На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Выборы

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Свободные выборы проходят в Египте едва ли не впервые за всю его 5000-летнюю историю

Роман ПОПКОВ,

обозреватель «Особой буквы»

Египет выбирает правоверный путь

«Стране пирамид» на президентских выборах предстоит голосовать или за исламиста, или за генерала старого режима.
Египет выбирает правоверный путь 31 мая 2012
Во второй тур вышли бывший кадровый военный, премьер-министр времен Мубарака Ахмад Шафик и кандидат исламистской «Партии свободы и справедливости» (политического крыла движения «Братья-мусульмане») Мухаммад Мурси. Таким образом, Египту предстоит сделать выбор между старыми элитами и исламизмом. Это, пожалуй, главный итог египетской революции: мощным идейным вектором, определяющим политическую повестку, стали не либерализм и не социализм, а исламизм. Большинство египтян верит, что ислам — решение всех стоящих перед обществом проблем.

 

Победа на выборах кандидата от «Братьев-мусульман» и уход от власти военной хунты маршала Хусейна Тантави пугает и западные политические элиты, и западных обывателей. Вместе с тем вряд ли «Братья-мусульмане» переформатируют страну по образу Афганистана времен правления талибов или даже нынешней Саудовской Аравии — это чревато для страны такими внешнеполитическими осложнениями, которые не стоят никаких идеологических принципов. Желанный для «Братьев» сценарий — это «турецкий путь». Турецкие умеренные исламисты из «Партии справедливости и развития» действуют очень осторожно и прагматично, постепенно вытесняя из политики армию. Проблемой военных предстоит заняться после прихода к власти и «Братьям-мусульманам». Так же как и в Турции, армия в Египте — мощный институт, оплот светского государства, и угроза военного переворота неизбежно будет нависать над президентом-исламистом.

По результатам первого тура из предвыборной гонки выбыли два кандидата, считавшиеся фаворитами, — бывший генсек Лиги арабских государств, самый либеральный из претендентов на высший пост Амр Муса и умеренный исламист Абуль Футух.

Почему именно этих двоих политологи считали фаворитами, непонятно. Да, были различные данные «социологических опросов», но термин «соцопрос» применительно к Египту неизбежно приходится брать в кавычки. В стране, в которой на протяжении десятилетий одна диктатура сменяла другую, толковых социологических служб, непредвзятых и работающих с нормальной выборкой (в каирских кварталах бедноты, в бедуинских шатрах и так далее), просто нет.

В бесславном конце предвыборных кампаний Мусы и Абуль Футуха портал Slon.Ru обвинил… теледебаты. Мол, сойдясь в прямом эфире, исламист и либерал вылили друг на друга тонны обвинений: Муса уличал Абуль Футуха в религиозном фанатизме, а Абуль Футух Мусу — в связях со свергнутым режимом, и египтяне, дескать, поверили им обоим одновременно. В какой-то степени это, возможно, и так, и теледебаты оказали деморализующее воздействие на некоторую часть египетского электората. Но такая версия не может в полной мере объяснить провал, а также то, что вперед вырвались куда больший, чем Абуль Футух, исламист Мурси и куда больший, чем Муса, реакционер Шафик.

Дело в том, что разгоряченное египетское общество не особенно расположено верить умеренным и половинчатым программам. Есть две мощные силы: реакционная (чиновничество, военные) и революционная (уличная беднота). Первым генерал Шафик куда ближе, чем дипломат Муса, вторым куда ближе представитель «Братьев-мусульман» Мурси, чем порвавший с «Братьями-мусульманами» Абуль Футух.

Во втором туре, назначенном на 16—17 июня, шансы на победу Муххамада Мурси представляются более весомыми. Шафик свой электорат в основном уже аккумулировал в первом туре: госслужащие, полицейские, армейские офицеры, сторонники Хосни Мубарака дисциплинированно пойдут голосовать за него вновь. Но увеличить свой электорат за счет не прошедших во второй тур конкурентов ему будет трудно. Пожалуй, главная надежда отставного генерала — страх египетских христиан-коптов перед исламистским правлением. Руководствуясь инстинктом самосохранения, копты (около 8—9 процентов населения страны) могут консолидированно проголосовать за любого врага «Братьев-мусульман». В то же время либеральная прослойка общества, голосовавшая за интеллигентных Мусу и Халеда Али, ассоциирующегося с военщиной Ахмада Шафика вряд ли поддержит.

А вот Мухаммаду Мурси есть куда электорально расширяться. Прежде всего, он наверняка предпримет усилия для перетягивания на свою сторону симпатизантов радикальной салафитской партии «Аль-Нур». По сравнению с этой группировкой, открыто борющейся за шариатское государство, «Братья-мусульмане» — вполне умеренная сила. Кандидат от «Аль-Нур» был снят властями с выборов под надуманным предлогом, и, несмотря на то что «Братья-мусульмане» и «Аль-Нур» относятся друг другу весьма неприязненно, получить поддержку сторонников салафитов во втором туре для Мурси было бы полезно.

К Мурси, скорее всего, отойдет и большая часть умеренно-исламистского электората Абуль Футуха.

Важным обстоятельством, которое, возможно, определит судьбу второго тура, является позиция еще одного экс-кандидата в президенты — Хамдина Сабахи, занявшего третье место в первом туре. Сабахи считается насеристом — сторонником национал-социалистической идеологии Гамаля Абдель Насера, легендарного президента Египта 1956—1970 годов.

Именно Герой Советского Союза Насер, один из лидеров антимонархической революции 1952 года, является основателем современного независимого республиканского Египта. Последующие диктаторы — Анвар Садат и Хосни Мубаррак — были, по сути, «птенцами гнезда Насера», правда, до неузнаваемости исказившими его наследие, отказавшимися от социалистических и панарабских идей.

Насеристы, безжалостно преследовавшиеся в годы правления Мубарака, были одной из трех сил (наряду с исламистами и либералами), участвовавшими в февральской революции 2011 года. Эти сторонники социализма и национализма не имеют, в отличие от тех же исламистов, мощной политической организации, но, как показал первый тур выборов, опираются на определенную поддержку в народе. Хамдин Сабахи, набравший 21 процент голосов (особенно много за него голосовали в Каире и Александрии), может проложить дорогу к победе «Братьям-мусульманам». «Братья» это понимают и пытаются всячески привлечь насеристов на свою сторону — Саббахи, так же как и Абуль Футуху, уже предложены посты вице-президентов в случае победы Мухаммада Мурси.

Если же в силу каких-то необъяснимых причин победу в июне одержит генерал Шафик, улица в это точно не поверит, и в стране начнется второй тур революции — не менее кровавый, чем первый.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости