На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

9 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Проблема мусорных свалок. Продовольственная безопасность. Пьянство в России

Алексей ПЛАХОТНИКОВ,

член комитета по собственности Государственной думы

На горах мусора в Подмосковье можно строить горнолыжные курорты

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько.
На горах мусора в Подмосковье можно строить горнолыжные курорты 1 июня 2011
Главное, что мешает России решить большинство стоящих перед ней проблем, — это привычка всегда и везде идти своим путем. Если во всем мире мусор утилизируют, то мы свозим его на свалки. Вместо того чтобы поддерживать сильных сельхозпроизводителей, мы плодим слабых. А с извечной болезнью страны — русским пьянством — боремся исключительно запретительными методами и потом не можем понять, почему все больше людей травится паленой водкой.

Проблема мусорных свалок

Лев Гулько: Здравствуйте. Наш сегодняшний разговор будет посвящен экологии в широком смысле этого слова, начиная с экологии как таковой и кончая экологией души, я бы так сказал. Мы расскажем нашим читателям, слушателям и зрителям, что это такое. Я представлю нашего гостя. Депутат от партии «Единая Россия», член комитета по собственности Государственной думы Алексей Плахотников. Здравствуйте.

Алексей Плахотников: Здравствуйте.

ЛГ: Давайте начнем вот с чего. Экология. Господин Арманд Хаммер (есть такой — простите, был — друг Советского Союза, меценат) когда-то предлагал построить в Москве мусоросжигающие заводы. Он говорил: «От вас ничего не надо — просто по пять долларов с каждой тонны мусора».

АП: Который будут сжигать?

ЛГ: Конечно. Наши тогда подумали и сказали: «Нет. Это как-то не престижно. Мы сами построим». Что построили, вы знаете. Ничего не построили практически.

АП: Четыре завода.

ЛГ: Он предлагал сделать гораздо больше и по последним технологиям. Вообще, мусор в мире (вспомните Сицилию, где на этом зарабатывает мафия) — это же золотое дно. И переработка мусора должна привлекать инвесторов. Что происходит у нас в России?

АП: В начале нового периода развития России данная сфера действительно, наверное, была в значительной степени криминализирована. Почему криминал пошел в эту сферу? Потому что у нас, например в Москве, утилизация мусора происходила так. Заключил договор — вывез кубометр мусора на свалку. Именно на свалку, по-другому не назовешь. Не на полигон, который имеет свою технологию: метр десять, пересыпка 20 сантиметров, извлечение мусора, который можно потом переработать…

ЛГ: Стекло отдельно, бумага отдельно...

АП: Там ничего этого не было. Поскольку мы русские люди и земли у нас много, мы просто утилизировали. И вот человек, который вывозил мусор (кстати, в Москве до сих пор почти так и происходит), брал с хозяина мусора деньги за то, что его вывез и утилизировал, да еще и получал дотацию от правительства.

ЛГ: За то, что очистил город?

АП: За то, что очистил город. Но дотации были достаточно большие. Примерно так у нас было по всей стране. Сейчас, когда верхи уже не могут, а низы не хотят жить по-старому, то есть с такой экологией, стало несколько по-другому. Но со сжиганием, о котором вы говорили, тоже не получилось. Почему не получилось?

ЛГ: Почему?

АП: Почему? Сразу могу сказать. Потому что на сегодняшний день мы сжигаем весь московский мусор.

ЛГ: Весь мусор? Вы имеете в виду…

АП: Я имею в виду, что мы сжигаем мусор, не сортируя его. Конечно, не весь мусор, ну что вы! Посмотрите, что творится под Москвой. Там уже горы. Скоро горнолыжные курорты будем открывать на горах мусора, который не утилизируется.

ЛГ: Можно дома строить.

АП: Да, можно дома строить. Ну посмотрим. А вообще-то там через 10 лет вырабатывается газ, который надо собирать… Но это отдельная тема.

ЛГ: Конечно.

АП: Почему я против того сжигания, которое сейчас есть в Москве? Во-первых, надо установить на законодательном уровне, что перед утилизацией мусор следует сортировать.

ЛГ: Но еще должно быть сознание граждан, которые выносят пакет мусора, а лучше три...

АП: Я сейчас расскажу о сознании россиян и о том, как мы это сознание сделаем нормальным, цивилизованным. Потому что немцев с японцами мы с вами сюда не привезем.

ЛГ: Да и не надо. Нам своих хватает.

АП: Да. Мы, как обычно, пойдем своим путем. Итак, мы сжигаем мусор. Весь мусор сжигаем — батарейки, ртуть...

ЛГ: Твердые бытовые отходы.

АП: Твердые бытовые отходы. Хотя на сегодняшний день 44—45 процентов их объема можно извлечь и переработать.

ЛГ: Конечно.

АП: Это примерно 12—15 процентов от массы мусора. Мусор стал другим. Он стал более объемным и менее тяжелым. Это надо обязательно вытащить. Обязательно. Глубину мусора, сортировки надо настолько увеличить, чтобы можно было оттуда убрать батарейки, градусники, лампы и прочее, прочее. Это везде делается.

ЛГ: Делается.

АП: Остальной мусор надо сжечь. Из него обязательно надо получить электроэнергию, тепло. И еще бы отдельно вытащить органику...

ЛГ: Хорошо бы.

АП: Хорошо бы. К этому и идем. Дерево сжечь. А органику всю в специальные резервуары. Получить газ. Опять же сжечь. И опять получить. Это все в Европе уже давно сделано. А у нас на сегодняшний день… Вот немец, у него семь контейнеров, в шести контейнерах он раскладывает мусор по фракциям и платит лишь за седьмой — за тот, куда он бросает мусор, который невозможно переработать.

Итак, по какому пути должна пойти Россия? У нас сейчас 39 мусоросортировочных заводов. Весь мусор, который мы выбрасываем, ТБО и КГО, — он должен быть на этих заводах отсортирован. Глубина сортировки должна быть приличная. На этих 39 заводах дело поставлено хорошо. Заводы работают, я могу сказать, довольно эффективно, отбирают до 45 процентов от объема мусора. А тот мусор, который остается, уже можно сжигать. Хотя его дополнительно тоже надо бы отсортировать. Убрать оттуда органику, различного рода химикаты, батарейки и ртуть.

ЛГ: Время первой части подходит к концу. Поэтому давайте я задам вам последний вопрос. Чего не хватает? Схема понятна, схема проста. Технология есть, причем есть давно. Я сам когда-то этим занимался, в начале 80-х годов. Чего не хватает? Законодательной базы?

АП: Да. Внимания хватает, и со стороны премьера, и со стороны президента. На этой проблеме уже сосредоточено внимание всех, в том числе законодателей и инвесторов. Законодательной базы не хватает. Сейчас по инициативе фракции «Единая Россия» в Государственной думе создана рабочая группа, в состав которой вхожу и я. Мы перерабатываем законодательство. Я думаю, что уже осенью мы выдадим на-гора изменения в законодательстве. Это будет и перераспределение функций власти, и обязанность гражданина утилизировать свой мусор, и много чего еще. В том числе большой блок, нацеленный на привлечение в эту сферу инвесторов. Потому что не хватает земли, не хватает мотивации у инвесторов, не хватает длинных кредитов. Я имею в виду финансирование. Вот этого сегодня не хватает.

ЛГ: И самый последний вопрос. Сколько нужно времени (лет, месяцев), чтобы это все воплотить в жизнь? Примерно?

АП: Для средней области, например такой, как Курская, Тамбовская, Воронежская, я думаю, пяти лет будет достаточно, чтобы поставить это дело на цивилизованные рельсы. Но у Москвы пяти лет нет. Москве надо срочно готовить схему санитарной очистки города, совместно с областью ставить заводы. Если в течение года-двух мы этого не сделаем, мы просто загадим Московскую область.

ЛГ: Понятно. Давайте на этом закончим первую часть, а во второй части поговорим о продовольственной безопасности. Недавняя пресс-конференция президента подтверждает, что это вещь актуальная.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости