На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Экономика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Экономисты о последствиях присоединения России к ВТО

Ирина ЯСИНА, Никита КРИЧЕВСКИЙ

Вступили или оступились?

Оппозиционные фракции Госдумы выступили категорически против членства РФ в ВТО. По их мнению, такой шаг погубит российскую экономику. Однако опрошенные «Особой буквой» эксперты называют эти утверждения популистскими и надуманными.
Вступили или оступились? 11 июля 2012
Споры о том, нужно ли нашей стране присоединяться к Всемирной торговой организации, длятся уже более 18 лет. Левые — как системные, так и несистемные — уверены в том, что членство в ВТО принесет огромные проблемы России. Прежде всего, по их мнению, пострадают малый и средний бизнес, предприятия типа АвтоВАЗа и сельское хозяйство. За годы дискуссий эта позиция укрепилась в обществе. ВТО было откровенно демонизировано оппозиционными политиками, а к профессиональным экономистам — причем даже тем, кто настроен по отношению к власти критично, — почти не прислушивались. Что ж, дадим им слово, что называется, после драки — когда вопрос с ВТО уже фактически решен и страсти потихоньку затухают.

Ирина Ясина, экономист

«Унять «ментов», санэпидемстанцию, пожарных, прекратить коррупцию — это нужнее, чем пугать людей мифической угрозой ВТО»


— Что теперь ждет Россию после вступления в ВТО? Какова степень готовности нашей экономики к членству во организации?

Я считаю, что в данном случае «Единая Россия» абсолютно права, что та популистская позиция, левацкая, которую занимают оппозиционные фракции, — она не может ни к чему хорошему РФ привести. Все страны мира, цивилизованные, члены ВТО. Мы почему-то думаем, что должны жить по-другому.

Россия где-то должна будет смириться с тем, что у нее есть конкуренты, — снизить пошлины на ввозимые машины, например, и так далее. Я хочу сказать одно: ВТО — это усиление конкуренции. Усиление конкуренции страшно слабым. Сильным оно не страшно. Это первое.

Второе: усиление конкуренции всегда выгодно потребителю. Поскольку мы с вами в массе своей потребители тех же автомобилей, тех же лекарств и тому подобного, то усиление конкуренции приведет либо к снижению цен, либо к повышению качества, либо к тому и другому.

Невступление в ВТО выгодно только тем, кто производит плохую продукцию и не хочет совершенствоваться. Хорошо сидеть под кровом государства, получать дополнительные блага и знать, что все равно твой товар купят, потому что конкуренции нет. Ну а теперь конкуренция будет.

— Почему же тогда оппозиция столь единогласно стращает негативными последствиями присоединения ВТО?

Именно что стращает. Я и говорю о том, что это популисты и леваки.

Опасности для России нет. В каких-то отдельных местах нам придется поработать над собой. Это очень неприятно. Мы очень любим быть хорошими и ничего не делать. Ну, это возможно, если нет конкуренции. Это как с автомобилем ВАЗ. Для того чтобы он становился все лучше и лучше, надо, чтобы появлялись корейские производители, немецкие производители, домашняя сборка здесь всяких других иномарок. Если еще снизить цену на другие модели, АвтоВАЗ не разорится, никуда он не денется, он просто будет еще лучше работать.

— То есть в конечном итоге для России будут одни плюсы от вступления в ВТО?

Конечно, да.

— Но говорят о малом и среднем бизнесе, сельском хозяйстве, о том, что для них вступление РФ в ВТО очень негативно и даже пагубно.

С сельским хозяйством такое дело: по говядине мы никогда не были конкурентоспособны, мы не умеем производить говядину. По свинине и по курице мы вполне конкурентоспособны. По зерну мы не просто конкурентоспособны — мы одни из крупнейших производителей в мире. Чего нам бояться?

— За последние 10 лет позиция России по ВТО менялась: сначала мы хотели вступать, потом не хотели, потом вновь захотели. С чем это связано?

Вообще, мы всегда хотели. Владимиру Путину в какой-то момент попала шлея под хвост, он за что-то обиделся на весь мир и сказал, что вот мы не будем вступать. А потом к нему пришли люди и объяснили, что это нам надо в ВТО, нам надо играть по общим правилам. А то как в анекдоте, в котором вся рота идет не в ногу, а один солдат идет в ногу.

Потом Путин не знал, как отыграть обратно. Поэтому, слава тебе господи, придумали как. Ну, наконец-то мы вступили.

— Не должно ли государство ввести какие-то меры поддержки отдельных секторов экономики, бизнеса внутри России?

Мы и так много делаем в этой области. Нам остается только унять «ментов» и прочих людей в погонах и нормально выстроить систему финансирования социальной сферы. Но это не имеет никакого отношения к ВТО. У нас проблемы не вне — у нас проблемы внутри страны. Унять «ментов», санэпидемстанцию, пожарных, снизить цены на аренду, прекратить коррупцию — это нужнее, чем пугать людей мифической угрозой ВТО.

***

Никита Кричевский, экономист, председатель экспертного совета «Опоры России»

«От вступления в ВТО нам ни жарко, ни холодно: с таким же эффектом можно было бы вступить в Ассоциацию пингвинов Антарктиды»


— Стоит ли опасаться вступления РФ во Всемирную торговую организацию?

Мое мнение такое, что угроза ВТО для России слишком преувеличена. В нашей жизни абсолютно ничего не изменится. Все разговоры о том, что умрет отечественный производитель и полки магазинов заполонит импорт, от лукавого, потому что все это уже случилось.

Когда нам говорят о том, что придет засилье импорта, не понимают нескольких простых вещей. Во-первых, для импорта велики логистические затраты. Во-вторых, в России существенно меньше заработная плата в сравнении с аналогичным показателем в других странах, которые к нам импортируют товары. В-третьих, в российской экономике сильны воровство и деловая коррупция, которая является определяющей в ценообразовании и в возможности получить доступ, например, на торговые полки. Поэтому лукавство говорить о том, что цены снизятся.

У нас основными поставщиками товаров, продуктов питания, ширпотреба, высокотехнологичных изделий являются наши же коммерсанты. Они, естественно, никакие нормы прибыли снижать не будут, а будут продавать, получая большие барыши в связи со снижением налоговых и таможенных пошлин. Это с одной стороны.

А с другой стороны, лукавство говорить, что у нас увеличится товарооборот, увеличится потребление, потому что оно и так уже на естественном уровне. Грубо говоря, если у вас уже есть холодильник, второй вы специально не купите, даже если он будет продаваться за пять копеек. Он вам просто не нужен, то есть это бесполезное приобретение.

А что касается разговоров о том, что у нас остатки промышленности помрут, на то есть государство. Ничего не случится ни со средним, ни с малым бизнесом. Ничего не произойдет, абсолютно. Потому что, я повторюсь, для того чтобы занимать определенную нишу, позицию на нашем потребительском рынке, нужно прежде понять специфические правила игры на нем. И эти правила не определяются ввозной ценой, а также пошлинами. Эти правила определяются конкретной коррупцией, вопросами реализации, ухода от налогов и прочими вещами, о которых иностранцы даже и не подозревают.

Поэтому ничего абсолютно не произойдет. Цены у нас будут на том же уровне, что и импорт. По одной простой причине: если какие-то товары или услуги будут дешевле по сравнению с нашими, наши будут просто больше воровать из бюджета. То есть надо оплачивать бюджет, тем самым снижать себестоимость. Логистика в данном случае определяющий фактор.

В отношении сельского хозяйства надо сказать, что у нас в лучшие годы общий объем субсидий в сельское хозяйство составлял 4,4 млрд долларов. В соглашении с ВТО максимальная сумма субсидий, которая нам позволена, — это 10 млрд. То есть мы недобираем и половины того, что нам позволено дать сельскому хозяйству. То есть у нас люфт огромный.

— Выходит, страхи оппозиции преувеличены?

Абсолютно, они просто не знакомы с условиями вступления. Они недопонимают, что, например, по грузовикам пошлина снижается всего лишь на 5 процентов. Это не значит, что цена снижается на 5 процентов, а всего лишь пошлина. То есть доля этих 5 процентов снижения пошлины (скажем, было 30 процентов — стало 25 процентов) в конечной цене продукции составляет от силы 1—2 процента в зависимости от марки автомобиля и его стоимости. Эти 1—2 процента без проблем можно компенсировать за счет уменьшения, пардон, воровства.

— Вступление России в ВТО кому-то выгодно особенно?

Когда этот процесс педалировался в начале нулевых, основной упор делали металлурги, потому что их душили пошлины. Но сегодня этот вопрос не является актуальным. Металлурги, в общем, уже давным-давно перешли на формат работы в виде транснациональных корпораций, то есть они имеют собственные предприятия практически во всех частях света. Раньше их тормозили в ЕС или США в связи с тем, что цены на металл были ниже, а качество хуже. А сегодня они просто приобрели доли, иногда контрольные пакеты, в собственно европейских и американских металлургических комбинатах. Поэтому завоевание этих рынков для металлургов уже не актуально.

— И зачем нам тогда ВТО?

Это отрыжка либеральной экономики. Притом что ВТО уже давно не является организацией, которая хоть как-то влияет на вектор развития мировой торговли. ВТО не может договориться внутри себя, а бюрократия в ВТО настолько сильна, что любые споры, претензии, нарушения законодательства этой организации рассматриваются не то что месяцами, а годами. И никого это уже не волнует, никого не интересует. Более того, американцы издали соответствующий акт, по которому если американские законы противоречат нормам ВТО, то на территории США первичны законы Соединенных Штатов, а уже потом ВТО.

— Получается, что ратификация Госдумой протокола — это чистая формальность?

Абсолютно. Абсолютно формальность. Повторяю, это отрыжка либеральной экономики, либерализма, либералов, демократов 90-х. Они начали этот процесс. Их позиции по-прежнему сильны. Они считают, что России нужно вступить в эту организацию. Я, например, так не считаю. И не потому, что я не заинтересован в развитии России как сильного торгового и экономически развитого государства, а потому что я не вижу смысла вступать в эту организацию. С таким же эффектом можно было бы вступить, например, в Ассоциацию пингвинов Антарктиды. Это бы ничего не дало абсолютно. И в данном случае ничего не даст.

Совершенно правильно Путин говорит, что мы и так фактически выполняем многие нормы ВТО. У нас снижается средняя таможенная нагрузка на бизнес, у нас во многом унифицировано торговое законодательство. У нас есть, конечно, очевидные проблемы, но в общем и целом мы во многом уже сегодня соответствуем нормам ВТО. Что, от этого стало кому-то лучше? С другой стороны, оттого, что вступили в эту организацию, мы что, окончательно похороним наши многие отрасли промышленности? А кто мешал все эти годы и сегодня развивать эти отрасли? Никто не мешал. Просто либералы в основу угла поставили получение сиюминутной прибыли здесь и сейчас. А работа на перспективу, развитие инфраструктуры, развитие человеческого капитала, который не подпадает ни под какие нормы ВТО, совершенно забыты и вспоминаются лишь в риторике демагогии.

Основа любого государства, которое устойчиво развивается, — это развитие человеческого капитала, образования, здравоохранения, науки, культуры. Как ВТО может помешать стране развивать человеческий капитал? Никак.

Да, где-то кому-то придется несладко, кто-то будет меньше воровать. Выступают против вступления как раз те, кому наступили на хвост. То есть те самые собственники промышленных предприятий, которые привыкли воровать. Теперь у них такой возможности не будет, потому что усилится конкуренция, воровать придется меньше, поэтому они, конечно, против. А всем остальным «по барабану». Ну хорошо, разорятся эти — придут иностранные собственники. И что это изменит? Что, они унесут с собой завод за границу? Нет. Будут платить мало рабочим? Нет. Будут выпускать более качественную продукцию? Да.

Оппозиция выступает сегодня именно потому, что она оппозиция. Для оппозиции, к примеру, в вопросе пенсий или пособий 100 рублей — это подачка, а 100 тысяч — это покупка голосов избирателей. И то, и другое плохо. Есть два мнения: одно оппозиции, другое неправильное, по любому вопросу. Как Чапаев: «А Ленин за какой интернационал? Вот и я за этот».

 

Материал подготовили: Елена Николаева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости