На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Люди гибнут в российских СИЗО. Прямо сейчас в «Матросской Тишине» умирает Станислав Канкия

Ольга РОМАНОВА,

журналист

Московские судьи и следователи пытают еще одного предпринимателя

Еженедельная авторская передача Ольги Романовой «ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАЗЛЫ»
Московские судьи и следователи пытают еще одного предпринимателя 18 октября 2011
Канкия никого не убивал, не грабил, не насиловал. Он обвиняется в совершении мошенничества. У еще не осужденного человека фактически отнимают саму жизнь. Потому что до суда Станислав может просто не дожить. За последние полгода он перенес уже четвертый инсульт, перестал узнавать адвоката и теряет память.

Ольга Романова, московские судьи и следователи пытают еще одного предпринимателя

Ольга Романова: Здравствуйте, с вами Ольга Романова.

Российские граждане продолжают гибнуть в тюрьмах. Гибнут просто арестованные, а не осужденные. Их осудили не на смерть. Их осудили не на пытки. Не на медленную и мучительную смерть и болезнь. Почему люди гибнут в тюрьмах? Почему невинные люди гибнут в тюрьмах, то есть не осужденные? Что вообще происходит в обществе? Почему мы так равнодушны?

На прошлой неделе одна женщина, ее зовут Валентина, была в больнице №20 у своего мужа. Это метро «Бабушкинская». И пока она стояла и ждала в приемном покое, увидела, как на ее глазах фактически погиб задержанный. Его привезли милиционеры. Он был избит и умер через некоторое время. Она подняла тревогу. Журналисты и общество узнали об этом благодаря этой неравнодушной женщине. Она пыталась его спасти. Чужого человека.

Зачем она была в этой больнице? Это такая тюремная специализированная больница. В ней лежал ее муж Станислав Канкия. Ему сейчас очень плохо. Он погибает. Он погибает прямо сейчас в «Матросской Тишине». Со мной здесь его жена Валентина, которая подняла тревогу на прошлой неделе, пытаясь спасти чужого человека. Ее муж Станислав, сорока семи лет, в январе этого получил первый инсульт в Бутырке. Потом второй, третий и сейчас четвертый инсульт у человека. Валентина, в каком он сейчас состоянии?

Валентина Канкия: Дело в том, что я его не видела. Судья не дал мне разрешения. Но вчера нашему адвокату удалось побывать у него в «Матросской Тишине». Адвокат мне на первый момент не сообщил о его состоянии. И когда я пришла домой, он позвонил мне вечером и спросил: могу ли я с ним встретиться? Я встретилась с адвокатом. Адвокат сказал: «Валентина, держись. Он меня не узнал. Он не узнает никого. Он понимает, что должен помнить всех. Должен помнить семью, детей. Но первый вопрос, который он мне задал: «Кто вы?» Когда я сказал, что я адвокат, он, немножко подумав, посмотрел на меня и спросил: «А я что-то совершил?» Я стал ему объяснять, что и как». В общем, было видно, что человек абсолютно не помнит ничего. Более того, он слепнет. В общем, человек погибает.

ОР: Какой у него диагноз?

ВК: У него цереброваскулярная болезнь. А при поступлении в 20-ю больницу ему магнитно-резонансный томограф поставил диагноз «ишемический инсульт артерии мозжечка головного мозга».

ОР: Он парализован?

ВК: Да, левая часть.

ОР: Он не может сам ходить?

ВК: Практически да, не может.

ОР: И он вообще не вспоминает тебя, ни адвоката, ни детей? Он вообще что-нибудь помнит?

ВК: Он вспомнил только имя следователя. Он обратился к адвокату «Виталий Юрьевич». Адвокат сказал: «Нет. Меня зовут Владимир Васильевич. А кто такой Виталий Юрьевич?» Он говорит: «А это следователь». Какие-то моменты он помнит. Какие-то — нет.

ОР: Кто следователь?

ВК: Следователь второго отдела ГСУ при ГУВД Москвы Сапон Виталий Юрьевич.

ОР: С того самого ГСУ, где недавно была арестована следователь, подполковник по особо важным делам, Нелли Дмитриева, проходящая по «списку Магнитского» за взятку в 3 млн долларов. Ее коллеги бросились в бега или тоже были арестованы. Замечательно. Извините, что я вам так говорю. Что за судья не дал вам свидания с вашим мужем? Как его зовут?

ВК: Антон Анатольевич Мартыненко. Судья Бабушкинского районного суда, куда было направлено дело после Тверского районного суда.

ОР: То есть вы были в Тверском районном суде?

ВК: Да.

ОР: Не были ли вы у судьи Сташиной?

ВК: Мы были у Сташиной Елены. Это случилось 16 ноября прошлого года в годовщину смерти Магнитского. Моего супруга в том же Тверском суде 16 ноября судила судья Сташина. И супруг, обращаясь к ней, когда ему дали слово, сказал: «Можно хотя бы в этот день, день смерти Магнитского, провести хоть один праведный суд. И изменить мне меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей». На что Сташина отреагировала не очень хорошо. Вынесла ему постановление, где говорилось: продлить. Супруг обратился к ней и сказал: «У вас не выйдет так, как получилось с Магнитским». Но, как видим, получилось. Он получил первый инсульт.

ОР: Скажите, Валентина. Я знаю, что ваш муж — предприниматель. Почему он находится в тюрьме после вступления в силу президентских поправок? Они что, к нему не относятся? Он предприниматель. Он сидит по предпринимательской статье.

ВК: Да. Совершенно верно. У меня сложилось такое впечатление, что судьи саботируют. И следователи. Они не обращают никакого внимания на ту гуманизацию, которую пытается внести наш президент в общество и в эти структуры. Такое впечатление, что это никого не коснулось. Как сажали, так сидят.

ОР: Валентина, у вас дети есть?

ВК: Да. У нас двое детей.

ОР: Извините, что я практически у вас вырываю из рук. Вот этот вот здоровяк с бородой. Ему сейчас сорок семь. Сорок пять было на момент ареста. Это он доведен до состояния, когда никого не узнает. Даже своего адвоката. И вас к нему не пускают.

ВК: Совершенно верно. Он был спортсмен, вел здоровый образ жизни.

ОР: Я вижу. А это ваши дети?

Я очень прошу неравнодушных людей чем-то помочь Валентине и Станиславу Канкия. Станислав Канкия прямо сейчас, в этот момент, умирает в «Матросской Тишине». Вот эти дети, и этот мужчина, и эта женщина находятся в очень большой беде. Судьи. Следователи. Гореть в аду. Валентина, пойдем. Спасибо.

 

Материал подготовили: Ольга Романова, Алексей Козин, Виктория Романова, Ольга Азаревич, Мария Пономарева, Роман Попков

Комментарии
МеЛАНЬя
Российской Фемиде давно надо дать косу вместо весов, а уж глаза у неё давно развязаны и камень за пазухой припасён для не членов их воровского круга.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости