На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Правила содержания подследственных под домашним арестом признаны неконституционными

Комментируют Владимир Павлов, Андрей Тарасов

СИЗО на диване

Конституционный суд признал несоответствующим Конституции отсутствие ограничений на срок домашнего ареста.
СИЗО на диване 9 декабря 2011
Причиной, побудившей КС РФ обратить внимание на столь очевидную несообразность, стало обращение гражданина Эстонии Александра Федина, который проходил в качестве обвиняемого по делу о мошенничестве и провел под домашним арестом полтора года, притом что ранее он отсидел 18 месяцев в следственном изоляторе. Формально Федин мог сидеть дома под замком вечно, поскольку до недавнего времени предельный срок домашнего ареста никак не регламентировался.

Конституционный суд признал претензии «бессменного арестанта» справедливыми и постановил признать несоответствующим Конституции положения статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующей домашний арест, — об отсутствии предельных сроков заключения. Согласно постановлению суда, предельный срок лишения свободы подследственного теперь ограничен 18 месяцами, независимо от того, находился ли он в СИЗО, под домашним арестом или к нему в разной последовательности применялись обе меры пресечения.

Домашний арест — весьма экзотическая мера пресечения: в России она применяется крайне редко. Адвокат Владимир Павлов, которого мы попросили прокомментировать решение КС, сказал, что в его практике не было ни одного случая, когда подследственному назначили бы домашний арест. По его мнению, это связано с техническими трудностями обеспечения должной степени изоляции подследственного. При современном развитии средств связи контролировать его корреспонденцию затруднительно. Поэтому в России реально работают три меры пресечения: подписка о невыезде, залог или заключение под стражу.

«Решение Конституционного суда понятно, — говорит Павлов, — Ни одна мера пресечения не может быть бессрочной. Но при существующем в стране режиме это мертворожденная мера. Скорее, профанация права».

Наш собеседник напомнил о том, что, хотя сейчас взят курс на либерализацию уголовного и уголовно-процессуального права в России, эти меры во многом остаются «бумажным словоблудием». «Так, по ряду экономических преступлений отменен нижний предел, а в головах судей и прокуроров нижняя планка осталась. Поэтому они назначают, например, по части 4 статьи 159 наказания такие же, как и прежде, — в пределах от 5 до 10 лет».

Адвокат Андрей Тарасов, которого мы также попросили высказаться по данному вопросу, от подробного комментария по решению КС воздержался, так как еще не знакомился с самим документом. В то же время он согласился со своим коллегой Павловым, что лишение свободы подследственного подразумевает некий ограниченный срок. А отсутствие такого предела неконституционно.

Он полагает, что домашний арест мог бы применяться гораздо шире, чем это происходит сейчас. «Зарубежный опыт говорит, что это более гуманно. И в ряде случаев более целесообразно, чем то, что мы видим в России, когда хватают и больных, и престарелых и бросают их в следственный изолятор».

По словам защитника, в Министерстве юстиции есть программа по внедрению электронных браслетов, которые обеспечили бы контроль перемещений «домашнего арестанта». Однако такие браслеты почему-то не делают. Тарасов считает, что широкое применение домашнего ареста неудобно для нашего государства. С человеком, которого посадили в СИЗО, несравненно проще «работать», выбивая (в переносном и прямом смысле) нужные показания. «Вот почему Минюст не торопится с реальным внедрением такой меры пресечения», — предполагает Тарасов.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости