На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

10 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Президент отказался помиловать Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других политзаключенных

Комментируют Елена Лукьянова, Дмитрий Аграновский

Резолюционная ситуация

Дмитрий Медведев поставил отрицательную резолюцию на экспертное заключение по институту помилования, разъяснявшее, что глава государства имеет право помиловать осужденного даже в том случае, если от него не поступало соответствующего прошения.
Резолюционная ситуация 3 апреля 2012
Казалось бы, вещь очевидная — глава государства имеет право помиловать любого осужденного независимо от того, обращался осужденный с такой просьбой или нет. Президент может хотя бы рассмотреть вопрос о помиловании. Однако у господина Медведева, выпускника юридического факультета одного из самых престижных вузов страны, свое представление о праве. И это представление тесно связано с вопросами «политической целесообразности».

 

«Президент в своей резолюции указал, что он не понимает, почему он должен миловать человека, который у него не просил о помиловании», — сообщил агентству РИА «Новости» глава Совета по правам человека Михаил Федотов. «Это мнение президента, — уточнил он. — Мы ему представили мнение десяти специалистов в области конституционного права. Он с ними не согласился».

Напомним, экспертное заключение, содержащее тезис о возможности помилования без просьбы со стороны осужденного, было передано в марте президенту России членами Совета по правам человека.

Возможно, если бы речь шла об уголовниках, а не о политических заключенных, президент не трактовал бы простые истины столь необычным образом. Но, как известно, Медведев имеет дело со списком из 32 политзэков, составленным российской оппозицией. Однако даже тут у Дмитрия Анатольевича была бы возможность блеснуть гуманизмом и либерализмом, если бы дело касалось только Таисии Осиповой, Павла Жеребина, Сергея Мохнаткина и других политических активистов.

Но в списке есть два человека, которых так просто на свободу не отправишь, — Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Освободи Медведев этих двоих без их униженной просьбы об этом — гражданское общество получило бы лидеров с непререкаемым авторитетом и колоссальным политическим потенциалом.

Рукой Медведева, накладывавшей абсурдную резолюцию на экспертное заключение, двигал страх. Причем даже не его личный страх, а коллективный страх силовой олигархии. Страх перед настоящей политической конкуренцией, боязнь «проявить слабость», иррациональный страх перед Михаилом Ходорковским и иррациональная ненависть к нему.

Этот страх сильнее, чем доводы разума, диктующие, казалось бы, совершенно иное решение — отпустить людей на волю, показать хоть раз человеческое лицо.

Как видим, после Болотной площади правящие Россией люди действительно ничего не забыли и ничему не научились.

Елена Лукьянова, член Общественной палаты РФ, доктор юридических наук

На встрече с лидерами оппозиции Дмитрий Медведев сказал, что он отлично понимает, что для решения вопроса о помиловании никакого прошения со стороны осужденного не надо. Но при этом президент выразил сожаление по поводу того, что в стране сложилась некая правовая традиция.

Таким образом, мы видим, что в России сложилась традиция, противоречащая Конституции, поскольку Основной закон напрямую предусматривает право президента без всякой процедуры осуществлять помилование осужденных. Ведь Указ о порядке помилования относится не к полномочиям президента, а к праву осужденного просить о помиловании, то есть вообще к другой норме Конституции.

Получается, что президент не хочет пользоваться своим правом помиловать осужденных. Ему десять человек — специалистов области уголовного права, уголовного процесса, конституционного права, международного права — написали экспертное заключение, в котором разъяснили ему, что не требуется никаких прошений для того, чтобы он мог помиловать.

Говорят, что у двух юристов есть несколько больше мнений. Но в данном случае на чаше весов десять мощнейших специалистов, с одной стороны. С другой — мнение одного юриста, пусть он даже и президент. И оно выглядит, я думаю, не вполне адекватно. По идее, чаша с мнением такого высокопрофессионального большинства должна была бы перевесить.

Из этого мы можем сделать вывод, что Медведев не хочет миловать или по каким-то другим, одному ему известным причинам не может этого сделать. В законодательстве об этом ничего не говорится. Об этих причинах, наверное, известно только в кремлевских кабинетах.

Скорее всего, это решение Медведева — чисто человеческое. Возможно, у него не хватает воли это сделать. Но тогда надо делать вывод о том, кто есть кто, кто есть наш президент. Для того чтобы быть юристом и президентом, недостаточно иметь диплом о юридическом образовании, недостаточно иметь удостоверение президента.

Сейчас в Facebook опубликован очень интересный материал бывшего депутата Верховного Совета РСФСР, бывшего следователя Юрия Лучинского. Там описываются случаи, как миловал осужденных Ельцин, как это происходило, и говорится о том, что совершенно не обязательно было ходатайство осужденного.

Эта традиция — обязательного прошения о помиловании — создана в нашей стране за последние 12 лет. Эту антиконституционную традицию основало нынешнее руководство страны. Она ничем не оправдана, и президент как гарант Конституции обязан сломать эту неконституционную правовую традицию. Но он этого не делает. О причинах этого надо спрашивать самого президента.

Дмитрий Аграновский, адвокат

В вопросах помилования президент никакими законодательными актами не связан. Миловать или не миловать того или иного человека — в настоящий момент исключительное право Медведева. Не хочет он без прошения миловать — его право. А если бы было желание, мог бы сделать это и вообще без каких-либо условий.

Нынешний список, которым оперирует Совет по правам человека и гражданскому обществу при главе государства, несколько отличается от такого же, представленного Медведеву ранее. В том, первом, по которому президент распорядился провести проверку, содержалась, к примеру, фамилия одного из моих подзащитных, офицера российской армии Сергея Аракчеева. В новом списке его нет. Хотя его фигура — одна из ключевых.

Почему так произошло — вопрос нужно адресовать Михаилу Федотову, члену вышеуказанного совета. Сама эта организация известна больше не защитой прав человека, а кампанией по десталинизации.

Надежды на то, что Медведев вдруг решится помиловать кого-то из этого списка — обо всех и говорить не приходилось, — было мало. И его отказ абсолютно ожидаем.

Вполне вероятно, что власть в целом хотела бы получить прошения желающих быть помилованными по серьезной причине. Это стало бы признанием ими своей вины. А в списке политзаключенных есть и те, кто мог бы предъявить государству и его главе серьезные претензии. В том числе и финансовые. Если же такой человек напишет сегодня прошение, завтра его помилуют, послезавтра он придет с претензией — такому гражданину скажут: «Ты же сам свою вину признал». Для некоторых политзаключенных — к примеру, Михаила Ходорковского — это абсолютно неприемлемо.

Думаю, однако, все намного проще. Президент сегодня имеет право на помилование лишь формально. Реальные же решения такого уровня принимал совсем другой человек.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Мария Пономарева

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости