На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

5 декабря 2016

Выборы

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

РПЦ объявила о готовности участвовать в политической борьбе

о. Андрей Кураев, Роман Силантьев

С Богом во власть

Представители духовенства смогут выдвигать свои кандидатуры на выборах в органы представительной власти.
С Богом во власть 3 февраля 2011
Соответствующее разрешение, принятое по итогам Архиерейского собора Русской православной церкви, было опубликовано 2 февраля на официальном сайте РПЦ. Правда, оговаривается, что участвовать в политической борьбе служители церкви смогут только в исключительных случаях, а именно, если возникнет необходимость «противостоять силам, в том числе раскольническим и иноконфессиональным, стремящимся использовать выборную власть для борьбы с Православной церковью». Данное заявление вызвало недовольство со стороны тех, кто опасается клерикализации власти.

 

Впервые идея разрешить участие духовенства в политической борьбе в исключительных случаях прозвучала в декабре прошлого года на заседании президиума Межсоборного присутствия. В проекте одного из документов, который был одобрен по итогам заседания президиума этого органа под председательством патриарха Кирилла, говорится, что «в данный исторический момент иерархи и священнослужители не могут выдвигать свои кандидатуры на выборах в любые органы представительной власти любых стран и любых уровней (общегосударственные, региональные, местные)». «Исключения из этого правила могут делаться только по соображениям крайней церковной необходимости. В этом случае Священный синод или Синод самоуправляемой Церкви определяет лиц для участия в выборах в органы государственной власти и в индивидуальном порядке преподает на это благословение», — говорилось в документе.

Проект документа, полное название которого звучит: «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах», был принят в декабре 2010 года. Впоследствии он был переработан редакционной комиссией под председательством Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Священный синод или Синод самоуправляемой Церкви будет определять лиц для участия в выборах в органы государственной власти и давать на это благословение в индивидуальном порядке. При этом подчеркивается, что участие в выборах по партийным спискам не дает священнослужителю права быть членом политической партии.

Глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) объяснил, что принцип неучастия священнослужителей в политической борьбе по-прежнему остается основополагающим для РПЦ. А исключением могут стать те случаи, когда участие священнослужителя оказывается необходимым для защиты интересов канонической Церкви.

Владыка указал, что в западных странах практика участия священника в политической борьбе очень разная. «Есть страны, где священнослужители становятся президентами, есть страны, где священнослужители тех или иных конфессий участвуют в работе политических партий, но для Православной церкви неучастие в политическом процессе всегда было принципом, взятым за основу ее существования», — напомнил митрополит.

Эксперты объясняют появление документа увеличением количества на территории России тоталитарных сект, которые оболванивают людей. Возникновение и существование подобных сект напрямую зависит от уровня религиозного образования народа. В большинстве своем сектанты для привлечения новых участников пользуются церковной терминологией, на которую и попадаются невежественные в вопросах религии россияне.

Наличие депутата от Русской православной церкви в парламенте любого уровня, возможно, позволит ускорить реагирование органов власти на появление новых сект.

Положительный опыт участия представителей духовенства в политической жизни страны уже есть: членами Общественной палаты Российской Федерации являются священнослужители всех основных конфессий.

В мировой практике священник-депутат не такое уж редкое явление. В европейских странах и США все зависит от того, есть ли у духовного лица «политический потенциал». Специалист Центра восточноевропейских исследований Бременского университета Николай Митрохин объясняет, что «церковь как религиозная организация в европейских странах существенно теряет популярность и предпочитает не связываться с политикой, чтобы не быть запятнанной в том или ином политическом скандале. То есть если вдруг появляется какой-то очень сильный священник, желающий стать парламентарием, — то да. Но в принципе они предпочитают действовать на поле общественной, социальной работы, что более соответствует запросам верующих».

Можно предположить, что вслед за РПЦ в предвыборный год решения об участии в избирательных кампаниях последуют и от представителей других конфессий — ислама и иудаизма.

Напомним, что на последних этапах существования советского государства в Верховном Совете СССР были священнослужители. Но, по словам митрополита Илариона, «Церковь отказалась от этой практики, так как такое участие не приносило видимой пользы Церкви и отвлекало клириков от их прямых обязанностей».

Вероятно, что и сейчас появление «духовных депутатов» не окажет сильного влияния на процесс голосования и принятия решений. Однако противники клерикализации власти апеллируют к Конституции Российской Федерации, которая прямо говорит, что церковь отделена от государства, и ее представительство в парламенте будет противоречить Основному Закону.

Многие пользователи Интернета давно уже возмущаются слишком тесными связями высших государственных чиновников и церковных иерархов. Часть блогеров не сомневается, что, если представители РПЦ и будут депутатами, то обязательно от «Единой России». И сложно сказать, кому подобное представительство нужно больше — «медведям», стремительно теряющим популярность, или православным священникам, авторитет которых, по официальным данным, в обществе увеличивается с каждым годом.

Возможно, роль свадебного генерала в предвыборных списках «Единой России» может не лучшим образом сказаться на доверии россиян к РПЦ.

Комментирует отец Андрей (Кураев)

Не нужно забывать, что Русская православная церковь — это глобальный институт глобального мира. И решения, принимаемые на соборах РПЦ, могут быть реализованы в разных странах с очень разным политическим строем. Поэтому совершенно несправедливо любое решение собора проецировать именно на Россию.

Сам текст принятого постановления подтверждает традиционный церковный запрет для священников вмешиваться в политику. При этом оговаривается, что в разных странах складываются разные ситуации. Поэтому в некоторых случаях местный синод самоуправляемой церкви, а это целиком его компетенция, может сделать персональные именные исключения в отношении отдельных священнослужителей.

Но для этого необходимо соблюдение двух условий. Во-первых, если в стране есть некая не маргинальная, а уже находящаяся у власти политическая сила или стоящая от власти в одном шаге. Сила, устами своих лидеров заявляющая, что тот административно-полицейский ресурс, который она имеет или в скором времени получит, будет использоваться в том числе и для вытеснения нашей церкви из жизни данного общества.

Если же все возможности публичных дискуссий и методов разубеждения таких сил исчерпаны, важно, чтобы дело не дошло до баррикадных «аргументов». И как последний шанс в этом случае необходимо использовать возможность парламентского диалога.

Второе условие, которое не прописано в документе, но которое очевидно — священнослужители пойдут на такой шаг только в том случае, если в стране нет других парламентариев — мирян, способных отстаивать интересы православного сообщества.

Вообще же подобный шаг следует понимать так: если какой-либо епископ решил идти на выборы, то это большой минус самому епископу. Как же он довел свою паству, свое общество до такого состояния, что появление подобных деструктивных сил оказалось возможным? Не воспитал мирянина, который мог бы тебя защитить?

В России нет сегодня необходимости в том, чтобы священники шли в парламент. Хотя представьте ситуацию: лет через 20, к примеру, появится в нашей стране партия, заявляющая, что, придя к власти, она пропишет в России весь пакет защиты прав гомосексуалистов, который принят в западном обществе. И заявит, что любой, кто будет выступать против усыновления гомосексуалистами детей, будет преследоваться по закону. Если к тому же все остальные депутаты и политики будут запуганы и не смогут выступить против, придется это делать нам.

Но еще раз повторю, сейчас в России какой-либо необходимости в присутствии священников во власти нет.

Комментирует Роман Силантьев, кандидат исторических наук, директор Правозащитного центра Всероссийского русского народного собора

Церковь не разделяет людей на приверженцев той или иной партии и не считает, что одни из них лучше, а другие хуже. Потому что нет верующих первого или второго сорта.

Есть, конечно, политические доктрины, не совместимые с православной церковью — установление в России исламского государства или воинствующий атеизм. Люди же, действующие легально, для Церкви равнозначны.

Церковь сегодня успешно взаимодействует с государством по многим направлениям. В органах исполнительной, законодательной, судебной ветвей власти страны подавляющее большинство людей — православные. И отправлять во власть своих делегатов у РПЦ нет никаких оснований.

Речь идет, скорее всего, об ответе на активность «украинского патриархата» — раскольников, отделившихся от РПЦ. Эти люди как раз стремятся занять места в украинских государственных структурах. И решение Собора о возможности в «экстренных случаях» отправлять своих людей во власть, не примыкая, и это подчеркивается, ни к одной из политических партий, как раз своеобразный ответ на активность украинцев.

Предполагается, что в органах нашей власти священнослужителям удастся оказать противодействие попыткам украинских раскольников распространить на Украине свое влияние. Это своеобразный инструмент, который Церковь разработала, но которым может так никогда и не воспользоваться.

Словосочетание «исключительный случай», которое есть в решении Собора, фактически означает «никогда». Ведь сложно доказать, что вот этот, к примеру, случай именно такой. А значит, будет присутствовать сильный сдерживающий фактор для тех, кто решит на такой шаг пойти.

Комментарии
bludniysyn
Церковь и политика,это ж надо додуматься до такого абсурда,похожеуже не знают где и как ещё лизнуть
antonii7
Все, что нужно ООО «РПЦ» — власть и деньги. Зажравшиеся и тупеющие Кураевы из кожи лезут вон, чтобы жили они, а все остальные им служили. Место РПЦ — в монастырях. Вышел за пределы монастыря и стал тявкать якобы слово Божье, — получи свою справедливую пулю...
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости