На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

26 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Процесс против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Станислав ЯКОВЛЕВ,

обозреватель «Особой буквы»

14 ЛЕТ ТЮРЬМЫ В НАКАЗАНИЕ ЗА ДОБРОЕ ИМЯ И ЧЕСТЬ

Прежде чем кремлевские куранты начнут свой новогодний бой, Виктор Данилкин наверняка успеет преподнести исторический подарок для всей России — либо надежду на новое будущее, либо окончательное избавление от груза романтических иллюзий.
14 ЛЕТ ТЮРЬМЫ В НАКАЗАНИЕ ЗА ДОБРОЕ ИМЯ И ЧЕСТЬ 15 ноября 2010
Согласно пожеланиям стороны обвинения, униженный до положения диктора судья должен сформулировать приговор по делу о «хищении под видом покупки», «легализации средств под видом оплаты», «безвозмездном изъятии под видом прибыли в 2 млрд долларов» и «разрушении государственных устоев под видом обращения в Европейский суд». Назначить согласно этому приговору невероятный срок заключения. И закрыть глаза на то, что приговор по делу о неуплате налогов, законность и справедливость которого отстаивают представители России в ЕСПЧ, противоречит обвинительному приговору по делу о «хищении» всей добытой на предприятиях ЮКОСа нефти. Пустяковая работа, скучно даже обсуждать...

Хроника Хамовнического процесса почти дописана. Остается только один чистый лист, последний, для эпилога. Возможно, что запись на этом листе будет похожа на текст праздничной поздравительной открытки. А возможно, на официальное извещение о том, что чудеса случаются только в новогодних сказках. Процесс по так называемому «второму делу» Михаила Ходорковского и Платона Лебедева близится к своему завершению. Начало оглашения приговора назначено на 15 декабря.

Дата символическая и многозначительная. Датам теперь приходится уделять особое внимание: прокуроры, как известно, отметили седьмую годовщину со дня ареста Михаила Ходорковского, запросив подсудимым наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет каждому. Но и этого оказалось мало. Будто бы сомневаясь, что история запомнит их имена, представители стороны обвинения предприняли последнюю попытку прославить себя как особо выдающихся преступников. Очень успешную попытку.

«Суд приходит к выводу...» — с самым убежденным видом «оспаривал позицию защиты» в прениях прокурор Валерий Лахтин — «что расценивается судом как…»

Судья недоверчиво посмотрел на адвокатов. Адвокаты печально кивнули, подтверждая, что Виктор Данилкин не ослышался. Тогда судья перевел удивленный взгляд на прокурора, который, продолжая свое выступление, произносил в тот момент следующие слова: «А защите просто нечего сказать! Поэтому ей приходится постоянно болтать языком, особенно в Европейском суде, и собирать вокруг себя бездельников из числа представителей ангажированных СМИ. За прокуратурой — правда!»

Несмотря на смех публики, государственный обвинитель не увидел необходимости в том, чтобы исправить или как-то объяснить свои красноречивые оговорки. Таким образом, представитель прокуратуры, неоднократно объявлявший себя в ходе процесса «государством», в итоге подменил собой еще и правосудие. Валерий Лахтин не только зачитал черновик приговора с тезисами, которые вполне подходят для репертуара балалаечника Клима Чугункина, но очень странно и непривычно звучат в зале суда. Он отчетливо и недвусмысленно указал председательствующему Виктору Данилкину его истинное место на этом фантасмагорическом процессе. Место обычного диктора, полностью зависимого от суфлеров из прокуратуры, — как если бы уже помянутый Клим, лениво поигрывая револьвером, обязал бы к исполнению своих куплетов доктора Борменталя.

Согласно пожеланиям стороны обвинения, униженный до положения диктора судья должен сформулировать приговор по делу о «хищении под видом покупки», «легализации средств под видом оплаты», «безвозмездном изъятии под видом прибыли в 2 млрд долларов» и «разрушении государственных устоев под видом обращения в Европейский суд». Назначить согласно этому приговору невероятный срок заключения. И закрыть глаза на то, что приговор по делу о неуплате налогов, законность и справедливость которого отстаивают представители России в ЕСПЧ, противоречит обвинительному приговору по делу о «хищении» всей добытой на предприятиях ЮКОСа продукции. Пустяковая работа, скучно даже обсуждать.

«Что мы задумали, то с вами и сделаем», заявила однажды подсудимым Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву прокурор Гюльчехра Ибрагимова. Обвинительный приговор подтвердит, что российская прокуратура выполняет свои обещания. Даже самые нелепые, абсурдные, зачастую откровенно бранные слова принимаются как высокая и несомненная истина, если их произносит человек в синем мундире прокурора. Так принято в России: в чем тебя обвинили, в том ты и виноват. Никакие формальные законы, включая законы логики и здравого смысла, не дадут тебе защиты. В случае необходимости обвинение охотно воспользуется «пробелами в законодательстве», как откровенно признался суду прокурор Валерий Лахтин. А если не найдется пробелов — ну что же, тем хуже для законодательства.

Типичный обыватель отреагирует на такое известие вполне равнодушно: «Об этом и так все знают». Напоминание о том, что президент России Дмитрий Медведев объявил курс на модернизацию и инновационное развитие страны, он прокомментирует в той же тональности: «Неужели вы ему поверили?» А потом очередной высокопоставленный кремлевский чиновник, сколь угодно искренний и уважаемый, печально вздохнет и разведет руками: «В нынешних условиях модернизация практически невозможна. Так уж исторически сложилось, что наш азиатский народ ее не понимает».

Но ведь потому и не понимает. И не только народ, частью которого является, например, вполне европейский «средний класс» предпринимателей и квалифицированных специалистов, опора всякого современного государственного порядка. Не понимают и зарубежные партнеры нашей страны, представители международной деловой и политической элиты, потенциальные инвесторы в российское будущее. «Умная экономика», о которой говорит президент Дмитрий Медведев, невозможна, если качество интеллектуальных решений будет подгоняться под уровень умственного развития государственного обвинителя, который читает «oil» как «ноль — один», называет французских банкиров «жуликами», путает активы с «оборотами» и, не утруждая себя аргументами, ставит под сомнение компетентность бывшего главы Центробанка Виктора Геращенко. А подгонять придется, потому что любые интеллектуальные решения, непостижимые его уму, обвинитель назовет «преступными схемами» и всем независимым экспертам заявит отвод, и еще нахамит им вдогонку.

Скептики говорят: «даже если суд вынесет несправедливый обвинительный приговор — ничего принципиально не изменится». И самое страшное, что эти скептики абсолютно правы. Неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ и многие другие проблемы, перечисленные президентом Дмитрием Медведевым в статье «Россия, вперед», утратят статус «актуальных» и перейдут в категорию неразрешимых. «Шанс построить новую, свободную, процветающую, сильную Россию» пополнит печальный перечень упущенных возможностей. Гоночная машина с отказавшим мотором не движется назад, она вполне неизменна в своем положении на трассе, но при этом с каждой секундой все сильнее отстает от соперников. Отказ от модернизации страны рано или поздно заканчивается эвакуацией на периферию политической истории мира.

Генеральный директор государственной корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс сообщил в очередном своем интервью, что модернизация осуществима и без Михаила Ходорковского. Это напоминает известный анекдот: «Товарищи, революция временно отменяется, Дзержинский уехал на рыбалку. Без него мы обойтись сможем, а вот без «Авроры» вряд ли». «Дело ЮКОСа» является индикатором состояния всей российской политической системы. Этот индикатор мигает тревожным красным цветом: управляемое правосудие, отсутствие гарантий неприкосновенности частной собственности, откровенное многолетнее издевательство над бывшими руководителями лучшей нефтяной компании страны с очевидным намерением и дальше продолжать дело в том же духе не позволяют относиться к России как к надежному и респектабельному партнеру.

Виктор Данилкин, грамотный и добросовестный судья, классический пример «хорошего человека в плохой системе», на выходки прокуроров реагировал, как правило, снисходительно и механически удовлетворял почти все, даже заведомо незаконные их требования, но он так и не смог превратиться в равнодушного пособника преступного обвинения. На завершающей стадии процесса судья постоянно повышал голос на прокуроров и в конце концов открыто потребовал прекратить издевательство над правосудием.

Виктор Данилкин еще не сделал свой выбор, но он прекрасно понимает, в чем этот выбор заключается: можно пожертвовать личной честью, профессиональной репутацией, добрым именем, общественным уважением — или должностью, карьерой, стабильностью положения, гарантированным доходом, спокойствием своих родных и близких. Это очень страшная, кульминационная сцена всей «Хамовнической трагедии». Потому что председательствующий сохранит привычный уклад жизни только в том случае, если назначит страшное наказание двум очевидно невиновным людям. И только за то, что однажды, почти восемь лет назад, оказавшись в аналогичной по смыслу, хоть и не по масштабу ситуации, они выбрали доброе имя и честь. Судья, разумеется, может поступить по их примеру, его-то вряд ли осудят за это на четырнадцать лет — масштабы несопоставимы, как уже было сказано. Но мысли, планы, привычки — да вся жизнь «маленького человека» может измениться даже от самых маленьких проблем. Если создатели этих проблем сильно постараются.

Выступая с «последним словом», Михаил Ходорковский обратился к судье Виктору Данилкину лично.

— Ваша честь! В ваших руках гораздо больше, чем две судьбы. Здесь и сейчас решается судьба каждого гражданина нашей страны. Не в нас с Платоном дело, во всяком случае не только в нас. Дело в надежде для многих наших сограждан. В надежде на то, что суд завтра сможет защитить их права, если каким-то очередным бюрократам-чиновникам придет в голову эти права нагло и демонстративно нарушить. Я знаю, есть люди, я называл их в процессе, которые хотят оставить нас в тюрьме. Оставить навсегда! Пока, правда, они добились обратного: из нас — обычных людей — они сделали символ борьбы с произволом. Это получилось. Это не наша заслуга — их. Но им необходим обвинительный приговор, чтобы не стать козлами отпущения. Я хочу надеяться, что суд с честью выдержит их психологическое давление. А давление будет, мы все знаем, как и через кого оно будет происходить. Ваша честь, я готов понять, что вам очень непросто, может быть, даже страшно, я желаю вам мужества.

15 декабря председательствующий Виктор Данилкин приступает к оглашению приговора. Процедура с учетом обстоятельств дела может затянуться на несколько дней и даже больше.

Но прежде чем кремлевские куранты начнут свой торжественный новогодний бой, судья наверняка успеет преподнести великий исторический подарок для всей России — любо надежду на новое будущее, либо окончательное избавление от груза романтических иллюзий прошлого.

Комментарии
demchenko
Спасибо, Станислав! Текст плотный, толковый и предельно честный, что в наши дни безмолвия особенно ценно. Сегодня отправил ВВП электронное письмо. Вот его текст.

Г-ну В.В.ПУТИНУ.

Владимир Владимирович!
Обращаюсь к Вам как частное лицо к частному лицу, поэтому в казённом ответе не нуждаюсь. Зовут меня Владимир Сергеевич. Мне, без малого, 70 лет. В молодости был военным музыкантом, потом работал токарем, журналистом, теперь — издатель.
По моему глубокому убеждению, именно Вы, Владимир, Владимирович, являетесь, тем самым человеком, по вине которого невинно страдают несколько десятков людей. Речь идёт о работниках ЮКОСа и, прежде всего, о Михаиле Ходорковском. Тут не место приводить резоны в пользу этого моего мнения – это заняло бы слишком много места. Да и знаете Вы всю эту историю, не сомневаюсь, досконально. Замечу только, что Вы ни разу даже не попытались ясно сформулировать суть своих претензий к Ходорковскову, кроме голословных и недостойных юриста обвинений того в заказных убийствах.
Я не могу отделаться от ощущения, что Вы, Владимир Владимирович, испытываете к бывшему владельцу ЮКОСа какую-то глубокую личную, потаённую обиду и жестоко мстите ему за что-то. Уверяю Вас, это очевидно не только для меня. Посмотрели бы Вы на себя со стороны в тот момент, когда при Вас произносят одно только имя Ходорковского. Известно, как умеют владеть собой люди Вашей выучки и профессии, но в данном случае тормоза самообладания буквально отказывают Вам и всем становится понятно, что Ваши чувства чрезвычайно глубоки, отравлены и плохо контролируемы. Это очень опасно при той громадной и практически неограниченной власти в стране, которой Вы обладаете. Государственная машина всюду бездушна, но в России она ещё и жестокосердна. А жестокость рождает только одно – ответную жестокость.
В нашей стране атмосфера недоверия, насилия, страха, озлобленности сгустилась за последние годы до опасных пределов. Жить в нашем общем доме становится всё более безрадостно и опасно. Посылать же «докторов» к нам, жильцам, чтобы «лечить» нашу взаимную ненависть одним только ужесточением режима проживания и «мочиловом», просто бессмысленно. От такого «лечения» общество не выздоровеет, а просто загнётся. Лечить надо нравы. А лечатся они, прежде всего, любовью к ближнему, милосердием, терпением, прощением, покаянием… Других лекарств Господь нам не дал. Поэтому вот мой Вам, Владимир Владимирович, простой и очевидный совет: простите Михаилу Ходорковскому нанесённые им вольные и невольные обиды, умягчите своё сердце, не дайте погибнуть от жестокосердия ни себе, ни ближним, ни дальним. Жизнь не повторяется, щадите её.

В.С. Демченко. г. Казань.
15 ноября 2010 г.
Агент Смит
Непонятны апелляции к Данилкину. Не он же принимает решение на этом процессе, какой с него спрос? А французкие банкиры, кстати, еще какими жуликами бывают.
Ну и уж если на то пошло, доктор Борменталь ничуть не лучше Клима Чугункина и прекрасно справился бы с обязанностями прокурора.
jakovlev
= Не он же принимает решение на этом процессе, какой с него спрос? =

Конечное решение принимает он. Как скажет, так и будет.

= А французкие банкиры, кстати, еще какими жуликами бывают =

Возможно, но подобные слова в случае, если их произносит в зале суда государственный обвинитель, должны иметь под собой хоть какие-то основания.

= доктор Борменталь ничуть не лучше Клима Чугункина =

О вкусах не спорят, но если Вы правы — пропал дом, безоговорочно.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости