На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Далеко не все желающие послушать приговор Ходорковскому и Лебедеву могут попасть в Хамовнический суд

Владимир Жеребенков,

адвокат Межрегиональной коллегии адвокатов «Закон и человек»

Посторонним вход запрещен. И непосторонним тоже

Милиция превратила открытый процесс по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в фактически закрытый.
Посторонним вход запрещен. И непосторонним тоже 28 декабря 2010
Все подходы к Хамовническому суду, где сегодня продолжается чтение приговора по второму «делу ЮКОСа», перекрыты заграждениями. Чтобы пройти по Ростовскому переулку, нужно предъявить милиции паспорт. Не удивительно, что у здания суда практически нет журналистов, — видимо, их документы чем-то не устроили правоохранителей. Вчера ситуация была не лучше: часть представителей СМИ не смогли попасть на процесс, тех же, кому это удалось, настойчиво попросили уйти из зала заседания в специальную комнату для прессы, где должна была вестись видеотрансляция. Однако никакой трансляции так и не было.

 

Председатель Московского городского суда Ольга Егорова всегда отрицала, что у журналистов да и просто граждан есть проблемы с посещением процесса по второму «делу ЮКОСа» в Хамовническом суде, настойчиво подчеркивая, что разбирательство открытое. В интервью «Эху Москвы» она как-то заявила: «Я, действительно, когда только стала работать председателем суда, я, может быть, много сделала ошибок на своем первом пути, потому что я очень боялась прессу. И я считала, что пресса доводит, ну, несправедливую, неправильную, неверную информацию. И мы закрывались… Но когда я поняла, что лучше этого не делать и чтобы народ это слышал, у нас стало меньше ошибок, к нам стало меньше вопросов… Поэтому я сейчас хочу сказать, что в Москве просто так никто не закроет судебное заседание. Ну вот взять дело Ходорковского. Мы же транслируем в другом зале через видеоконференцсвязь. И вы знаете, первое время в этом зале, где видеоконференцсвязь, люди-то не очень хотели. Они рвались туда, они хотели увидеть вживую. Но сейчас вроде как бы нет на это жалоб, они там рассматривают эти дела, не поступает по крайней мере жалоб. Мы сделали, чтобы люди знали, что происходит. Если бы это было в 2003 году бы сделано, было открыто, было бы меньше разговоров. Но на ошибках тоже все учатся».

Трудности у журналистов начались еще вчера. В первый день чтения приговора прокатился слух, что по специальному распоряжению пресс-службы Мосгорсуда в Хамовнический суд будут пускать только по специальной аккредитации. Что это за аккредитация, никто толком не знал — СМИ были уверены, что для посещения открытого процесса, коим является разбирательство по второму «делу ЮКОСа», никаких разрешающих документов не нужно.

Как бы то ни было, в зал заседания попали далеко не все представители прессы. Возможно, даже и не из-за отсутствия некой аккредитации, а в связи с банальной нехваткой мест в зале заседания. По разным оценкам, количество людей, собравшихся у здания суда, перевалило за четыре сотни. Из них порядка 70 человек были сотрудниками ведущих СМИ.

И все же некоторым из них удалось пробраться в суд. Но вскоре прозвучало требование покинуть зал. Журналистов настойчиво попросили пройти в комнату для прессы, где должна была вестись видеотрансляция. Однако никакой трансляции так и не было.

То, что происходило в это же самое время на улице, было не менее интересно. Сторонники Михаила Ходорковского и Платона Лебедева устроили акцию протеста у здания Хамовнического суда, выкрикивая лозунги в их поддержку. Милиция потребовала от активистов свернуть плакаты, которые они принесли с собой, однако люди не подчинились. После этого к разгону митинга подключился ОМОН и начались задержания.

По некоторым данным, были задержаны десятки митингующих. При этом сотрудники правоохранительных органов действовали очень жестко, с применением силы. Часть задержанных поместили в милицейский автобус и увезли в отделение.

Судя по всему, чтобы избежать повторения вчерашней ситуации, сегодня милиция решила перекрыть Ростовский переулок и часть Ростовской набережной. Как сообщают очевидцы, правоохранители не пускают пешеходов внутрь выгороженной зоны. У тех, кто пытается пройти на работу, требуют служебное удостоверение. Внутрь зоны не могут попасть и журналисты, у которых милиционеры тоже требуют какие-то документы. Въезд на улицу со стороны Нового Арбата также ограничен.

В результате подобных действий открытый процесс незаконным образом фактически превращен в закрытый. И это несмотря на постоянные заверения судейского руководства, что посетить судебное заседание по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева может любой желающий.

Комментирует Владимир Жеребенков, адвокат Межрегиональной коллегии адвокатов «Закон и человек»

Подобные меры — прямое нарушение закона. В Европейской конвенции по правам человека, которую подписала и наша страна, и которая стоит выше национального законодательства, четко прописано, что решение по уголовному делу должно оглашаться публично. Граждане должны допускаться в зал, где идет процесс, без каких-либо ограничений.

Более того, государство должно организовать работу суда так, чтобы создать условия для присутствия на процессе всех желающих, а не препятствовать этому под какими-то предлогами, как это делается сейчас.

Власти говорят, что якобы не хватает места в зале суда для такого количества людей. Но опять же, согласно Европейской конвенции по правам человека, работа суда должна быть организована так, чтобы ее принципы выполнялись. Не хватает места здесь? Перенесите процесс в Мосгорсуд — там места побольше. Тогда и журналисты, и все желающие смогут послушать приговор.

Общественность должна знать, что происходит, и контролировать ход судебного процесса.

Конечно, можно обратиться в Европейский суд с жалобой на то, что желающим присутствовать в зале суда было отказано, что не были созданы условия. Наши-то суды объективно такую жалобу не рассмотрят. Они полностью зависимы от власти. ЕСПЧ же вынесет решение по жалобе года через три и присудит истцу, к примеру, тысячу евро. Понятно, что тогда будет уже очень поздно восстанавливать справедливость.

Налицо прямое нарушение всех прав и принципов, и оправдания этому я не вижу. Этим самым наши силовики и руководители государства показывают: что хотим, то и творим, законы мы пишем так, как нам удобно, а их выполнение нами не обязательно.

Комментарии
ЭББОТ
Беспредел !!!!!!!
Пока народ не выйдет на улицы в массовом порядке -- ситуацию с делом «ЮКОСа» не изменить !!! А пара сотен сочувствующих -- это не сигнал власти .....
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости