На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

1 октября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Институт понятых по инициативе Медведева может быть ликвидирован уже к 1 декабря 2011 года

Комментируют Леонид Головко, Людмила Альперн

Понятые — это не по понятиям

Идея президента упразднить институт понятых уже вызвала острую дискуссию. Эксперты говорят, что присутствие наблюдателей при обыске давно не защищало от необъективности следственных действий, но их отсутствие может усилить беспредел полиции.
Понятые — это не по понятиям 8 ноября 2011
Институт понятых может быть ликвидирован уже к 1 декабря 2011 года. Заменить их предлагается «процессуальной фиксацией с использованием технических средств», то есть видеоаппаратурой. Первые комментарии инициативы Дмитрия Медведева весьма любопытны: силовики в большинстве своем решение приветствуют, общественность, напротив, выступает с его резкой критикой. Напрашивается простой вывод: отсутствие понятых упростит работу полицейских. Хотя при развитом гражданском обществе ликвидируемый институт мог бы стать надежной защитой от ошибок, предвзятости и фальсификаций следственных действий со стороны правоохранительных органов.

 

Депутат Александр Хинштейн, выступая на заседания Социально-консервативного клуба «Гражданская платформа» 3 июня 2011 года, отмечал, что существует институт «штатных понятых» правоохранительных органов, что является старой и острой проблемой. «Люди, постоянное привлекаемые в этом качестве, на деле часто являются или неформальными агентами системы МВД, или людьми, связанными с силовиками отношениями взаимовыгоды или взаимозависимости». Хинштейн привел в пример процесс по делу «оборотней» из МУРа, когда следствие выяснило, что милиционеры (теперь полицейские) в массовом порядке фальсифицировали протоколы, подбрасывая невиновным людям наркотики, оружие и боеприпасы. Понятыми при обыске выступали сотрудники ЧОП, которым покровительствовали некоторые высокопоставленные сотрудники уголовного розыска, а многие охранники позднее нередко переходили на службу в милицию.

Теоретически понятым должен быть человек, незаинтересованный в определенном исходе уголовного дела. Однако последние годы в качестве свидетелей следственных действий полиция предпочитала использовать собственные кадры — фактически «штатных понятых». А у многих следователей были свои «верные друзья», которых вообще вписывали заочно.

Более того, в качестве понятых стали использовать и гастарбайтеров. Подпись приезжего особенно удобна в том случае, если есть необходимость, чтобы их потом никто и никогда не смог найти.

В делах о распространении наркотиков широкое распространение получила практика привлечения в качестве понятных наркозависимых людей, которые готовы подписать что угодно за возможность выйти на волю или получить дозу.

Но кроме нечистоплотности правоохранителей нормальной работе института понятых препятствовало и нежелание россиян участвовать в следственных действиях. И уж тем более не хотят наши граждане тратить время, приходя в дальнейшем по вызовам. Поэтому порой люди представляются чужими именами или называют несуществующие адреса.

Иногда полицейские действительно оказываются не в состоянии выполнить существующие правила проведения следственных действий. Попробуйте, например, найти понятых глухой ночью на проселочной дороге. Поэтому даже ответственные и законопослушные оперативные работники вынуждены на такой случай иметь тех же «штатных понятых»: иногда просто знакомых, а порой и бывших задержанных, которым за такие мелкие услуги приходилось платить прощением столь же мелких грехов. Так что оперативников регулярно уличали в том, что один и тот же понятой фигурирует в десятках уголовных дел.

В общем, присутствие понятых давно уже не гарантирует чистоту следственных мероприятий. Однако полное их упразднение может привести к еще большему, чем сейчас, беззаконию полицейских. Всем известно, как любят наши правоохранители подкидывать улики, необходимые им для «раскрытия» преступлений. И видеокамера им в этом мешать не будет.

Хотя мало примеров того, чтобы понятые препятствовали нарушениям со стороны правоохранителей, однако этот институт можно и нужно усовершенствовать, а не ликвидировать. Можно было бы запретить, например, быть понятым одному и тому же лицу в течение какого-то периода времени, лишить права быть понятыми лиц, находящихся в зависимом от оперативников положении. Эти и другие изменения могли бы перевести институт понятых из рудимента права в эффективный инструмент чистоты работы правоохранителей.

Леонид Головко, доктор юридических наук, профессор юридического факультета МГУ

Идея президента неудачная. Не очень понятно, почему видеозапись обыска и понятые рассматриваются как взаимоисключающие вещи. Ведь видеозапись ведется и сейчас, и продолжать ее вести наряду с присутствием свидетелей никто не мешает. Закон предусматривает, что следственные действия могут записываться, а сама видеозапись прилагаться к протоколу. И это очень хорошо.

Вообще, люди видят больше. К тому же их можно вызвать в суд и допросить. В этом и заключается смысл использования понятых. Если у кого-то в процессе рассмотрения дела возникнут некие сомнения в правильности проведения следственных действий, все можно узнать у понятого лично. И в случае если гражданину при обыске было что-то подброшено, только лишь наличие свидетеля может помочь это выявить.

Сейчас часто критикуют понятых, которые, мол, стали «карманными». Но без них будет намного хуже. Ведь за счет опроса такого человека в суде степень его близости к оперативникам можно выявить. К примеру, на вопрос, где вы работаете, человек отвечает: уборщицей в районном управлении внутренних дел. И все сразу становится понятно.

В случае же с камерой возможностей для фальсификаций появляется больше. Ее можно включить на полчаса позже. И никто не подтвердит, что обыск начался именно в то время, которое фигурирует в протоколе. Понятого же можно опросить и узнать, во сколько он пришел. Так что эти вещи должны существовать вместе.

Понятно, что данная инициатива принесет правоохранительным органам много плюсов. Непонятно, какая от нее польза гражданам. Вообще странно, что она появилась именно накануне выборов.

Людмила Альперн, заместитель директора Центра содействия реформе уголовного правосудия

Видеосъемка не может быть единственным «свидетелем» проводимых оперативных мероприятий. Ее можно скорректировать даже чисто технически, прибегнув к помощи какого-то мастера. Или просто поставить другое время.

Когда мы занимались «делом Магнитского», нам так и не удалось посмотреть видеозаписи того, что происходило с ним в СИЗО. Некоторые из них были плохого качества, другие вовсе отсутствовали.

Я разговаривала с адвокатом, приехавшим из Сибири. Он рассказывал случай, когда один из предпринимателей попал в поле зрения правоохранительных органов, занимающихся контролем за оборотом наркотиков. Был организован обыск с использованием видеокамер и свидетеля-наркомана, являвшегося на тот момент уже неким агентом оперативников. В результате именно с помощью видеосъемки, когда предпринимателю просто подкинули наркотики, его удалось оболгать. Так что такое возможно.

Присутствие при обыске понятых, конечно, не является стопроцентной гарантией того, что подобного не случится. Их можно запугать, подкупить. Но фактор человеческого присутствия все же является некоей страховкой от того, что сотрудники правоохранительных органов не будут идти на откровенные преступления. Ведь человека «удалить» при желании намного сложнее, чем видеозапись.

Можно ведь совместить использование камер и присутствие при обыске понятых. Этому ничто не мешает. Непонятно, почему это должно рассматриваться в качестве альтернативы.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Сергей Шурлов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости