На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

10 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

20 декабря Верховный суд РФ рассмотрит «дело Автономной боевой террористической организации»

Михаил ПУЛИН,

специально для «Особой буквы»

Автономная боевая террористическая фантазия

Замгенпрокурора рассчитывает немного снизить срок Ивану Асташину — предполагаемому лидеру АБТО. Между тем его реальное участие в «террористической деятельности» ограничивается видеосъемкой: он снимал на камеру неудачный поджог здания УФСБ.
Автономная боевая террористическая фантазия 19 декабря 2012
20 декабря в Президиуме Верховного суда РФ пройдет судебное заседание, на котором состоится рассмотрение надзорного представления прокуратуры по делу «Автономной боевой террористической организации». В поданном в ВС представлении первый заместитель генерального прокурора Александр Буксман просит снизить назначенное Ивану Асташину (лидеру АБТО по версии следствия) дополнительное наказание в виде ограничения свободы с двух лет до одного года. Основное наказание — 12 лет и шесть месяцев лишения свободы в колонии строгого режима — прокурор предлагает оставить без изменения. Сам же Асташин, уже два года находящийся в местах лишения свободы, до сих пор не получил на руки копию собственного приговора из Московского городского суда, без которой не имеет возможности подать надзорную жалобу в вышестоящие судебные инстанции.

Кратко, без цитирования громоздких формулировок обвинительного заключения, напомним суть этого громкого дела.

20 декабря 2009 года пятеро подростков (только одной из них, Ксении Поважной, исполнилось 18 лет) разбили молотком окно в отделении ФСБ по Юго-Западному административному округу и кинули внутрь бутылку с зажигательной смесью. В результате обгорели подоконник и несколько стульев, пострадавших не было. Иван Асташин, впоследствии объявленный организатором восьми террористических актов, снимал происходящее на видео.

В июле 2012 года «Особая буква» опубликовала письмо Ивана Асташина. Предполагаемый лидер «страшных террористов» заявляет: АБТО в том виде, в каком она описывается в приговоре, никогда не существовала. Недобросовестные следователи слепили террористическую банду из двух групп молодежи, занимавшихся околополитическим хулиганством независимо друг от друга. (ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

Собственно, этим коротким эпизодом и ограничивается преступная деятельность Асташина — все остальное, описанное в обвинительном заключении, а после включенное в приговор суда, является не более чем плодом неудержимой фантазии сотрудников правоохранительных органов.

Так, по версии следствия, задержанная в феврале 2011 года группа молодых людей (Красавчиков, Бокарев, Голонков), обвиняемых в семи эпизодах «терроризма», в основном заключавшегося в поджоге ларьков, действовала под руководством Асташина, неустановленным способом отдававшего им приказы. Вся доказательная база уголовного дела строится на многочисленных «явках с повинной» — то есть на добытых, видимо, угрозами и пытками показаниях, которые давали перепуганные подростки друг на друга и на самих себя.

Стоит отметить, что первоначально фигуранты данного дела проходили по статьям 167 («Порча имущества») и 213 («Хулиганство»), что во многом соответствует реальному положению вещей, однако впоследствии их действия переквалифицировали на статью 205 («Террористический акт»), что странным образом совпало с истечением предельного срока содержания под стражей по предъявленным им ранее статьям УК. В окончательный состав обвинения кроме статьи 205 вошли также статьи 222 и 223 («Хранение и изготовление взрывчатых веществ» соответственно).

Судебное разбирательство длилось четыре месяца, его итогом стал вынесенный 12 апреля 2012 года необычайно суровый приговор. Иван Асташин получил 13 лет строгого режима плюс два года ограничения свободы, Красавчиков — 12 лет; Бокарев, чье участие в «терактах» ограничивалось видеосъемкой, — 11 лет, Голонков — 9,5 лет общего режима, так как на момент совершения преступлений он был несовершеннолетним. Иванов и Мархай, поджигавшие якобы вместе с Асташиным отдел ФСБ, осуждены на 10 лет каждый, Лебедев, также принимавший участие в этом эпизоде (на тот момент ему было 15 лет) и обвинявшийся в том, что разбил молотком окно, осужден на 6 лет, Поважная — на 8 лет с применением 64-й статьи УК («Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление») — по мнению суда, она единственная из подсудимых, заслуживающая снисхождения. Даже Ярослава Рудного, который активно сотрудничал со следствием и благодаря этому до приговора находился под подпиской о невыезде, система не пощадила — обвинение просило для него условный срок, однако ему присудили 6 лет в колонии строгого режима.

Спустя три месяца после приговора, в результате рассмотрения кассационной жалобы, сроки заключения для четверых фигурантов дела были несколько снижены. Особое снисхождение Верховный суд проявил, опять же, к единственной среди подсудимых девушке, Поважной, — в итоге она проведет в местах лишения свободы «всего» 4 года; Иванову и Мархаю снизили сроки с 10 до 8 лет, Асташину же — только на полгода в связи с истечением срока давности по одному из эпизодов.

У читателей, далеких от реалий российской судебной системы, может возникнуть резонный вопрос: почему при фактическом отсутствии состава преступления молодым людям ломают судьбу, назначая им несоизмеримые с их реальными деяниями сроки?

Как известно, правоохранительные органы Российской Федерации в своей деятельности руководствуются принципами так называемой палочной системы, когда начальством сверху спускается план по раскрываемости тех или иных преступлений, в том числе и террористической направленности, и этот план должен быть выполнен, несмотря ни на что. При таком подходе к борьбе с преступностью, в погоне за количеством раскрытых преступлений, а не за качеством расследования нарушения закона со стороны сотрудников правоохранительных органов становятся повседневной практикой, а за решетку попадает огромное количество невиновных людей, оказавшихся не в том месте и не в то время.

Основным доказательством становится самооговор подозреваемого, поскольку такое «доказательство» получить легче и быстрее, нежели любое другое. Усугубляет положение вещей то, что на честное судебное разбирательство также не приходится надеяться — судебная система подчинена исполнительной власти и действует не согласно принципам закона и справедливости, а по требованиям политической конъюнктуры.

После известных событий декабря 2010 года на Манежной площади начался новый виток кампании по борьбе с проявлениями национализма и экстремизма. От сотрудников ФСБ, Центра по противодействию экстремизму (Центр «Э») и прокуратуры вышестоящее начальство потребовало увеличить показатели раскрываемости преступлений экстремистской направленности. И естественно, что лица, лично заинтересованные в улучшении статистики раскрываемости соответствующих преступлений, готовы на все, лишь бы выполнить очередные инструкции своих руководителей.

И они традиционно пошли по пути наименьшего сопротивления. Зачем заниматься оперативной работой, внедрением агентуры и другой, требующей определенного профессионализма деятельностью, разрабатывая настоящих террористов, когда можно выбить необходимые показания из вчерашних школьников и на основании этого сфабриковать уголовное дело о террористической организации?

В свете всего вышеописанного требование прокурора убрать из приговора Ивана Асташина один год ограничения свободы звучит как издевательство и насмешка над здравым смыслом. Предстоящее судебное заседание будет лишь фарсом, призванным создать иллюзию законности, тогда как ни о какой законности в данном деле не может быть и речи.

Дело АБТО еще раз показало сущность российской репрессивной системы, главная цель которой не борьба с преступностью, а пресловутое повышение раскрываемости и других статистических показателей, имеющих к реальности весьма отдаленное отношение. Все сотрудники, принимающие участие в фабрикации подобных дел, проявляют поражающее своим цинизмом безразличие не только к судьбам несправедливо наказанных их стараниями людей, но и к собственным профессиональным обязанностям и репутации тех ведомств, которые представляют.

 

Материал подготовили: Михаил Пулин, Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости