовленных, умеющих обращаться хотя бы со стрелковым оружием — могли бы стать крепким костяком контрактной армии.

Разумеется, для этого необходима детально поработанная программа переквалификации этих людей, требуется финансирование данного проекта, гарантированная достойная зарплата, адекватные социальные гарантии. Ни о чем подобном политическое руководство страны, затевая сокращение штатов МВД, понятное дело, не задумывалось.

Комментирует Владимир Жеребенков, адвокат Межрегиональной коллегии адвокатов «Закон и человек», экс-старший следователь Следственного комитета при МВД РФ

70 процентов уволенных по сокращению сотрудников Министерства внутренних дел — это те, кто оказался не угоден начальству или отказался сотрудничать со службой собственной безопасности, «стучать» на коллег. Оставшаяся часть сокращенных были замечены в употреблении алкогольных напитков. Кого-то увольняли за любую самую ничтожную провинность. К примеру, превышение скорости на дороге, зафиксированное видеокамерой, хотя это совершенно неразумно.

В результате сокращения пострадали, главным образом, именно профессионалы. Те, кто имел свою независимую профессиональную точку зрения, кто умел работать. Во многих случаях на освободившиеся вакансии пришли руководители различного уровня с других сокращаемых должностей, которые не захотели уйти на пенсию, пожелав отсидеться.

Страшно еще и то, что «резали» в основном оперативные службы, которые именно работали. Тыловые, контрольные, методические подразделения не пострадали, как и кадровые, которые, собственно, и решали, кто должен быть сокращен. Сократили «живые» структуры по борьбе с терроризмом, организованной преступностью. Хотя их как раз и нужно было увеличивать за счет тыловых и других подразделений.

Какая-то бездумная реформа, не продуманная специалистами. Дали указание сократить именно 22 процента — столько и «порезали». А кого именно — не важно.

Зато когда в Домодедово произошел теракт, оказалось, что всего пять сотрудников МВД работают на весь аэропорт! Дмитрий Медведев схватился за голову. В результате штат полицейских не увеличили, а взяли вместо этого и прикомандировали для обеспечения безопасности аэропорта подразделения вневедомственной охраны МВД. Но загвоздка в том, что сотрудники эти прикомандированы. Вот сейчас о теракте немного забудут, и людей этих оттуда снимут, оставив тех же пятерых штатных полицейских на всю огромную территорию.

В итоге сейчас уже выясняется, что там-то и там-то не хватает оперативных сотрудников, участковых, следователей. Тех, кто защищал права и интересы граждан.

Сокращенных людей никто и не думает трудоустраивать. Показуху сделали, а реально бывших милиционеров выкинули за забор. Кто куда мог, туда и устроился. Многие пока просто нигде не работают. Специфика службы в органах такова, что быстро перестроиться сложно. Многие надеются, что эта вакханалия закончится и уже в сентябре начнут принимать всех обратно, так как после реформы оказались оголенными основные направления по борьбе с преступностью.

Кто-то пойдет в бизнес, кто-то в криминальные структуры. Тем более преступные сообщества понимают, что уволенные — профессионалы, а профессионалов, как ни парадоксально, там ценят, в отличие от государства.

Недавно случилось со мной несчастье — умер дальний родственник. Обратились в ритуальное агентство, приехал парень. Оказалось, что он недавно уволенный капитан милиции из Зеленограда. А что делать, говорит, семью кормить надо. Вот и устроился куда смог.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Сергей Шурлов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости