На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Коррупция

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Росреестр просит правоохранителей внедрить в ведомство «кротов» для борьбы с коррупцией

Комментирует Дмитрий Горовцов,

депутат Государственной думы

В госструктуры забросят «штирлицев»

Руководство Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии обратилось в МВД, Следственный комитет и Генпрокуратуру с просьбой тайно направить в ведомство специалистов по борьбе с коррупцией.
В госструктуры забросят «штирлицев» 13 апреля 2012
Просьба Росреестра говорит, прежде всего, об отсутствии механизмов борьбы с коррупцией в российских ведомствах. Конечно, «кроты» в случае, если правоохранители откликнутся на призыв, уровень коррупции в этой отдельной службе явно снизят — знающие об их присутствии среди сослуживцев мздоимцы просто станут осторожнее. И вряд ли эксперимент с «тайными сотрудниками» станет широко применяться — на слежку за каждым не хватит ни полицейских, ни сотрудников спецслужб.

 

Как пишут «Известия», Росреестр входит в первую десятку неформального рейтинга коррумпированных ведомств. В 2010—2011 годах против сотрудников ведомства было возбуждено 62 уголовных дела. Чаще всего это были статьи «Получение взятки» и «Мошенничество». В отделе по противодействию коррупции Росреестра объяснили, что в некоторых случаях речь шла о нарушениях при регистрации прав собственности. Другие материалы касались недостоверных данных о доходах и собственности сотрудников. Так, один из работников Росреестра, «забывший» указать свое участие в шести компаниях, был уволен со службы с формулировкой «в связи с утратой доверия».

На непосвященный взгляд, инициатива Росреестра выглядит странной. Однако, как выяснилось, именно данное ведомство служит основным источником информации для рейдеров, специализирующихся на захвате земли и недвижимости. Отсюда и уровень коррупции, с которым руководство, видимо, уже не в силах справиться.

Скорее всего, работающим там чиновникам в основном дают взятки не за какие-либо подсудные действия, а просто за сообщения. Хотя и тендеры, и госзакупки — кормушка как для мздоимцев, так и для тех, кто готов им платить.

Конечно, силовики смогут на время и конкретно в Росреестре навести порядок. Но поднятая руководителями этого ведомства проблема касается всех государственных организаций. Ведь на практике выявить недобросовестного чиновника очень сложно.

Когда речь идет не о прямой взятке за конкретные противоправные действия, коррупционера почти невозможно поймать, а главное — доказать, что он действовал в чьих-то интересах.

Политики и борцы с коррупцией чаще всего называют декларацию о доходах чиновников и членах их семей главным способом избавления от взяточничества. Безусловно, эта мера может сработать, но только в отношении крупных мздоимцев. На самом же деле федеральные ведомства больше всего страдают от мелких чиновничьих преступлений. Как можно поймать человека, если ему заплатили 5 или 10 тыс. рублей за нужные сведения?

За долгие годы созданы такие схемы, к которым чаще всего невозможно придраться. В той же Москве сформировался целый институт посредников. Эти люди когда-то трудились в каком-нибудь важном месте — от Госдумы до управы, — обросли знакомствами и связями, которые теперь работают на них. Именно они выходят на «нужных» людей, разрабатывают схемы, берут наличные, арендуют банковские ячейки — коррупционные деньги обычно не переводятся на счет — то есть осуществляют все посреднические услуги.

Любопытно, что многие из них вообще не чувствуют, что совершают преступление. «Я свожу людей. Что в этом страшного?» — самый распространенный ответ таких маклеров от коррупции.

Бытует и своего рода «отложенный платеж» — это тот случай, когда чиновник ничего не берет за оказанную услугу, оставляя за собой право обратиться за помощью к взяткодателю в случае необходимости.

Все эти схемы для полиции и прокуратуры отнюдь не тайна. Но коррупционными цепочками повязано столько народу, что, оборвав одно звено, можно поломать всю систему управления в стране.

Вполне возможно, что примеру Росреестра последуют и другие ведомства. Но ведь тайные правоохранители, внедренные в государственный аппарат, не могут заниматься этим вечно. Да и сколько требуется таких «кротов» для избавления от всех взяточников во всех министерствах, не говоря уже о региональных структурах.

Логичнее и проще было бы выявить посредников и заказчиков коррупционных схем. Их гораздо меньше, чем тех, кому они платят.

Комментирует Дмитрий Горовцов, депутат Государственной думы, специалист по борьбе с коррупцией

Это далеко не первый случай, когда государственный орган власти обращается в силовые ведомства с просьбой помочь ему в борьбе с коррупцией. Такие обращения поступали по крайней мере на протяжении последних трех лет. В основном адресованы они были Генпрокуратуре.

Кураторы в том же Росреестре — это полумера, направленная на латание дыр. Реально же пусть не победить, но повсеместно и крупномасштабно снизить уровень коррупции могло бы принятие нескольких конкретных мер.

Во-первых, ратификация Госдумой 20-й статьи Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, в которой идет речь о незаконном обогащении чиновников. В Уголовный кодекс нашей страны был бы введен новый состав преступления. Этот же пункт предусматривает создание специализированного государственного органа, который и занимался бы вопросами расследования случаев несоответствия расходов чиновников их доходам.

К сожалению, из пришедших сообщений не понятно, приглашает ли Росреестр кураторов из силовых ведомств на работу на постоянной основе или речь идет о некоем периоде времени — 3—6 месяцев, после которого они благополучно вернутся к себе. Сотрудники же специализированного органа имели бы представительства во всех регионах страны и сосредотачивались бы именно на борьбе с коррупцией.

Вторая реальная мера в этом противостоянии — принятие полноценного закона о парламентском контроле. Депутаты должны получить возможность создавать специальные комиссии по парламентскому контролю. Не комиссии по расследованию, которые образуются только под какой-то отдельный, особый, случай. А группы, работающие постоянно, имеющие самые широкие полномочия и расследующие деятельность, доходы высшего чиновничества. «Рыба гниет с головы», поэтому и сосредоточиться нужно в первую очередь на верхушке.

Еще одна важная мера — принятие закона об аффилированных лицах. То есть нужно определить круг близких к чиновникам людей, доходы которых также должны отслеживаться.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
andr.
Все это отвлекающий маневр! Надо же как то показать обществу борьбу с коррупцией! НЕ МОЖЕТ КОРРУПЦИЯ БОРОТЬСЯ С КОРРУПЦИЕЙ!
Представляете,везде коррупция,а РОСРЕЕСТ — белый и пушистый! Путин,ГАРАНТ КОРРУПЦИИ, а вот РОСРЕЕСТ решил бороться! ОЧЕРЕДНАЯ ЧУШЬ,В ИСПОЛНЕНИИ КОРРУПЦИИ!
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости