На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Выборы

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Мезенцев исключен из президентской гонки, участие в ней Явлинского пока под вопросом

Комментирует Сергей Жаворонков,

заместитель председателя движения «Демократический выбор»

Президентский почерк Мезенцева откровенно плох, а Явлинского — неразборчив

Проверка ЦИК выявила чуть больше 10 процентов брака в подписных листах кандидата от партии «Яблоко» и примерно такой же процент у самовыдвиженца Мезенцева. Но у Явлинского еще есть шанс быть зарегистрированным — назначена вторичная выборка.
Президентский почерк Мезенцева откровенно плох, а Явлинского — неразборчив 23 января 2012
Противоречивые сведения сообщаются о проценте недействительных подписей в поддержку Григория Явлинского: по одним данным, у него забраковали 26 процентов (где-то называется 23), по другим — не больше 10. В любом случае вопрос о регистрации выдвиженца от «Яблока» будет решаться после повторной выборки. А вот с губернатором Иркутской области уже все ясно — он выбывает из президентской гонки. И это немудрено: сбор подписей в пользу Дмитрия Мезенцева сопровождался громкими скандалами и видеороликами, выложенными в YouTube, где зафиксированы многочисленные нарушения. Специалисты по избирательным технологиям уверены, что собрать 2 млн подписей в свою поддержку за столь короткий срок в принципе невозможно для любого кандидата, поэтому брак есть у всех.

 

По закону «О выборах президента РФ», кандидат — выдвиженец от партий, не прошедших в Государственную думу, должен представить в ЦИК минимум 2 млн подписей. Их можно приносить с запасом в 5 процентов, то есть 2 млн 100 тысяч. Центральная избирательная комиссия должна проверить не меньше 20 процентов подписей каждого кандидата. Если количество брака превышает 5 процентов, то дополнительно проверяется еще 10 процентов подписных листов. Кандидатов, которые представили подписные листы без достаточного запаса, можно не допустить к регистрации и при меньшем проценте брака, потому что одно из оснований для отказа в регистрации следующее: число подписей за вычетом бракованных оказывается меньше 2 миллионов.

Сразу после сообщений о большом проценте брака в подписных листах за Григория Явлинского и его возможном снятии с выборов появились комментарии о «политическом решении». Дескать, он может отобрать у «главного кандидата» пару-тройку процентов и помешать ему победить в первом туре.

Случись это несколько месяцев назад — можно было бы смело придерживаться данной версии. Но на сегодняшний день подобный вариант вызывает сомнения. К деятельности Центральной избирательной комиссии приковано настолько пристальное внимание, что фальсифицировать результаты проверки подписей было бы для нее смерти подобно. И работающие там чиновники не могут этого не понимать. Более того, они прекрасно знают, что в случае скандала именно их сделают козлами отпущения и с удовольствием сдадут на растерзание жаждущей крови общественности.

К тому же и члены ЦИК, и тамошние клерки хорошо усвоили, как легко сегодня можно стать мишенью для «рассерженных горожан» — любые махинации могут быть засняты, а твой адрес, домашний телефон и прочие личные сведения вывешены в Интернете.

Кроме того, отказ в регистрации Явлинскому, которого часть «несогласных» рассматривает в качестве единого кандидата, вполне вероятно, повлечет за собой увеличении протестной активности. Оно им сейчас надо?

Логично, что при таком давлении извне работа с проверками подписей велась на совесть — именно этого всегда добивались в том числе и «яблочники».

Конечно, было бы странно обвинять руководство партии «Яблоко» или ее членов в нечестности — у них устойчивая репутация людей лично порядочных, и нет никаких оснований считать, что они вдруг поменялись и стали подделывать подписные листы.

Но понятно, что в сборе подписей участвуют самые разные люди, ведь количество членов партии не столь велико, чтобы собрать 2 млн за столь короткие сроки. Тем более специалисты уверены: это в принципе невозможно.

Математические доказательства справедливости такого мнения представил «Коммерсанту» директор Института избирательных технологий Евгений Сучков. Он предложил отталкиваться от того, что один человек в день может собрать максимум 50 подписей. Если исходить из необходимости для кандидата иметь 2,2 млн, то нужна армия сборщиков — 44 тыс. человек. «У нас 110 млн избирателей. Это сколько в одном субъекте должно подписаться? Чуть больше 26 тысяч. Получается, что каждый 50-й гражданин России должен подписаться», — аргументирует свою позицию Сучков.

Очевидно, что «Яблоко» тоже вынуждено было платить некоторым сборщикам. А вот гарантии стопроцентной честности платных, а не идейных сборщиков, нет и быть не может. В нынешней ситуации только у «Единой России» с ее административным ресурсом да у КПРФ с действительными членами и сторонниками есть возможность мобилизовать людей и средства на масштабную работу.

И все же у Григория Алексеевича еще есть шанс остаться в избирательном бюллетене — у него достаточно «страховочных» подписей.

А вот с Дмитрием Мезенцевым, похоже, все ясно: при проверке первых 100 тыс. подписей обнаружено 15 процентов недоброкачественных, что в итоге дает менее 2 млн, а дополнительных у губернатора Иркутской области нет.

Однако можно предположить, что этот кандидат до дня выборов не дошел бы в любом случае — его регистрация и так была бы чревата судебными процессами. Рунет кишит роликами, как рисовали подписи в поддержку Мезенцева в Московском институте инженеров транспорта. Стало известно и о письме, которое разослало руководство Свердловской железной дороги промышленным предприятиям с просьбой «обеспечить необходимый сбор подписей» за него.

Что же касается Михаила Прохорова, то, судя по предварительной информации, ему ничто не помешает принять участие в президентских выборах — в подписях за миллиардера существенного брака не обнаружено.

Комментирует Сергей Жаворонков, заместитель председателя движения «Демократический выбор»

Собрать два миллиона подписей даже на финансовой основе за столько короткое время и сделать это безупречно невозможно. Какого рода могут быть такие подписи, мы знаем из истории с Мезенцевым, где процесс фальсификаций зафиксирован документально. Не сомневаюсь, что списки, предоставленные Явлинским, ничем не хуже поданных Прохоровым. Вопрос о регистрации или не регистрации лидера «Яблока», безусловно, носит политический характер.

Напомню, что власть в свое время отнеслась к возможности выдвижения Григория Явлинского на пост президента страны положительно, рассчитывая продемонстрировать участие либеральных сил в выборах и повышение их легитимности. Это к тому же должно было отвлечь людей от протестных акций, начавшихся после думской кампании. Грубо говоря: идите на избирательные участки, а не на площади.

Но появилась проблема. «Яблочники», организовав масштабное наблюдение на избирательных участках 4 декабря в Москве и Санкт-Петербурге, не положили данные о выявленных нарушениях «под сукно», как сделали это некоторые оппозиционные партии, а пошли до конца — подали судебные иски.

Власти поняли, что регистрация Явлинского означает появление в марте на каждом из участков в обеих столицах как минимум по два наблюдателя. Сегодня же в Кремле делается ставка на масштабную фальсификацию выборов для обеспечения победы Путина уже в первом туре. И лишние наблюдатели здесь совсем ни к чему. Решено довольствоваться Прохоровым, который вообще никого назначать не будет.

Есть версия, что ЦИК после декабрьских выборов стал проверять подписи более усердно, и с этим, мол, связано выявление такого количества бракованных подписей у Григория Явлинского. Получается, что особое внимание оппозиции к деятельности Центризбиркома сыграло против нее самой. Это, однако, не так. ЦИК как был, так и остался инструментом властей. Более открытым он не стал. Центризбирком полностью подконтролен Путину и выполняет его распоряжения.

Судьба кандидатуры лидера «Яблока» решается сейчас в консультациях главы правительства со своим окружением. Пара дней у них на принятие решения есть. В условиях, когда нарушения есть у всех, на них при желании можно обратить внимание, а можно и не обратить. Все зависит от властей.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Старый
Хреновые математики в «Коммерсанте»: у Явлинского 2х2=2, у Прохорова 2х2=5, у Мезенцева 2х2=3. Скорее всего это не математики виноваты, а «доцент», который сочинил «билеты» и принимал «зачёт».
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости