На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

30 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Интервью с представителем команды адвокатов фигурантов «болотного дела»

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ,

адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова

«Я такого раньше не видел, чтобы адвокатам не давали беседовать с подзащитными»

Сразу же по окончании предварительного слушания «болотного дела», по которому проходят 12 человек, мы взяли интервью у представителя команды адвокатов Дмитрия Аграновского. Его первые впечатления от процесса в этой короткой беседе.
«Я такого раньше не видел, чтобы адвокатам не давали беседовать с подзащитными» 6 июня 2013
Главный итог первого дня предварительных слушаний по «болотному делу» — всем обвиняемым мера пресечения оставлена без изменений. Завтра слушания будут продолжены. Впереди долгий, сложный и изнурительный для подсудимых судебный процесс: многие недели тем из них, кто находится в СИЗО, придется ранним утром выходить из камер, долго ждать автозак в битком набитом арестантами сборном отделении тюрьмы, ехать, трясясь в переполненной машине, подолгу стоять в пробках. А потом целый день сидеть в тесном «аквариуме» в зале заседаний Мосгорсуда. Вечером — тот же тяжелый путь в обратной последовательности. В камеру, на койку люди будут попадать поздним вечером. Хорошо хотя бы то, что в СИЗО по «болотному делу» не отправили девушек. По крайней мере пока.

— Как тебе судья? Она похожа на монструозных теток вроде Сыровой или Сташиной? Или по типу ближе к Елене Ивановой?

Конечно, ее не сравнить с судьей Сташиной. Пока, в первый день, у меня нет существенных замечаний по порядку ведения.

— Теперь насчет представителей прокуратуры. Как по-твоему, это простые служаки или более серьезные, опасные противники?

Там сидит пока одна девушка-прокурор. Я даже не знаю, насколько она знакома с делом и будет ли она поддерживать обвинение дальше. Ты помнишь, что обычно по таким процессам два-три прокурора, причем более старшего возраста.

Ничего пока сказать нельзя. Самое главное, что на ней есть мундир и погоны, а это значит, что вся сила государства за ней.

— На твой взгляд, суд будет брать высокий темп заседания или предпочтет затянуть? Можно это сейчас предугадать?

Я думаю, они постараются сделать темп быстрым, но это наткнется на естественные границы.

— Что за естественные границы?

Просто люди измотаются. Потерпевшие не будут своевременно являться, и все в этом роде. Тем не менее темп они постараются задать максимально быстрый, ведь они заинтересованы в том, чтобы рассмотреть это дело побыстрее.

— Как вели себя сегодня полиция и судебные приставы? Обычно до нас доходят жуткие истории — и про хамство, и про рукоприкладство. Что было сегодня?

Подобных историй я не заметил, но было принципиальное отличие от всех других судебных заседаний в Мосгорсуде. У меня не раз были там заседания с гораздо более тяжелыми обвинениями, но чтобы не давали беседовать… У этого «аквариума» есть такие боковые окна — в них всегда разрешают беседовать. А вот сегодня нас, адвокатов, оттуда отгоняли. Я такого раньше не видел. А все остальное, в принципе, в пределах нормы.

— А как подсудимые? Держатся бодро?

Подсудимые бодры. Но дело в том, что они сидят в двух этих тесных клетках. И так там тесновато, а если еще какие-то бумаги разложить, то и вовсе деваться некуда.

— Может, вам ходатайствовать о более просторном зале? Или это невозможно?

Я, конечно, думаю над этим, но ясно же, что более просторного помещения не будет. Понимаешь, можно заявить ходатайство, играя на публику, зная о том, что в итоге все равно будет отказано.

— А как твой подзащитный Володя Акименков? Ты с ним пообщался? Что он говорит?

Мы сегодня просили изменить нам меру пресечения.

— Но он успел высказать тебе какие-то мысли политического плана или все было только по делу?

Мы сегодня на эту тему не разговаривали, и в суде он об этом тоже не говорил. Мои подзащитные — да и все остальные — говорили сегодня о том, что будут являться, не будут скрываться, что ранее не судимы. Интересовались, нельзя ли изменить им меру пресечения. А о политике в зале суда сегодня не говорили.

— Что ты думаешь о людях, которые стояли сегодня в костюмах овощей у здания суда?

Я не видел. Слышал только, что «нашисты» какую-то акцию провели.

— Об этом и речь. Стоит человек в ростовом костюме огурца и с плакатом, который требует посадки. Такой вот троллинг.

Должно быть, имели в виду, что наши подзащитные — как овощи?

— Да, как овощи, которые нужно вкопать в грядку.

Я ни в коем случае не претендую на истину в последней инстанции, но все, что я знаю о движении «Наши», позволяет утверждать: это одно из самых отвратительных явлений в российской политической жизни.

Я сам эту акцию не видел, но издеваться над подсудимыми — это вообще в русской традиции не принято. Это подло и некрасиво.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Нина Лебедева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости