На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Конституционный суд отмечает 20-летие

Олег САВИЦКИЙ,

«Особая буква»

Начали за Конституцию, а закончили за упокой

Путь КС за 20 лет — от жесткой позиции беспристрастного арбитра внутриполитических конфликтов к декоративной инстанции, благословляющей авторитаризм.
Начали за Конституцию, а закончили за упокой 27 октября 2011
Конституционный суд РФ празднует 20-летнюю годовщину своего создания. Эволюционный путь, который КС прошел за это время, вряд ли можно счесть позитивным и внушающим уважение.

 

Высший орган, контролирующий соблюдение Основного Закона РФ, утвердили летом 1991 года. В октябре Съезд народных депутатов РСФСР избрал первых судей и первого председателя — Валерия Зорькина. В 1993 году КС был распущен президентом Борисом Ельциным. Вновь Конституционный суд был назначен Советом Федерации РФ в феврале 1995 года в количестве уже не 13, а 19 судей. По мнению экспертов, расширение его состава было вызвано желанием президента Ельцина обеспечить себе перевес над 9 судьями, голосовавшими против него во время кризиса 1993 года.

Начиналось все вроде бы неплохо. В бурные 90-е годы Конституционный суд стоял над разгоревшейся схваткой между исполнительной властью в лице президента Бориса Ельцина и законодательной в лице Верховного Совета и Съезда народных депутатов. В 1992 году председатель суда Валерий Зорькин участвовал в переговорах между Ельциным и Хасбулатовым. Во многом благодаря его посреднической роли глава государства и спикер парламента подписали соглашение, согласно которому предусматривалась отсрочка вступления в силу урезавших полномочия президента поправок к Конституции до проведения референдума в апреле 1993 года. Достижение этого компромисса немного разрядило политическую ситуацию в стране и почти на год перенесло кровавую кульминацию противостояния Кремля и Верховного Совета.

В 1992—1993 годах КС неоднократно одергивал исполнительную власть, признавая неконституционными те или иные решения Ельцина. В частности, не выдержал проверки на предмет соответствия Основному Закону указ от 19 декабря 1991 года о слиянии МВД и органов госбезопасности в одно суперведомство — «Министерство безопасности и внутренних дел РСФСР».

Достаточно мудрое решение было принято по одному из острейших вопросов, беспокоивших тогдашнее российское общество, — делу о запрете КПСС. КС не пошел на поводу у антикоммунистической истерии, нагнетавшейся Кремлем, — осудив однопартийную систему и руководящую роль компартии, судьи тем не менее отметили, что в правовом и демократическом государстве запрет на политическую деятельность недопустим.

Серьезнейшим тестом на независимость и верность законности для Конституционного суда стали события сентября—октября 1993 года. 21 сентября Борис Ельцин подписал указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе», объявил о роспуске Верховного Совета и тем самым осуществил, по сути, государственный переворот. Уже в ночь с 21 на 22 сентября судьи КС по собственной инициативе (тогда еще они имели на это полного права) рассмотрели вопрос о конституционности действий президента и постановили, что указ №1400 противоречит Основному Закону страны.

После этого наступил переломный момент в истории КС. Расстреляв парламент 4 октября 1993 года, Борис Ельцин решил раз и навсегда разобраться с очень неудобным ограничителем президентской власти — деятельность Конституционного суда была «приостановлена», а в 1994 году был принят уже новый закон о КС. Главное нововведение заключалось в том, что отныне суд терял право рассматривать дела по собственной инициативе, оценивать конституционность действий тех или иных должностных лиц, а также конституционность партий.

С тех пор Конституционный суд ни разу всерьез не ссорился с исполнительной властью, которая на протяжении 15 последующих лет неуклонно сдвигалась в сторону все большего авторитаризма, зачастую нарушая нормы даже принятой в декабре 1993 года новой, суперпрезидентской Конституции.

Во-первых, сам Конституционный суд, потеряв право формировать свою повестку дня, во многом лишился функций стража конституционной законности.

Во-вторых, столкнувшись с вопиющим в своей незаконности решением Ельцина о «приостановлении» своей деятельности, судьи КС «проглотили» это антиконституционное насилие. Ни один из них в октябре 93-го не объявил голодовку, не вышел с плакатом на улицу, не эмигрировал в знак протеста. Дорога для дальнейшего соглашательства была открыта.

При Владимире Путине Конституционный суд, который в 2003 году вновь возглавил Валерий Зорькин, безмолвно наблюдал, как на его глазах перепахивалось российское правовое поле. В 2005 году КС подтвердил конституционность принятого по инициативе Путина закона о новом порядке назначения высших должностных лиц субъектов РФ — отмене прямых губернаторских выборов. Не возразили судьи ничего и против отмены выборов по одномандатным округам, против ужесточения условий регистрации политических партий, против постоянных нарушений органами исполнительной власти прав граждан, предусмотренных 31-й статьей Основного Закона, гарантирующей свободу собраний.

Более того, хранители конституционного порядка не только не противостояли крепнущему авторитаризму, но и сами в конце концов пошли в наступление на права граждан — тот же Зорькин выступает в СМИ с одиозными высказываниями, фактически подвергающими сомнению юрисдикцию ЕСПЧ. «Лучшее знание национальными властями своего общества и его потребностей означает, что эти власти в принципе занимают приоритетное положение, в отличие от международных судов, для оценки того, в чем состоит публичный интерес», — говорит он.

В качестве некоего символа удаленности Конституционного суда от иных ветвей власти, независимости судей и их абсолютной беспристрастности сегодня преподносят переезд КС в Петербург. Можно перенести данное уважаемое учреждение хоть в Анадырь — у думающей части российского общества иллюзий по поводу его независимости не прибавится.

Отступив под натиском авторитарных притязаний однажды, в 1993—1994 годах, КС скатывался все дальше и дальше в правовой коллаборационизм. И вряд ли существует какой-то предел для равнодушия и уступчивости. Можно не сомневаться, что если один из ведущих российских чиновников задумает провозгласить себя императором, переписав ради такого случая Конституцию, седовласые люди в мантиях отреагируют на это сдержанно и миролюбиво.

 

Материал подготовили: Олег Савицкий, Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости