На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

30 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Вельский суд сократил срок заключения Платона Лебедева с 13 лет до 10: репортаж из зала суда

Вера ЧЕЛИЩЕВА,

судебный корреспондент «Новой газеты» из Вельска

Июль 2013-го

Вельский суд повторно проявил независимость в деле Платона Лебедева: экс-глава МФО «МЕНАТЕП» выйдет на свободу через восемь месяцев.
Июль 2013-го 1 ноября 2012
1 ноября Вельский районный суд Архангельской области второй раз за нынешний год продемонстрировал свою независимость от прокуратуры и вышестоящих инстанций. Нет, он, прежде всего, выполнял свои прямые функции по исполнению и соблюдению законов Российской Федерации, так что хвалить его вроде бы не за что. Но слово «независимость» здесь уместно хотя бы потому, что речь шла не о простом осужденном, а о Платоне Лебедеве. А на него с Михаилом Ходорковским, как известно, никакие поправки, никакая декриминализация экономических статей и никакая гуманизация УК не распространяются. Из принципа.

И вот Вельский суд этот принцип нарушил. Причем повторно. Видимо, хватило скандальной истории с условно-досрочным освобождением, в котором тот же Вельский суд — и более того, тот же судья Распопов — в 2011 году бывшему главе «МЕНАТЕПа» отказал, зацепившись за какие-то «потерянные штаны», «непризнание вины», «нераскаяние» и прочий чемодан ужасных «прегрешений».

Теперь Николай Распопов сократил срок заключения Лебедева с 13 лет до 10, то есть убрал три года, а это значит, что осужденный должен выйти за ворота колонии в июле 2013 года. Конечно, прежнее решение было лучше — Платон Леонидович освободился бы в марте 2013-го. Но прокуратуре, как известно, это показалось роскошью, а конкретно (цитирую по жалобе прокурорских в областной суд) «несправедливым решением… в силу чрезмерной мягкости наказания».

Прокуратура вообще была тогда поскромнее, просив сократить срок лишь до 11 лет и трех месяцев. Областной суд к ней прислушался, первое решение отменил и направил его на новое рассмотрение — снова в Вельский суд. И при этом, что называется, в проверенные руки — судье Распопову, годом ранее завернувшему Лебедева с УДО.

Но что-то не сработало. Если областной суд встал перед прокурорскими на колени, то вельские пачкаться не захотели.

…Господин Распопов, сидя утром 1 ноября в зале заседаний, как показалось, чувствовал себя неуверенно — ему предстояло пересмотреть решение своего же начальника. На лице было некоторое стеснение, которое он скрывал то полуулыбкой, то строгим выражением лица. А в зале, как на деле об УДО, опять были журналисты, камеры (правда, существенно меньше), адвокаты. Не было только Платона Лебедева, который когда-то, прямо смотря в глаза Распопову, говорил, что ему, Лебедеву, хочется на свободу не потому, что «свобода лучше, чем несвобода», а потому, что «мне надо лечиться»...

Но теперь ничего подобного Лебедев, глядя в глаза Распопову, сказать не мог. С того отказа в УДО участвовать в каких-либо делах, связанных с улучшением свой участи, он не стал. Ходатайство о смягчении срока до фактически отбытого (то есть до уже отсиженных им девяти лет и четырех месяцев) было инициативой исключительно его защитников.

Повторяться в этот раз в Вельском суде адвокаты особо не стали. Лишь сообщили лично Распопову, что аргументы, положенные им в основу отказа в УДО, — «отсутствие раскаяния», «непризнание вины» и «отказ от добровольного возмещения» якобы «причиненного ущерба» — были оценены Конституционным судом как не соответствующие Основному Закону. И, конечно, защитники дополнили тот «очевидный факт, что Лебедев пересидел, и немало». Рассказали о вышедших в этом году юкосовцах Переверзине и Малаховском, которых осудили по тем же эпизодам, что и Лебедева с Ходорковском, причем осудили позже, но они на свободе благодаря декриминализации УК. Суды в провинции сократили им сроки, и ничего с этими судами не случилось — живы. Напомнили о странном аргументе прокуратуры, которая сетовала в облсуде, что, сокращая Лебедеву срок, судья Иванов сослался на необходимость соблюдения «пропорциональности», в то время как закон «ничего не говорит» об этом. Хотя как раз говорил — и не кто-нибудь, а Конституционный суд: наказание должно снижаться пропорционально, соответственно тому, как снижается верхний предел санкции по той или иной статье.

— Судья Иванов назначил наказание именно в этих пределах: не ниже нижнего и не выше верхнего. Следовательно, и устранять нечего, — заявил адвокат Владимир Краснов, недоумевая, где прокуроры и судебная коллегия областного суда вычитали про «несправедливость» решения, выразившуюся в «чрезмерной мягкости назначенного наказания»: в УК этот термин отсутствует напрочь.

— Ваша честь, удовлетворить ходатайство о снижении наказания до фактически отбытого на законных основаниях не только возможно, но и необходимо. Ведь принцип гуманизма и его проявление в нормах УК не означают какого-то снисхождения. Они носят практический характер: осужденный возвращается к полноценной жизни в обществе (в случае с Лебедевым это означает возможность использовать его огромный интеллектуальный и организационный потенциал), сохраняются и укрепляются семейные отношения, что имеет особо важное значение, когда у осужденного, как у Лебедева, есть несовершеннолетние дети (младшая дочка — ровесница сроку его нахождения в заключении). Даже не вдаваясь в обсуждение незаконности его заключения в принципе, суд не может абстрагироваться как от многочисленных заявлений, звучащих последнее время даже от лиц, не являющихся симпатизантами Ходорковского и Лебедева, о том, что «с них достаточно», так и тех, кто считал и считает лишение их свободы изначально политически мотивированной расправой. Лебедева арестовали в качестве заложника для оказания давления и получения показаний на Ходорковского. Цель не достигнута, да и не могла быть достигнута. Однако и дальнейшее содержание его в неволе для достижения этой цели сегодня абсолютно не актуально. Лебедева, как и Ходорковского, лишили свободы в целях рейдерской «национализации» ЮКОСа. В отличие от первой цели эта реализована в полном объеме и не может быть основанием для дальнейшего нахождения Лебедева в колонии. Поскольку действительные цели заказчиков этого дела достигнуты или утратили свое значение, то применение более строгого наказания, чем указано в нашем ходатайстве, будет противоречить УК. Да и российское общество в лице законодателей и президента теперь оценивают преступления в сфере экономики, за несовершение которых осужден Лебедев, как существенно менее общественно опасные, чем в то время, когда выносились приговоры, — ставил в известность суд Краснов.

И наконец, защитники напомнили, что Платон Лебедев страдает рядом хронических заболеваний и за девять лет содержания в тюрьме его состояние как минимум не улучшилось.

Вынуждены были адвокаты сказать и о том, что их клиент как до своего ареста, так и после (по мере возможности) занимался благотворительностью, но всегда категорически отказывался афишировать это. Так, вельские газеты только случайно узнали, что Лебедев, уже находясь в местной колонии, помог деньгами на лечение маленького мальчика, болеющего лейкозом.

— Не имеет никакого смысла продолжать держать Лебедева за решеткой. Разве только для того, чтобы он встретил там свой очередной день рождения, а также дни рождения жены и детей, десятый по счету Новый год? Надеюсь, что в совещательной комнате, куда вам скоро предстоит удалиться, возобладают принципы гуманизма и будет отсутствовать какая-либо оглядка на чье-то «высокое» мнение, — отметил адвокат Алексей Мирошниченко.

Николай Распопов промолчал.

Далее выступил прокурор Вельского района Сергей Семенов. Выступил быстро. Повторил все то, что его коллега на предыдущем заседании в августе месяце. Да, Лебедев «характеризуется положительно», страдает рядом хронических заболеваний, имеет на иждивении двух несовершеннолетних, но все перевешивают характер и степень его «общественной опасности», а также «тяжесть преступлений», за которые он осужден. Короче, произведя свою прокурорскую арифметику, «путем частичного сложения наказаний» прокурор попросил сократить срок Лебедеву с 13 лет до 11 лет трех месяцев, ровно настолько, насколько просил его коллега несколькими месяцами ранее. При таком раскладе Платон Леонидович бы выходил на свободу в октябре 2014-го.

Судья Распопов ушел в совещательную комнату. Через четыре часа он вышел.

«Оснований для освобождения и сокращения Лебедеву срока до фактически отбытого суд не видит… Лебедев осужден за совершение тяжких преступлений, в которых установлена его активная роль… Ходатайство адвокатов удовлетворить частично…». И «по совокупности преступлений» сократил ему срок с 13 до 10 лет.

Таким образом, Платону Лебедеву остается находиться под стражей восемь месяцев. Выйдет он 2 июля 2013 года. Если, конечно, прокуратура снова ничего не обжалует.

Прокурор Семенов что-либо говорить журналистам отказался: «Никаких комментариев. Пока не получил на руки решение». Адвокаты со своей стороны в этот раз решение обжаловать не будут (прежнее они обжаловали, требуя опять же сократить срок до фактически отбытого). Как пояснил Алексей Мирошниченко «Новой газете», не будут, чтобы в том числе не давать лишних поводов Мосгорсуду затягивать рассмотрение надзорной жалобы на последний приговор в отношении Ходорковского и Лебедева.

Напомню, в сентябре Ольга Егорова заявила, что президиум Московского городского суда не будет рассматривать надзорную жалобу на 13-летний приговор Ходорковскому и Лебедеву, что МГС поручил сделать председатель Верховного суда, пока не вступит в силу решение Вельского суда о смягчении наказания Лебедеву. Мол, без этого по закону никак.

…После оглашения решения судья Николай Распопов выходил из зала заседаний с нескрываемой улыбкой на лице.

 

Материал подготовили: Вера Челищева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости