На главную

Доллар = 63,81

Евро = 70,72

6 декабря 2019

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Еженедельная передача: RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА

Нина БЕЛЯЕВА,

заведующая кафедрой публичной политики Высшей школы экономики

ЛЮДИ ЗАЕДАЮТ КРИЗИС В РЕСТОРАНАХ

Ведут передачу Лев Гулько, обозреватель радиостанции «Эхо Москвы», и Павел Шипилин, шеф-редактор «Особой буквы».
ЛЮДИ ЗАЕДАЮТ КРИЗИС В РЕСТОРАНАХ 13 января 2010
Если Россия хочет быть частью цивилизованного мира, ей необходимо признать правила, по которым живет Запад. Бесконечно восхваляя «славное советское прошлое», отвергая демократический опыт зарубежных стран, мы тем самым обрекаем себя и своих детей на изоляцию.

Массовые отчисления студентов из вузов

ЛГ: Как сообщают разные, в том числе и печатные, источники массовой информации, студенты-первокурсники в панике: чем ближе сессия, тем больше разговоров, что после нее грядут массовые отчисления из вузов. Только и говорят о том, что слишком много липовых льготников и «стобалльников».

И вот «Комсомолка» попросила прокомментировать проректора института им. Баумана господина Юдина эту ситуацию. Он говорит, что в хороших вузах не рассматривают ЕГЭ как показатель знаний. Студент сам себя готовит к учебе. Основные секреты отчисления кроются в том, что в школах недостаточно профильного обучения, помогающего ребятам еще за школьной партой определиться, кем они хотят стать и куда будут поступать. В общем, это не исключает массовых исключений.

ПШ: Лев, у нас в гостях как раз большой эксперт по ЕГЭ. И хотелось бы, чтобы вы ответили нам и, может быть, вашим студентам Высшей школы экономики.

НБ: О! Пусть боятся.

ПШ: Будете отчислять или нет?

НБ: Будем!

ПШ: Много?

НБ: Что такое отчисление? Это не какая-то кара господня, которая висит и непременно на вашу голову упадет. Это конкуренция. Это нормальная вещь. Это же не порка. Это не наказание. Ведь вы тоже учились в вузе. Вы что же, все лекции посещали? Вовремя работы все сдавали? Нет, конечно.

ПШ: Ну вы сейчас настроите студентов...

НБ: Я считаю, что конкуренция — это нормальная вещь. У нас в «Вышке» есть рейтинги. И это важно. Вот никого никогда никто специально не валит. Я не знаю таких примеров. Но у нас учиться сложно. У нас довольно много письменных работ. Довольно много промежуточных заданий, у нас модульная система и так далее. И поэтому после первой сессии кто-то вылетает. Это точно.

Товарищи, готовьтесь к экзаменам. Это правда. Просто надо это не драматизировать. Какие-то массовые расстрелы никем никогда не планируются. Вот это тоже надо убрать. Эту истерику. Что какие-то массовые отчисления из-за ЕГЭ. Чушь! И тут ректор абсолютно прав. Ничего массового, специально запланированного. Это ерунда. Потому что вузы заинтересованы в студентах. Они сейчас всех отчислят, а деньги-то вузы получают на обучение студентов. Меньше студентов — меньше денег. Мы заинтересованы в студентах. Поэтому напрасно бояться не надо.

ПШ: Скажите, а в следующем году ЕГЭ будет другим?

НБ: В каком смысле?

ПШ: А оно же много критики собрало.

ЛГ: Да вряд ли.

НБ: Ну как сказать. Что такое ЕГЭ? Это бедствие народное. Потому что многие люди плачут и посыпают голову пеплом. Вот кончилось наше советское образование и пришло страшное ЕГЭ. Вот лежат программы. Курсы международные.

То есть с самого начала надо понять, что ЕГЭ — это теоретическая рамка ребятам из Якутска. Вот у меня учатся два человека из Якутии. И они сотрудники Ассоциации малых народов Севера. И вот они никогда бы и никуда не поступили, если бы не было возможности аккумулировать людей из дальних регионов. Это раз.

ЛГ: А нет разве такой штуки, как малые народы — отдельным способом?

НБ: Нет! Вы что! Это как раз больше всего критиковалось — всякие квоты. Любые народы, и малые и большие, должны быть в равных условиях и сдавать экзамены. Или демонстрировать свои знания каким-то другим способом, который можно зафиксировать объективно.

ЛГ: Но они же малые. Что их там осталось?

НБ: Не трогайте малые народы. И на самом деле это как-то унизительно, если какие-то особые квоты. Это как раз презумпция того, что они не способны сдать экзамен. Способны, как выяснилось. Отлично сдали экзамен.

ПШ: А в прошлом или позапрошлом году из Якутии было много?

НБ: У нас постоянно. Из Мордовии, с Сахалина.

ПШ: Я имею в виду из ЕГЭ.

НБ: У нас шесть лет ЕГЭ.

ПШ: Ах вот как.

НБ: В «Вышке» ЕГЭ. Я не могу за всю Одессу сказать. Я говорю за наш вуз. Мы были первые пропагандисты. Мы это продвигали. И скажу почему. Во-первых, это гораздо больше возможностей для тех, кто издалека. При всех негативах, о которых мы все знаем и не будем повторять. Что там утечка информации, и кто-то за кого-то пишет. Все равно, на круг возможностей больше. Сто процентов. Я читаю всю статистику. Она у нас на сайте в «Вышке» есть.

Возможностей больше. Насколько люди «липовые»? Ни фига не «липовые». Я знаю ребят, которые по ЕГЭ выпускались. Они у меня много лет уже. В магистратуру попали. Никого не отчислили. И вот нет разницы. Те, кого отчисляли, — это просто лентяи, и не важно, как они поступили. Тут нет этой связки.

А будет ли он лучше? Ну, я думаю, что всякий новый формат, который вводится в большом масштабе... Конечно, «Вышка» исключение. Я понимаю, что нас критикуют. Вот, мол, по себе все меряете. У вас там элитный вуз. К вам идут особо талантливые.

Ну да. Но мы сделали такой бренд, что к нам идут сильные ребята. Тут никто не виноват. Мы его долго строили, мы его построили. К нам идут сильные. А в других местах творится безобразие с ЕГЭ. И будут его совершенствовать, я думаю.

ЛГ: Одной из мотиваций введения ЕГЭ была, насколько я помню, борьба с коррупцией.

НБ: Да. Было дело. Сейчас все говорят о том, что она перетекла в другую форму.

ЛГ: Я не буду называть кто, но мне рассказывали о том, как дети отдельные, а их много было, вообще не ходили никуда.

НБ: А что? Нас всех записали, и все.

ЛГ: «Стобалльники». Что делать?

НБ: Я знаю статистику. Мы участвуем во всех этих дебатах. Я десяток раз была на разных теле- и радиопередачах, где я рассказывала о нашем опыте. У меня пример по такому поводу. У нас выборы фальсифицированы в России?

Все знают, что выборы в России фальсифицируют. Но это не значит, что их нужно отменять. Так и с ЕГЭ. Коррупция среди экзаменаторов — это проблема, которую надо решать. Но нельзя отменять Единый государственный экзамен

ЛГ: Конечно.

НБ: Значит, выборы надо отменять? Выборы в принципе плохой механизм? Нет.

ПШ: Как хитро повернуто.

НБ: Это правда. Если есть модель, когда люди фиксацию знаний на выходе из школы фиксируют как уровень знаний, с которыми они могут претендовать на учебу в вузе, — это нормально. От того, что у нас всегда все искажается, не факт, что сама система плохая. Это не повод отменять выборы в принципе. Потому что они у нас бездарны.

ЛГ: Побороть коррупцию в ЕГЭ невозможно.

ПШ: А видимо, это не было методом борьбы с коррупцией.

НБ: А дальше? Что делать с коррупцией, которая перетекла в эту сферу? Я считаю, что фактов достаточно, чтобы от них нельзя было отмахнуться. Я помню, когда мы только-только начинали, у нас магистр ездил в Калининград проводить ЕГЭ. Вот сам ездил туда. Потому что мы хотели нормальных студентов.

Поможет ли это в масштабе, я не знаю. Я уверена, что и Болонский процесс — это будущее. Это часть Европы, это часть ее пространства. Образовательный процесс. Три вещи: мобильность, признание диплома, возможность совмещать разные кусочки образования в разных странах, которые по накопительной системе дают вам диплом. Вы начали учиться в Нижнем Новгороде, затем в Москве, закончили в Париже.

ПШ: И вы заключили это соглашение?

НБ: Это часть! Это такая красивая вещь. Вот здесь «Вышка», а здесь Болонский университет. А внутри — договор на русском и английском языках, который рассказывает, как студенты Высшей школы экономики и студенты Болонского университета могут сотрудничать во всех направлениях. И на уровне лауреата, и на уровне магистратуры, и на уровне исследований. Главное — возможность учится. В Европе, везде. Ведь в Италии учатся со всей Европы и со всего мира. А у нас нет. Почему у нас нет той системы, которая позволяет стыковать эти образования? Вот это абсолютно точно. Борьба с принципом, что все советское — значит отличное.

ЛГ: Еще один вопрос в связи с этим. Дорого это?

НБ: Не дороже, чем у нас. На возможность учиться за рубежом платный курс стоит три с половиной — четыре тысячи долларов. У нас курс — семь с половиной тысяч долларов. У менеджеров — шесть. Вот и выбирайте.

ЛГ: И выбирают.

НБ: Но у нас нет технической возможности. Без диплома бакалавра вы не можете претендовать на магистратуру в Болонском университете. Так же как и в Страсбурге, так же как и Лондоне, и в любом другом месте. То есть это путь к изоляции. Если мы будем настаивать, что советское — значит отличное, и не надо нам тут зарубежных прибамбасов, мы себя и своих детей обрекаем на изоляцию. Это надо преодолевать как можно скорее.

ЛГ: Еще маленький вопрос. Ребята из Якутии учатся на платной основе?

НБ: Марина поступила по конкурсу. У нас двенадцать было — самый высокий проходной балл. Она набрала двенадцать и учится бесплатно. Ваня Степанов учится платно — у него было одиннадцать баллов.

ПШ: Подождите, какие баллы, если вы говорите о ЕГЭ?

НБ: Это магистратура. Потому что я набираю в магистратуру. А в бакалавриате у нас очень много народа, но Якутия мне пришлась на язык потому, что до этого у нас были люди из Якутска, которых я учила в бакалавриате. Я десять лет работаю в «Вышке». И из них, по-моему, шесть принимаются ребята по ЕГЭ.

ЛГ: Я, собственно, завел разговор о доступности образования. Вот Марина. Хорошо, она дальше будет там учиться, в Европе. За какие деньги?

НБ: Гранты. Во-первых, она здесь работает. Она работает в Ассоциации малых народов. Получает зарплату. Я не думаю, что этой зарплаты ей хватит на оплату. Но там для сильных студентов есть стипендии.

А кроме того, по этому договору мы договариваемся о безвозмездном обмене. Если она у нас учится на бесплатном, то она и там будет учиться на бесплатном. И у них так же. К нам сейчас приезжает студентка из Болонского университета. Она там училась на бесплатном и здесь будет на бесплатном. А если они там платят, то к нам приезжают на бесплатное. Точно так же как и наши платники. Здесь платят, а туда едут бесплатно. Это и есть возможность договора между университетами. Снимается вопрос с ребят оплаты обучения.

ПШ: ЕГЭ — это перспектива. ЕГЭ будет.

НБ: Мы от него не уйдем. Это то, что стратегически верно. То, что заросло коррупцией и безобразием, надо выявлять и искать варианты. Надо не соглашаться. Рассматривать эти вещи. Я считаю, что каждый случай надо предавать гласности и наказывать тех, кто конкретно виноват.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости