На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

5 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Стихийное бедствие

Александр ГАЗОВ,

корреспондент «Я»

СЕРГЕЙ ШОЙГУ ДЕ НОСТРАДАМУС

Можно ли было предотвратить аварию на Саяно-Шушенской ГЭС, унесшую жизни 75 человек? Как выяснилось, да. Уже более шести лет в структурах МЧС действует специальный аналитический центр, дающий прогнозы по всему спектру возможных чрезвычайных ситуаций
СЕРГЕЙ ШОЙГУ ДЕ НОСТРАДАМУС 28 августа 2009

У завхоза Станислава Дудны хозяйство большое — целый детский дом. Понятно, что ложки-плошки, стулья и кровати занимают все его рабочее время. Но иногда приходится и отчитываться перед начальством — не только перед своим, но и перед заезжими ревизорами. Это тоже входит в его обязанности.

Детский дом №70, конечно, не коммерческая фирма, взяток пожарным не дает. Но, к сожалению, денег у него нет не только на взятки, но и на то, чтобы исправить выявленные нарушения. Поэтому все акты и грозные внушения проходят мимо завхоза Станислава Дудны — никто его не уволит даже в случае пожара. Потому как виноваты все, а не только бесправный завхоз. Ему что, на свою зарплату все ремонтировать?

То, что детский дом, в котором он работает и за хозяйство которого отвечает, попал в «черный список» Министерства по чрезвычайным ситуациям, Станислав Дудна явно узнал от корреспондента «Я»: «Ну, вроде приезжали ревизоры из МЧС, кажется, обнаружили какие-то нарушения. Пожурили начальство и уехали», — с трудом вспомнил завхоз.

В «черном списке» оказалось две сотни социальных учреждений по всей России — детских домов, больниц, домов престарелых.

Прогнозы, которые иногда сбываются

Россия — страна огромная. Уследить за всем, что происходит на ее просторах, бывает порой очень и очень трудно. В этой ситуации стоило бы, наверное, даже пожалеть наших несчастных чиновников. Им, бедным, и так нелегко справляться с тяготами заботы о родном народе — а тут еще регулярные буйства неконтролируемой стихии и постоянные техногенные аварии. Что они объективно могут противопоставить бескомпромиссной воле Его величества Случая?

Уже не один год ответственные работники центральных и региональных министерств и ведомств требуют от федеральной власти создания единой общероссийской структуры с полномочиями министерства, способной делать регулярные прогнозы по всему спектру возможных техногенных и природных катастроф. Наличие такого «органа предупреждения» рассуждают они, способствует повышению эффективности и оперативности решения внештатных ситуаций, а в ряде случаев даст возможность их предотвращения.

Так, регулярные проверки функционального состояния систем Саяно-Шушенской ГЭС позволили бы выявить технические неисправности, приведшие впоследствии к аварии, и своевременно их устранить. Это бы не только спасло жизни людей, но и значительно сэкономило средства государства, потраченные на ликвидацию экологических и экономических последствий катастрофы.

При всей своей логичности и обоснованности идея госчиновников давно устарела. В России подобный прогнозный орган уже существует. Его название хорошо знакомо каждому россиянину — Министерство по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне.

Глава ведомства Сергей Шойгу — человек в политике искушенный и, что самое главное, крайне предусмотрительный. Секрет его многолетней несменяемости заключается не только в удивительной оперативности созданных им министерских структур, работающих так же четко, как швейцарские часы. Главное достоинство Шойгу — поразительная осведомленность.

Что бы ни случилось, какая бы страшная природная или техногенная напасть не обрушилась на Россию, Сергей Кужугетович всегда может сказать: «Я вас предупреждал». И не просто сказать, а представить все необходимые подтверждающие документы. Вот, мол, посмотрите: шесть месяцев назад мы вам сообщали, что там-то и там-то произойдет такая-то катастрофа, с такими-то последствиями и таким-то предполагаемым числом жертв. «А теперь отойдите и не мешайте нам исправлять ситуацию, предотвратить которую вы не смогли».

Ошарашенным столь неожиданным заявлением региональным чиновникам только и остается, что восхищаться провидческому дару Шойгу и его команды, знавшим, оказывается, все наперед.

Уже потом, когда страсти улягутся, а хлопоты по исправлению последствий ЧС закончатся, какой-нибудь скромный бюрократ из числа помощников мелкопоместного руководителя действительно обнаружит в кипе старых и никому не нужных бумаг сводку МЧС, предупреждающую о потенциальной угрозе. Но будет уже поздно.

Как это работает

1 июня 2003 года МЧС объявило о создании Центра мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Перед новообразованным органом была поставлена задача «своевременного выявления причин, способствующих возникновению природных, техногенных и биолого-социальных чрезвычайных ситуаций в России, заблаговременного определения масштабов и характера возможного развития ЧС». Кроме того, в компетенции центра оказалась «выдача рекомендаций для принятия мер по предупреждению и локализации чрезвычайных ситуаций и смягчению их социально-экономических последствий».

Другими словами, МЧС рискнуло взять на себя ответственность не только за «тушение пожаров», но и за своевременное обнаружение «причин возгорания», а также за предоставление соответствующей информации «куда следует».

Распоряжение о создании центра не осталось на бумаге — уже через несколько месяцев новое подразделение приступило к активной работе. На основе полученных данных центр регулярно выдает содержательные прогнозные заключения. Сводки предоставляются на долгосрочный период (год, сезон), среднесрочный (месяц) и краткосрочный (неделя, сутки).

Дальнейшая их судьба четко определена и регламентирована. Прогнозы ЧС представляются заинтересованным региональным управлениям ведомства. Помимо этого, пресс-служба МЧС распространяет материалы в средствах массовой информации.

Но и это еще не все. Информация о содержании мониторинга и прогнозные выводы в обязательном порядке направляются в органы исполнительной власти федерального и регионального уровня.

Предельная конкретика

Не удивлюсь, если у читателя возникнет вполне логичный вопрос: почему от прогнозов МЧС до сих пор нет никакого толка? Природные и техногенные катастрофы продолжают сотрясать Россию, а, казалось бы, проинформированные о них чиновники все так же беспомощны. Может, эти самые прогнозные сводки на самом деле не так уж хороши и конкретны?

В конце 2008 года МЧС подготовило «Прогноз чрезвычайной обстановки в 2009 году». Сегодня этот документ находится в открытом доступе и любой желающий может с ним ознакомиться, заглянув на официальный сайт ведомства.

Коротко сводку можно охарактеризовать так: стройно, логично, информативно. Прогноз разбит на семь частей: гелио- и геомагнитная обстановка, космические угрозы; сейсмическая активность; природные чрезвычайные ситуации; техногенные ЧС; биолого-социальные ЧС; экологические ЧС; чрезвычайные ситуации, обусловленные изменением климата.

В каждой из этих частей проведен подробный анализ потенциальных угроз — конкретно по месяцам и регионам. Читаем, например: в зимний и летний период «сохранится негативная динамика роста количества ЧС, связанных со взрывами и возгораниями бытового газа в жилом секторе. При этом наибольшее количество взрывов сетевого газа прогнозируется в Южном, Центральном и Приволжском федеральных округах, а баллонного газа — на территории Уральского, Сибирского и Дальневосточного ФО».

Вряд ли у кого-то могут возникнуть сомнения в достоверности этих данных. По крайней мере у жителей Омска, Хабаровска, Тюмени, Сыктывкара, Владикавказа и многих других городов, уже пострадавших от подобного рода аварий, определенно нет повода не доверять прогнозам ведомства Шойгу.

Точно так же как жертвам обрушений зданий и сооружений, крупных дорожно-транспортных аварий, пожаров и так далее. О потенциальной возможности всех этих происшествий МЧС предупреждало еще зимой 2008 года, называя конкретные регионы и чуть ли даже не даты. К несчастью для многих россиян, предсказания Шойгу оправдались.

Еще большей конкретикой отличается другой любопытный прогнозный документ — «Черный список социально значимых объектов». В нем перечислено 199 учреждений из 52 регионов России, в которых, по данным аналитиков мониторингового центра, вероятность ЧС — прежде всего пожара — наиболее высока.

К числу социально значимых учреждений относятся дома инвалидов, приюты для престарелых, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, психоневрологические диспансеры, краевые и областные больницы и так далее.

Официальный сайт МЧС, на котором опубликован список, приводит данные об итогах проведенных в них проверок, подробно перечисляя выявленные нарушения норм пожарной безопасности.

Скорее всего, доскональному обследованию «ревизоров» Шойгу подверглись и российские гидроэлектростанции — в том числе и Саяно-Шушенская. Нам не удалось найти материалов итогов этой проверки. Однако, учитывая масштабы и сложность данных технических сооружений, их социальную и экономическую значимость, МЧС просто не могло не обратить на ГЭС внимания.

Кто крайний?

Трудно отделаться от ощущения, что столь объемная и содержательная работа прогнозного центра МЧС из года в год проводится впустую. Со своей стороны ведомство Шойгу, казалось бы, делает все, чтобы предотвратить любую возможную внештатную и чрезвычайную ситуацию: собирает уникальную информацию, проводит ее подробный анализ и на основании полученных данных выносит предсказательный вывод, называя конкретные регионы, предполагаемые сроки возникновения ЧС и их ожидаемые последствия. И самое главное, направляет все эти научно-структурированные и предельно конкретизированные материалы в органы исполнительной власти.

Чего еще, казалось бы, надо нашим чиновникам? Всего-то и нужно: подробно ознакомиться с прогнозными материалами и принять все необходимые превентивные меры по предотвращению ЧС или сглаживанию их последствий.

Ну, хорошо, предотвратить чрезвычайное происшествие не всегда возможно. Особенно когда речь идет о катастрофах природного характера. Бороться со стихией — по сути, бессмысленная трата сил, времени и бюджетных средств. С этой точки зрения «природная» часть годичного прогноза носит скорее рекомендательный характер, призывая всех ответственных лиц государства к бдительности.

Чего не скажешь о прогнозах техногенных чрезвычайных ситуаций. В данном случае материалы центра играют роль не рекомендаций, а прямого указания к действиям. Скажем, что мешает чиновникам прислушаться к Шойгу, говорящего о значительном износе жилых и промышленных сооружений, грозящем серией аварий, и исправить эту ситуацию? Провести капитальный ремонт зданий, поменять электропроводку, наладить систему газоснабжения — сделать все, чтобы предотвратить обрушения, взрывы, пожары, а значит, и жертвы среди населения.

За последние несколько лет мы уже были свидетелями халатного равнодушия властей, допустивших ряд страшных трагедий. Вряд ли кто-то забыл пожар в доме престарелых под Ейском (Краснодарский край), унесший жизни 62 человек. Выводы по горячим следам тех событий власти, судя по всему, так и не сделали.

Но главное, его не сделали в МЧС. Одного короткого взгляда на сгоревший дотла дом престарелых было достаточно, чтобы понять: широко разрекламированная Шойгу система прогнозирования и предотвращения чрезвычайных ситуаций не работает. За несколько месяцев до ейской трагедии надзорные органы МЧС проводили проверку этого учреждения. Выявленные в ходе ревизии нарушения правил пожарной безопасности послужили основанием для включения дома в «черный список».

Однако никакой реакции госчиновников за этим не последовало. Скорее всего, прогноз МЧС оказался под завалом никому не нужных бюрократических бумаг, а может, и того хуже — в мусорном баке.

Знал ли Шойгу о равнодушии региональных властей к прогнозным материалам центра? Мог ли он обеспечить исполнение рекомендаций, прилагающихся к «черному списку»? Достаточно ли у него аппаратных рычагов, чтобы заставить бюрократию Краснодарского края обратить внимание на предупреждение одного из самых влиятельных министров федерального правительства?

Да, да и еще раз да. Но почему-то Шойгу ничего этого не сделал. В итоге дом сгорел — погибли люди.

С тех пор прошло уже больше двух лет. За это время ситуация по сути не изменилась. Внимание к прогнозам МЧС минимально, а настоять на их важности элементарно некому. Не только детский дом №70 оказался в черном списке объектов, в которых опасно находиться, не то что жить. Завхоз Станислав Дудна так и не смог нам сказать, чего добивались ревизоры. Лучше бы дали денег на ремонт.

Тот же кавалерийский наскок был в школе-интернате №95 и в родильном доме №6. С тем же нулевым результатом: «Были проверяющие, помним. Ну и что дальше?»

А дальше ничего. «Черный список» давно опубликован, МЧС с облегчением сняло с себя всякую за него ответственность. Никакой бригады ремонтников, которые бы исправили недоделки и недоработки, как вы понимаете, учреждения не увидели.

Все дело в деньгах

Конечно, в обязанности ведомства Шойгу не входит доведение до логического завершения выявленных им нарушений. Д и нет в этом коммерческого смысла. Ведь на обеспечение работоспособности структур МЧС выделяются солидные финансовые средства. Информация об их объемах не разглашается. Однако, судя по косвенным признакам, счет идет на сотни миллиардов рублей.

Никто, само собой, не против того, чтобы спасательные службы министерства были обеспечены всем необходимым. В этом смысле многомиллиардные траты всегда оправданы. С другой стороны, зачем баловать сумасшедшими деньгами пожарных, если эти же самые средства можно потратить на предотвращение пожара?

Мы поинтересовались у сотрудников, попавших в «черный список» учреждений: сколько им нужно денег на исправление нарушений пожарной безопасности. Как выяснилось, в масштабах даже городского бюджета (не говоря уже о региональном и уж тем более федеральном) речь идет о «копейках». Но лишнего рубля для обеспечения безопасности стариков, инвалидов и сирот у чиновников, как это часто в России бывает, не нашлось.

Вместо этого в региональных бюджетах субъектов РФ создаются резервы финансовых средств для ликвидации чрезвычайных ситуаций на общую сумму почти 25 млрд рублей. Другими словами, государство готово тратить сумасшедшие деньги на «разгребание пепла», вместо того чтобы бороться с причинами пожара.

Почему так происходит? Все вопросы к Шойгу, который совершенно не желает ограничивать себя в тратах.

И еще один важный момент. Хорошо, конечно, когда в стране не происходят катастрофы, не гибнут люди. Но в этом случае отпадает потребность в Министерстве по чрезвычайным ситуациям. Чего, само собой, Сергею Кужугетовичу очень не хочется.

Ему гораздо удобнее быть главным «спасателем всея Руси» и при любом удобном случае говорить коронную фразу, ставшую залогом его успешной политической карьеры и многолетней министерской несменяемости: «А я вас предупреждал».

То, что он, скорее всего, первым делом сказал после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Комментарии
  • непуть
  • 29 августа 2009, 14:03
Главное — вовремя прокукарекать,а там хоть трава не расти.Под зарево пожаров и грхот наводнений легче пи*дить миллионы,чем отщипывать крохи от сумм,направляемых на ремонт и обеспечение безопасности.
  • http://commentator40.livejournal.com/
  • 7 сентября 2009, 11:16
Материал интересный, но, мне кажется, странный вывод делает автор: ах, какой нехороший Шойгу, вместо того, чтобы предотвращать происшествия, его ведомство всего лишь о них предупреждает. Предотвращать должен не Шойгу, которому для этого не дано полномочий и финансов. Предотвращать должны те муниципальные и хозяйственные структуры, которые получают «черные списки» от Шойгу. А они этого не делают.
Ведь по такой логике можно и газету или сайт «Особая буква» обвинить: написали («прокукарекали»), что там-то и там-то дом в аварийном состоянии, а почему немедленно не занялись «предотвращением»? Вот дом упал — вы, дескать, и виноваты. Вам, мол, выгоднее об этом писать и зарабатывать свои гонорары, чем не допустить обрушения...
  • Неизвестная персона
  • 13 августа 2010, 19:20
Сам работаю в МЧС и знаю, как получаются эти прогнозы. Прогнозируют на каждый день, сколько и чего произойдет, хот это и противоречит статистике и теории вероятности — прогнозирование краткосрочных событий на основе анализа долгосрочных. Вот и выходят из под пера центра мониторинга такие перлы как «10.10.10 в городе Урюпинске на ул. Ленина прозойдет пожар» Почему? ответ прост — был на этой улице 10.10.09. был пожар. Я не шучу...
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости