На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Как сотрудник МВД Дмитрий Дейниченко сумел поссорить оппозиционных активистов

Владислав ПОЛЯНСКИЙ,

«Особая буква»

Офицерская жесть

Оппозиционер Петр Царьков оказался между двух огней: полковник Дейниченко, свидетель по «болотному делу», требует возбуждения против него уголовного дела за оскорбление, а Мария Баронова объявила своего недавнего соратника предателем.
Офицерская жесть 12 июля 2013
Восьмой день слушаний «болотного дела» может дать старт новому политическому процессу. Все началось с того, что, отвечая на вопросы защиты, полковник столичной полиции Дмитрий Дейниченко рассказал, будто накануне акции 6 мая 2012 года с ним беседовал один из организаторов мероприятия — Петр Царьков. По словам Дейниченко, выступающего на процессе свидетелем, перед демонстрацией Царьков, «как законопослушный гражданин», предупредил его о готовящихся провокациях. Якобы на Болотную площадь неизвестные собираются пронести палатки и установить их (что, заметим, не запрещено законом). Это вызвало бурную реакцию у самого Царькова, присутствовавшего в зале, и у одной из обвиняемых — Марии Бароновой. Царьков закричал, что Дейниченко — лжец, а когда приставы выводили его из зала, крикнул на прощание: «Ты сядешь, урод!» Баронова, в свою очередь, повернулась в сторону «аквариума», где были заперты десять остальных подсудимых, и заявила буквально следующее — вот, мол, из-за таких, как Царьков, вы, ребята, и сидите.

Сейчас ясно, что слова полковника Дейниченко будут иметь далеко идущие последствия. Во-первых, Дейниченко обиделся на Царькова за «урода» и написал заявление в Следственный комитет. Единственное «но»: как таковое оскорбление, по российским законам, не является уголовно наказуемым деянием — эта статья недавно была декриминализирована. Правда, оскорбление представителя власти по-прежнему считается преступлением. Но тут предстоит выяснить, в каком качестве выступал Дейниченко на процессе. Если, давая показания, он исполнял обязанности сотрудника полиции — тогда Петр Царьков ответит по соответствующей статье  Уголовного кодекса. А если он выступал как гражданин Дейниченко, тогда максимум, что ему удастся выжать из этой истории, — это добиться того, чтобы на Царькова было наложено административное взыскание.

Правда, в любом случае, если делу об «уроде и лжеце» будет дан ход, при его рассмотрении придется выяснить, что же вызвало столь бурный гнев гражданина Царькова. А рассердило его, скорее всего, то, что «господин полицейский» в звании полковника в своем выступлении погрешил против истины. Да еще и мимоходом очернил Царькова перед его соратниками.

По этому поводу Петр Царьков, а также другие оппозиционеры, Надежда Митюшкина и Сергей Давидис, распространили заявление, в котором опровергли некоторые заявления Дмитрия Дейниченко. Так, Дейниченко погрешил против истины, утверждая, будто митинг на Болотной площади не был конечной целью мероприятия — то есть выдал собственное измышление за действительность. Дейниченко «забыл», что по договоренности между организаторами и мэрией под митинг отводилась вся Болотная площадь — включая пространство сквера имени Репина, как это было сделано 4 феврале 2012 года. Однако власти города и полицейское руководство в одностороннем порядке заузили территорию митинга.

И, наконец, по словам оппозиционеров, ни с кем из организаторов мероприятия Дейниченко не общался, вопреки его заверениям. Никто не просил его поймать нехороших «провокаторов» с палатками, спальными мешками и алюминиевыми мисками.

«Это заявление является особо наглой ложью, так как никто из организаторов не встречался с г-ном Дейниченко ни 5, ни 6 мая, — говорят организаторы митинга. — Более того, нам не удалось установить связь на Болотной площади ни с кем из ответственных сотрудников полиции, включая самого Дейниченко. Разумеется, никто из нас не обращался ни к г-ну Дейниченко, ни к другим сотрудникам полиции для предотвращения проноса палаток, поскольку их пронос на митинг не запрещен законом. Наоборот, еще до начала митинга мы обращались к сотрудникам полиции с требованием немедленного освобождения двух граждан, незаконно задержанных за попытку проноса палаток».

По мнению Давидиса, Митюшкиной и Царькова, Дмитрий Дейниченко в судебном заседании умышленно дал заведомо ложные показания, что дает основание привлечь его к ответственности по статье 307 УК РФ .

Тем более странным представляется поведение Бароновой, которая прямо в суде, не стесняясь присутствующих, обрушилась на Царькова. Да, Мария — девушка порывистая. Но в политике необузданные страсти неуместны. Иногда не вредно подумать, прежде чем говорить или что-то делать.

Дамы и господа, все вы, считающие себя опытными активистами, которых на мякине не проведешь! Скажите, пожалуйста, для чего вы читаете методички о том, как не стать пешкой в оперативной игре? Создается впечатление — затем же, зачем домохозяйки читают Дарью Донцову: от нечего делать.

То, что продемонстрировал в Мосгорсуде господин Дейниченко, представляет собой простейшую провокацию, направленную на то, чтобы столкнуть лбами объектов разработки. Из разряда «твои друзья во всем признались, а ты, как лох, за всех отдуваться будешь». Цель — посеять сомнение и недоверие между участниками процесса. Конечно, здоровый скепсис — дело хорошее, не следует безоглядно доверять даже проверенным людям. Но почему госпожа Баронова проявляет такой избирательный скепсис? Почему она готова поверить на слово «дяденьке милиционеру» и обвинить товарища во всех смертных грехах?

Впрочем, и Царьков не остался в стороне — в своем микроблоге он выразился о своей обидчице так: «раздраженная активностью адвоката Макарова Баронова обещала мне ответные меры. И эту тварь я фактически спас 6 мая, не пустив на сцену!» И разворачивает теорию заговора: «Эту провокацию в отношении меня организовала Баронова и Бадамшин (один из адвокатов, занятых в процессе. – Ред.), скорее всего, договорившись с судьей и Дейниченко».

А вот что рассказал The New Times адвокат Сергей Бадамшин:

«То есть в ходе допроса мы выяснили, что Царьков сотрудничал с правоохранительными органами. Царьков на митинге был одним из организаторов, отвечал за организацию сцены, например. В показаниях Дейниченко неоднократно звучала тема палаток, и в его справке по итогам мероприятия 6 мая 2012 года он также упоминает палатки. На допросе в среду он не хотел конкретизировать, какой оперативной информацией обладал, а сегодня мы ушли от определения «оперативная информация» и пришли к «доверительной информации» от Петра Царькова».

Кажется, для таких случаев выдумали хэштег #большеада.

На «болотном процессе» выступят еще многие представители «органов». Было бы странно, если бы они вдруг начали оправдывать обвиняемых. Скорее их выступления будут выглядеть так: одни станут незатейливо пересказывать куски обвинительного заключения, которое их заставил заучить командир, другие, подобно Дейниченко, будут работать на раскол. «Да вы не знаете, кто за этим стоит», «а вот этот — стукач, он вас всех сдал, вы сидите, а он с комфортом в «Твиттере» Путина ругает», и так далее, только в более формальной манере. От подобных наивных разводок легко отмахнуться тем, кто сейчас на воле. А вот на тех, кто по нескольку суток проводит то на «сборке», то в судебном «аквариуме», то в автозаке, и спит не больше трех-четырех часов, эти полицейские мантры действуют. Тут против узника работает общий стресс и дефицит информации.

Наконец, подобные склочные разборки очень плохо действуют на сторонних людей, на тех, кто политическую прессу читает от случая к случаю. Мало кто станет проводить собственное расследование, чтобы выяснить первопричину ваших конфликтов. Человек, далекий от активизма, сделает вывод, который ему услужливо подскажет какой-нибудь Аркадий Мамонтов или 85-рублевый блогер: «...у креаклов сдают нервы, они ссорятся из-за денег дяди Сэма и стучат друг на друга». Вам это надо?

Надо учиться думать, прежде чем что-то говорить, а тем более писать в микроблог. И не выносить свои страсти на всеобщее обозрение.

 

Материал подготовили: Владислав Полянский, Владимир Титов, Роман Попков

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости