На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Челябинский адвокат Егор Малахов рассказывает, что ему доводилось видеть в Копейской колонии №6

Егор МАЛАХОВ,

адвокатская палата Челябинской области

Битье определяет сознание

Адвокат Егор Малахов часто бывал на территории ИК-6 города Копейска, где недавно заключенные утроили акцию протеста против пыток, коррупции и бесчеловечного отношения. Интервью у него специально для «Особой буквы» взяла Оксана Труфанова.
Битье определяет сознание 22 декабря 2012
На днях стало известно, что 12 сотрудников ИК №6 города Копейска Челябинской области все же были привлечены к дисциплинарной ответственности. При этом ФСИН по-прежнему считает недавнюю акцию протеста заключенных «грубым нарушением внутреннего распорядка», а организаторами акции — авторитетов криминального мира.

— В каких колониях области у вас есть подзащитные?

За два последних года в моей практике появились подзащитные во многих челябинских «зонах» — №2, 6, 10, 18, 25.

— Какие из этих колоний, на ваш взгляд, самые проблемные?

Однозначно это копейская «шестерка» и кыштымская «десятка».

— Какие жалобы оттуда приходят?

На пытки, физическое и моральное насилие со стороны сотрудников колоний. Вот, к примеру, из печально известной шестой копейской колонии: осужденный Каргиев вскрывал вены предплечий, съедал гвозди, и все это в знак протеста по поводу издевательств со стороны администрации.

Осужденный Любисток, переведенный из колонии №1 в «шестерку», из штрафного изолятора (ШИЗО) за полгода не выходил ни разу. При последнем посещении я увидел буквально синие от побоев ягодицы и спину. На вопрос «Что это вы с ним делали?», адресованный конвоирам, получил ответ: мол, применяли спецсредства. Сам Любисток пояснил, что его бил сотрудник колонии Щеголь (тот самый, на которого постоянно жалуются заключенные по поводу избиений), а еще несколько сотрудников его во время экзекуции удерживали. Видимо, чтобы низкорослый Щеголь не промахнулся.

13 ноября сего года в знак протеста против такого произвола администрации Любисток вскрыл себе вены. Я ходил к нему с видеокамерой и постановлением Верховного суда о том, что имею полное право снимать на видео своего подзащитного, но мне просто не давали этого сделать. Благо потом побои все же были сняты на камеру, но уже правозащитниками.

— Это единичный случай?

Нет. Другой заключенный той же колонии и мой подзащитный Евгений Терехин. Его 27 июня этого года так же избили сотрудники колонии №6. Били в пах, по рукам, ногам и голове, выбили зубы. После этого было написано заявление с требованием возбудить уголовное дело на сотрудников колонии, и Терехина перевезли в СИЗО. Мы написали массу ходатайств о том, чтобы ему оказали квалифицированную медицинскую помощь — у него серьезные проблемы с половыми органами после избиения. Однако это ходатайство не было удовлетворено. Более того, на него даже не был получен ответ. А 12 октября Терехину пришлось экстренно вызывать врача. Странно только то, что после этого вызова Терехин оказался не на больничной койке, а в ШИЗО колонии №6, на которую он же и жаловался.

Или осужденный Руслан Латыпов — это вообще отдельная история. Тут пример не просто психологического воздействия, но и психологической пытки. Так как он «жалобщик», администрация колонии почему-то решила отправить его в тюремную психушку в Магнитогорск. Якобы на обследование. Но перед этим ему показали другого осужденного, который из этой психушки вернулся: тот был похож на овощ, рот не закрывался — из него текли слюни. Вот, мол, Руслан, будешь жаловаться — станешь таким же. 23 октября Латыпов вернулся из психушки, его встретили сотрудники Щеголь и Сафронов. Побили и провели полный обыск анального отверстия. После чего у Латыпова открылось кровотечение. Им пришлось кровотечение зафиксировать, чтобы подстраховать себя.

Или инвалид второй группы Артур Саркисян, о котором вы уже слышали. Я был у него дважды в «шестерке». Он тогда находился в ШИЗО. Так как в ШИЗО меня к нему не пустили, я ожидал его в комнате свиданий. Он приполз ко мне. Понимаете? Приполз! В колонию человек пришел на своих ногах, а теперь он ползает. Я задал вопрос начальнику колонии Механову: «Как можно так издеваться над людьми?» Он ответил, что ни над кем не издевается, а Саркисян — симулянт... Теперь вся страна увидела, симулянт ли он на самом деле.

— Какие-то препятствия администрация колонии №6 чинила вам как адвокату?

Это единственная колония, где подзащитного можно прождать целый день. Видеозаписи запрещены, письменные заявления игнорируются. Бывали случаи, когда во встрече с подзащитным просто отказывали под какими-то надуманными предлогами: то какая-то комиссия, то общественники, то карантин по гриппу. А на самом деле в тот момент, когда меня не пускали, осужденный был весь синий от побоев.

— Вы сказали, что есть еще одна проблемная точка в Челябинской области — колония №10 в городе Кыштым. Там все так же плохо, как в «шестерке»?

Есть такое мнение. Конкретно могу сказать о своих подзащитных. Дмитрий Махнин вскрылся из-за того, что его избили, побои были зафиксированы, заявление о возбуждении уголовного дела по этому факту было подано в надлежащие органы. Сейчас оно направлено в СК Кыштыма. Ответов нет.

— А в вашей практике было хоть одно уголовное дело или хотя бы дисциплинарное взыскание на сотрудников по жалобам осужденных?

Увы, ни одного!

— Чиновники в погонах, говоря о причинах акции протеста заключенных в Копейске, упоминали якобы негативное влияние адвокатов. Некоторые правоохранители и фсиновцы даже утверждали, что адвокаты могли быть «связными» между зэками. Как вы оцениваете такую версию?

Смешно. У одного адвоката на одной зоне может быть хоть сотня подзащитных. Это не запрещено законом.

— Резюмируя, почему же в Копейске все же произошли все эти волнения?

Чаша терпения у заключенных просто переполнилась. Раз в других колониях таких акций пока не происходит, значит, там лучше и пока можно терпеть. Ну и я еще раз повторю: ИК-6 и ИК-10 очень отличаются по количеству и характеру жалоб от других колоний Челябинской области. Скажем, если в ИК-1, например, жалуются только на условия содержания, то в 6 и 10 — исключительно на издевательства, пытки и поборы. А это о многом говорит.

 

Материал подготовили: Оксана Труфанова, Роман Попков, Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости