На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

30 сентября 2016

Экономика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Какие потери мы несем на кавказе

Михаил ДЕЛЯГИН,

директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
ВОЙНЫ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ДЛЯ РОССИИ

Война с Грузией не отбросила Россию назад в своем развитии. Она лишь обнажила проблемы, которые существовали и раньше
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ<br />ВОЙНЫ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ ДЛЯ РОССИИ 28 августа 2008

После того как Россия остановила геноцид своих проживающих в Южной Осетии граждан, начатый грузинскими фашистами при поддержке США и НАТО, страны Запада, испугавшиеся за проект получения газа Средней Азии в обход России (газопровод может идти только через Грузию), обрушили на нашу страну целый град угроз.

Новые власовцы, по убеждению которых русских (в данном случае русских осетин) можно убивать просто потому, что новым власовцам не нравится Путин (или нравится слишком сильно – и они боятся, что Запад не потерпит его спокойной пенсии где-нибудь на Сардинии), с восторгом популяризируют эти угрозы: вот, мол, какие потери несут негодяи и недоумки, мешающие молодой демократии истреблять российских граждан!

Распространенность этой позиции среди российской, по выражению Солженицына, «образованщины» вынуждает задуматься: а действительно, какие потери мы несем?

Угроза роста сепаратизма в России

Вероятный президент США Маккейн (действующий по двум принципам – «я не забуду, чья ракета сбила меня 40 лет назад» и «дедушка старый, ему все равно») уже предложил задуматься о признании независимости Чечни и других республик Северного Кавказа. Китай тоже поддержал Грузию - из-за опасений собственного сепаратизма.

Однако принципиальных отличий Южной Осетии от Чечни и, соответственно, двух войн не может заметить только слепой – или плотно зажмурившийся либерал.

С одной стороны, осетины не вели на территории Грузии массовой организованной преступной деятельности (от публичных похищений людей до «чеченских авизо») и не осуществляли террористических актов, а в самой Южной Осетии не истребляли грузин (к началу агрессии там было много грузинских сел, которые и использовались как плацдарм; в Чечне же не осталось ни одного русского села) и не держали их в рабстве (участники входа российских войск в Южную Чечню, за Тереком, вспоминали, что находили ямы для содержания русских рабов почти в каждом дворе, где искали их).

Существенно и то, что Южная Осетия была фактически независима на протяжении более чем 16 лет подряд; Чечня же обладала фактической независимостью лишь 3 года - между национальным предательством России, известным как Хасавюртский «договор», и нападением банды Басаева на Дагестан.

С другой стороны, никто и никогда в России не ставил задачи истребления чеченцев как народа (в то время как грузинские министры, как известно, открыто и официально подсчитывали, сколько абхазских мужчин надо убить, чтобы стереть абхазский народ с лица земли) или изгнания их; более того, огромные неоправданные потери российских вооруженных сил были вызваны именно отношением к чеченцам как к обычным гражданам России, обладающим всеми правами гражданина.

Грозный был разрушен в ходе боев, длившихся несколько лет, а не за одну ночь, как Цхинвали. Его массированный обстрел в 1995 году был военным преступлением, - но не столько против чеченцев, сколько против русских и жителей других национальностей, которым негде было укрыться.

И сейчас, и на протяжении прошлых лет чеченцы живут по всей территории России, не испытывая притеснений (напротив, часто являясь проблемой для коренных жителей), ведут бизнес, в том числе и крупный, и даже занимают высокие должности в органах государственной власти России, - ситуация, невозможная для осетин в «демократической» Грузии.

Во многом поэтому Чечня на референдуме решительно высказалась за сохранение своего статуса в составе России, - в то время, как Южная Осетия и Абхазия регулярно высказывались за выход из состава Грузии.

Республики Северного Кавказа находятся под буквально «золотым дождем» дотаций федерального бюджета, которые в ряде случаев превышают 90% их доходов; эта ситуация немыслима не только для Южной Осетии и Абхазии, но и для Аджарии: после ее присоединения к Грузии никаких сообщений о ее экономическом развитии (в том числе усилиями грузинских властей) просто нет.

Лучше всего в отношении сепаратистских поползновений на Северном Кавказе сказал в блоге один житель современного Дагестана: «Мы в Россию добровольно не вступали и добровольно не выйдем».

Восстановление Южной Осетии

Да, безусловно, разрушенный Цхинвали и осетинские села придется восстанавливать России, - у Южной Осетии для этого просто нет денег.

Действительно, если бы Россия позволила бы вырезать своих граждан, ей бы не пришлось восстанавливать Цхинвали, - и, вероятно, его не стало бы восстанавливать и грузинское руководство (как не спешит оно восстанавливать собственно Грузию, несмотря на огромную финансовую подпитку Запада).

Однако отказ от защиты своих граждан перед лицом наглой бандитской агрессии (да еще и по этническому принципу) означал бы признание того, что российское государство как государство просто не существует. Тем самым Россия сама ушла бы с Кавказа, в том числе Северного, и он взорвался бы почти сразу.

Вместе с тем то, что восстановление Южной Осетии ляжет на плечи России, - прямой результат отказа России от наказания преступников, осуществивших попытку геноцида ее граждан. Если бы Россия была последовательна, она не превратила бы себя в обвиняемую (и тем самым в посмешище для осведомленных представителей глобальных элит): агрессором была бы признана Грузия, ее бы лишили права содержать армию и обучать граждан военному делу, Саакашвили и его бандитов изловили бы и отдали под суд (при успешном стечении обстоятельств – международный). Да, конечно, новое грузинское руководство было бы не менее антироссийским, чем Саакашвили, но оно понимало бы, что убивать российских граждан нельзя (а сейчас Саакашвили убедился, что это для него – исключительно полезное и вполне безопасное занятие).

При таком развитии событий все расходы на восстановление Южной Осетии (как и вообще компенсация всех убытков, связанных с войной) были бы возложены на Грузию. Да, конечно, грузинский народ беден, и его было бы жаль, - но он должен понимать, что, с энтузиазмом поддерживая грузинского Гитлера, принимает на себя те же самые риски, что в свое время принял на себя немецкий народ, поддерживая Гитлера германского.

Впрочем, в любом случае потраченные на войну 12,5 млрд. руб. (без стоимости потерянной и захваченной техники, а также без боевых выплат и страховок) и 25,5 млрд. руб. на восстановление Южной Осетии (даже если эта сумма будет увеличена) – в прямом смысле слова копейки для федерального бюджета, неиспользуемые остатки которого на 1 августа 2008 года составили 6,9 трлн. руб.

Чудовищное бегство капитала

На вторую неделю кризиса широко распространились активно поддерживаемые СМИ слухи о том, что отток капитала из России составил 16,4 млрд. долл.. Это вызвало недоумение: как известно, отток спекулятивного капитала в первые два дня конфликта составил около 7 млрд. долл., и основная их часть вскоре вернулась в страну; неспекулятивный же капитал из России и вовсе не уходил.

Вскоре выяснилось, что данные заявления, как и значительная часть антироссийской пропаганды, основаны в лучшем случае на недоразумении: на указанную сумму сократились международные резервы Банка России, что вполне могло быть связано как с его собственными операциями (например, по пресечению краткосрочной паники операторов), так и с колебаниями курсов валют. Данное снижение носило краткосрочный характер и было компенсировано на следующей же неделе.

Безусловно, конфликт с Западом снизил инвестиционную привлекательность России, однако это снижение совершенно незначительно на фоне того, что в развертывающемся глобальном финансовом кризисе наша экономика благодаря «нефтегазовой подушке», а также колоссальной недоинвестированности остается «тихой гаванью». Глобальный финансовый кризис будет продолжаться еще довольно длительное время (не менее трех лет, а скорее всего более), в течение которого до начала нашего собственного системного кризиса наши преимущества будут в целом покрывать наши недостатки.

Существенно и то, что 90 процентов того, что российская статистика считает «иностранными инвестициями», представляет собой кредиты и движение спекулятивного капитала. Уход этого капитала может создавать кратковременные проблемы с ликвидностью (легко, как прошлой осенью и нынешней весной, покрываемые государством, финансовые запасы которого колоссальны), но не способен оказать серьезного влияния на развитие экономики в целом.

Падение фондового рынка

Прежде всего, сохранение жизней десятков тысяч людей, основная часть которых – граждане России, стоит того, чтобы фондовый рынок немного упал. Человеческая жизнь стоит денег.

Не стоит забывать и того, что не экономика и тем более не общество в целом должно служить фондовому рынку, а, напротив, фондовый рынок должен служить экономике. Их интересы не тождественны, как не тождественны интересы спекулянта и производителя: в истории России общеизвестны периоды, когда фондовый рынок рос на фоне разрушительных тенденций и падал на фоне восстановления экономики и порядка.

Разговоры о том, что падение фондового рынка означает соответствующие убытки, умозрительны - оно снижает кредитоспособность компаний (которое при желании легко исправляется прекращением вывоза российских капиталов государством) и потенциальные доходы от продажи акций, но говорить о прямых финансовых потерях нельзя. Ведь капитализация по своей природе, с одной стороны, условна, а с другой – неустойчива.

Но главное заключается в том, что, как хорошо видно на графике 1, котировки фондового рынка России снижались на всем протяжении после середины мая. Возможные хорошие новости были исчерпаны заявлениями нового президента, и из-за удешевления нефти (почти на четверть) фондовый рынок, к тому времени ощутимо перегретый, стал «смотреть вниз» и только ждал поводов для падения.

История с «Мечелом», война и признание Южной Осетии и Абхазии лишь ускоряли это снижение, с фундаментальной точки зрения неизбежное (из-за внутренних проблем российской экономики – произвола монополий и износа инфраструктуры, а также из-за затишья между этапами развертывания глобального финансового кризиса). Характерно, что после каждого такого снижения фондовый рынок частично восстанавливался, - до уровня общего понижательного тренда, не связанного с конкретными событиями.

График 1. Динамика индекса ММВБ

На графике 2 видно, что фондовый рынок падал на ожиданиях слабости российского правительства и восстанавливался, когда оно демонстрировало силу.

Падение пятницы и утра понедельника, когда многие по инерции еще думали, что Россия отдаст своих граждан на растерзание грузинским фашистам, сменилось восстановлением, когда стало ясно, что Россия как государство существует. Когда же выяснилось, что Россия, будучи абсолютно правой, не смогла доказать свою правоту и оказалась в глазах глобального общественного мнения кругом виноватой, фондовый рынок отреагировал на это падением. Признание Абхазии и Южной Осетии вызвало падение рынка именно потому, что Россия продемонстрировала неспособность доказать свою правоту ни пропагандой, ни военной силой (например, захватом Саакашвили).

График 2. Динамика индекса ММВБ с начала войны

Проклятие ВТО

Представители развитых стран заявили, что не пустят Россию в ВТО. Однако они не собирались делать это и без войны! Причина носила фундаментальный характер и заключалась в огромных уступках, сделанных Россией развитым странам. Представители правящей клептократии сделали развитым странам почти все уступки, на которые те могли рассчитывать, - и даже больше (вплоть до передачи американским экспортерам мяса птицы возможности управлять соответствующим российским рынком).

Россия стала выполнять сделанные уступки до присоединения к ВТО, - и это сделало совершенно излишним ее принятие: с одной стороны, Запад уже получил от нее все, что мог, с другой – пустив Россию в ВТО, развитые страны взяли бы на себя обязательства перед ней, которые им совсем не нужны.

Результат - благожелательные заявления, маскирующие непреклонную позицию, выражающуюся в выдвижении одного за другим абсурдных, заведомо неприемлемых для России требований – от немедленного повышения внутренних цен на газ до внутриевропейского уровня до отмены пошлины на экспорт необработанного леса. При этом Евросоюз, когда надо, вспоминал, что в конце 2004 года он подписал соглашение о присоединении России к ВТО, а когда надо, – что до сих пор не ратифицировал его.

Поведение Запада было настолько недвусмысленным, что президент Путин в сердцах даже пообещал прекратить выполнение всех сделанных уступок до присоединении России к ВТО.

Такой шаг - единственный способ прекратить западный саботаж (и хорошо, что о нем заговорили вновь), но беда в том, что Россия до сих пор не готова к присоединению к ВТО.

Да! – восемь лет непрерывного трепа о ВТО потрачены либеральными реформаторами на пиар, саморекламу и реализацию интересов наших конкурентов. Провалены даже подготовка необходимых для ведения изощренных торговых споров юристов и товароведов, даже простое разъяснение правил ВТО, - не говоря о таком «пустяке», как модернизация экономики, без которой Россия будет выглядеть в рамках ВТО, как трехлетний малыш на ринге против обоих братьев Кличко.

С другой стороны, России пока и не нужно присоединение к ВТО. Его смысл – либо стимулирование экспорта гражданской высокотехнологичной продукции (которого нет и в обозримом будущем, судя по интенсивности нанобреда, не будет), либо смягчение ограничений экспорта обычной продукции, от которых Россия практически не страдает. Большинство примеров, которыми козыряют лоббисты запихивания России в ВТО, не имеют отношения к членству в ней: так, знаменитое ограничение экспорта нашей стали в США коснулось 20 стран, - из которых все, кроме России, были членами ВТО.

С другой стороны (и в этом причина настойчивого запихивания России к ВТО), это присоединение очень опасно для нас. Главный принцип ВТО – отказ от усиления протекционистской защиты своих рынков. Сегодняшняя Россия их почти не защищает, пользуясь благоприятной конъюнктурой. Но она ухудшится - если не из-за удешевления нефти, то из-за произвола монополий и разрушения в основном еще советской инфраструктуры. Ухудшение конъюнктуры требует структурной перестройки, а та, в свою очередь, - временного усиления протекционизма. Отказ от цивилизованных его методов (из-за правил ВТО) приведет к тому, что экономический организм защитит себя лекарствами варварскими, которые «хуже болезни», – девальвацией валюты и ростом коррупции.

Поэтому прежде чем бредить о ВТО? надо модернизировать страну и повысить ее конкурентоспособность – как это сделал Китай.

Поправка Джексона-Вэника

Поправка Джексона-Вэника была введена в 1974 для того, чтобы наказать СССР за ограничение еврейской эмиграции. После распада СССР ее действие ежегодно приостанавливалось, но она сохранялась как потенциальный инструмент давления на Россию. В этом году ее, скорее всего, приостанавливать не будут, и она восстановит свое действие.

К счастью, ситуация изменилась: Россия крайне незначительно зависит от США в сфере внешней торговли, а значимый для себя импорт мы можем быстро получить из других стран либо начать делать сами.

Ущерб может быть нанесен лишь отдельным отраслям, но он легко будет компенсирован за счет значительных финансовых резервов государства.

Газовые войны

Конфронтация Запада с Россией поставила крест на проекте газопровода «Южный поток» и как минимум заморозила на несколько лет проект «Северный поток». Однако при нынешней динамике добычи российского газа реализация этих проектов грозила усугублением и без того опасного дефицита газа на внутреннем рынке, поэтому отказ от них не наносит России ущерба (скорее, снимает серьезную опасность). Новые же наиболее перспективные месторождения газа находятся в Восточной Сибири и объективно ориентированы на Китай.

Высказанная на уровне экспертов угроза временно прекратить закупки газа у России, пользуясь 3-месячными запасами газа в европейских подземных газохранилищах, нелепа и неосуществима, так как техногенная катастрофа в России вызовет аналогичную катастрофу в Европе, когда запасенный газ закончится.

Война с коррупцией

Угрозы западных политиков и аналитиков выявить и проверить счета российских коррупционеров в развитых странах и в контролируемых ими оффшорных зонах следует только приветствовать.

Если они реализуют эти угрозы, они оздоровят российское государство, думая, что бьют его по самому больному месту. Более того, тем самым они качественно изменят не только межклановый (понятно, что они не будут бить по прозападным либералам), но и, что более важно в данной ситуации, межгрупповой баланс сил внутри российской бюрократии, что также сделает ее более эффективной (в том числе из-за качественно меньшей зависимости от Запада) и менее коррумпированной.

Высказывание же подобных угроз само по себе уже не окажет такого влияния, как еще полгода назад: признание независимости Абхазии и Южной Осетии и пока заочная конфронтация с НАТО объективно стали для российского президента «точкой невозврата».

Если же США начнут преследовать в своей юрисдикции деньги российского бизнеса, они просто нанесут удар по самим себе, вытеснив эти деньги частью в другие юрисдикции (до Китая включительно), частью в Россию (что для нее из-за ее недоинвестированности, безусловно, полезно).

Деньги государства – заложники клептократии?

Российская клептократия сделала заложниками Запада не только свои личные, но и государственные активы: более 760 млрд. долл. государственных денег инвестировано в финансовые инструменты развитых стран и, соответственно, потенциально уязвимо.

Однако замораживание даже части этих активов - беспрецедентный шаг, сопоставимый с объявлением войны. Запад даже не заикается о нем и потому, что он вызовет панику среди всех незападных инвесторов. Их же бегство нанесет развитым странам существенно больший ущерб, чем России – замораживание ее государственных зарубежных активов.

Для России же потеря выведенных за границу активов (методично съедаемых инфляцией и укреплением рубля) будет означать, что текущие доходы от экспорта энергоносителей будут направляться государством на развитие не стратегических конкурентов, но самой России. Таким образом, выгода от прекращения нынешней самоубийственной политики перевесит прямой ущерб от потери денег.

Все еще впереди

Главным следствием войны стало для России резкое отстранение от Запада и даже конфронтация с ним. Россия может быть выброшена из ряда клубов (в том числе «большой восьмерки»; это будет болезненно, лишь если вместо нас туда примут Китай, так как тогда этот клуб восстановит свою значимость).

В целом нам надо находить новое позиционирование в мире: восстанавливать доверие своих потенциальных союзников, утраченных двумя десятилетиями национального предательства, осознавать свои интересы и вписываться в оформляющееся противостояние между США и Китаем в качестве центра нового «движения неприсоединения».

Отказ от наказания организаторов геноцида обрекает граждан России на его повторение. Через 2-3 года США сделают армию Грузии самой боеспособной на Кавказе (при сохранении сегодняшних тенденций в российской военной сфере она будет сильнее российской), и она повторит нападение на Южную Осетию – особенно если в ходе переговоров российских миротворцев удастся «отжать» на исходные, изначально не пригодные даже для обороны, позиции.

Поскольку поддержка Западом Грузии (доходящая до прямого науськивания) объективно обусловлена стремлением вывести из-под всякого российского влияния трассу будущего стратегического газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум (по которому в обход России пойдет газ Средней Азии), следует ожидать провокаций, направленный на создание конфликта между Россией и Азербайджаном. Наиболее вероятный способ – провоцирование руководства Азербайджана к нападению на Нагорный Карабах: вне зависимости от военного успеха традиционные российские симпатии к Армении позволят американцам решить свою политическую задачу по отрыву Азербайджана от России.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости