На главную

Доллар = 65,60

Евро = 71,64

29 февраля 2020

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Громкое дело Даниила Константинова — Центр «Э» переходит к новой тактике политических репрессий

Илья КОНСТАНТИНОВ,

политик

Сотрудник Центра «Э» Окопный: «Там, где появляюсь я, или труп, или очень большой срок»

Если удастся безнаказанно обвинить невинного человека в убийстве без всяких доказательств и оснований, это может открыть ящик Пандоры, из которого посыплются десятки и сотни уголовных дел.
Сотрудник Центра «Э» Окопный: «Там, где появляюсь я, или труп, или очень большой срок» 25 апреля 2012
Арест в марте этого года лидера организации «Лига обороны Москвы», активиста русского протестного движения Даниила Константинова по обвинению в бытовом убийстве не стал поводом для массовых акций протеста. Да, в его защиту проходили пикеты, о нем писал ряд СМИ. Но в целом медиапространство остается равнодушным к задержанию одного из участников зимних митингов «За честные выборы». А зря — «дело Константинова» совсем не частный случай, не обычная поножовщина. Об этом свидетельствует хотя бы то, что в его задержании и обысках активно участвовали сотрудники Центра по противодействию экстремизму. И это говорит о многом. У Константинова есть никем не опровергнутое алиби, показания свидетелей в его пользу. Но он сидит в «Матросской Тишине». За что? Подробности рассказывает его отец — известный политик Илья Константинов.

Громкое дело Даниила Константинова, ч. 2

Во-первых, ознакомившись с материалами дела, я понял, что Даниил находился в разработке Центра по противодействию экстремизму с октября прошлого года. С того времени как раз когда и была создана «Лига обороны Москвы». И когда он начал принимать участие в различных протестных акциях. А затем уже в декабре прошлого года, а конкретно — 5 декабря, после участия в одном из первых митингов «За честные выборы», мой сын был задержан и доставлен в отделение милиции.

И там к нему пришел небезызвестный сотрудник Центра по противодействию экстремизму Алексей Окопный. Известный тем, что засветился в различных провокациях против участников оппозиции. Обвинялся в убийстве одного из активистов оппозиции. Обвинялся в применении незаконных методов следствия и так далее, и тому подобное. То есть это фигура действительно одиозная.

Так вот, к нему пришел Алексей Окопный и потребовал от Даниила сотрудничества. Потребовал информации на других участников оппозиции. На других участников протестного движения. Причем, по словам моего сына, разговор был очень интересный. Этот деятель сказал, что, если вы будете сотрудничать с нами, вам все сойдет с рук. А если не будете сотрудничать, то мы посадим вас в любом случае. Даже если на вас нет никакой вины.

И прозвучало очень интересная фраза: «Там, где появляюсь я, или труп, или очень большой срок», — сказал этот якобы правоохранитель. Но на самом деле он, в сущности, бандит. Мой сын, естественно, отказался с сотрудничества. Рассказал мне об этом.

Но, к великому сожалению, тогда я не придал особого значения этому разговору. Я подумал, что это обычные страшилки, которые направлены на то, чтобы отбить у людей охоту участвовать в митингах протеста. К великому сожалению, я ошибался. Потому что через какое-то время в Центр по противодействию экстремизму был вызван один из знакомых Даниила, у которого стали требовать показания на моего сына.

А затем, 22 марта, последовал и сам арест. Причем что интересно — в деле об обычной поножовщине, не имеющей ни политической, ни национальных, ни религиозных основ, в обысках и арестах участвовали не только сотрудники уголовного розыска, но и сотрудники Центра по противодействию экстремизму. Например, у меня в офисе обыск проводил подполковник Управления по противодействию экстремизму МВД РФ Абрамов.

То есть аж федеральный уровень был задействован. Какое отношение имеет управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел к бытовой поножовщине? По всей вероятности, никакого. И тем не менее факт остается фактом. Из всего этого я делаю естественный и логический вывод: мой сын стал жертвой политических преследований. Политической травли. Стал жертвой спецоперации Центра по противодействию экстремизму.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости