На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дело ЮКОСа

Вадим КЛЮВГАНТ,

адвокат Михаила Ходорковского

СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ, ЗАПРЕЩЕННЫЙ СУДОМ

Адвокат Михаила Ходорковского наглядно доказал абсурдность предъявленных его подзащитному обвинений.
СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ, ЗАПРЕЩЕННЫЙ СУДОМ 6 апреля 2010
В первый день дачи показаний в Хамовническом суде Михаил Ходорковский отверг обвинения, выдвинутые против него и его бывшего коллеги Платона Лебедева. В качестве подтверждения своей правоты экс-руководитель ЮКОСа извлек банку с нефтью, предложив прокурорам продемонстрировать, каким образом она могла быть украдена. Однако судья Виктор Данилкин в проведении простейшего следственного эксперимента отказал, сославшись на его опасность и невозможность в рамках судебного заседания воссоздать обстановку, при которой якобы было совершено преступление.

Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского

Сегодня более чем за год длящегося процесса в Хамовническом суде зашел наконец разговор о нефти. До сих пор про нее только читали, но мало кто понимал — за исключением нескольких человек, — что такое нефть, как она выглядит и что из себя представляет. Начиная давать показания, Михаил Ходорковский попросил нас, защитников, сделать так, чтобы все присутствующие в зале — участники процесса и зрители — могли наглядно увидеть и понять, в чем предмет этого дела.

В большой банке — там, где моя левая рука, — скважинная жидкость. Хотя наши оппоненты утверждают, что это придумал Ходорковский, чтобы не платить налоги. На самом деле это то, что из недр земли добывают нефтяные компании. Здесь есть нефть, этот небольшой слой. Это еще не чистая нефть. В ней содержатся примеси, которые нужно от нее отделить. Но и другие составляющие этой скважинной жидкости очень хорошо видны. Это осадок, это другие посторонние примеси и это вода — основное содержание. Собственно нефти — если считать, что это нефть, которую можно продать, — визуально, сколько здесь? Пятая часть? Не знаю, сколько здесь.

В этой банке, которая поменьше, — товарная нефть. Таковой она становится после технологического цикла, которой называется «подготовка». Вот эта жидкость проходит определенные технологические операции, для того чтобы быть очищенной от воды и других примесей и соответствовать по своему содержанию, по своим качествам государственному стандарту. Именно эта нефть товарная является предметом сделок купли-продажи. Это мы пытались сегодня объяснить, но, к сожалению, суд нас не поддержал под предлогом того, что это опасно. Потому что это горючее вещество и так далее.

Мне в жизни приходилось работать в нефтяных компаниях. Я видел, в том числе, как горит нефть. Конечно, не дай Бог никому быть там рядом. Но это невозможно, чтобы находящаяся в банке жидкость, эта смесь, воспламенилась самопроизвольно. Если ее специально для этого не поджигать и не стремиться к тому, чтобы был нефтяной пожар. Поэтому на самом деле риска никакого создано не было. Но если уже произошло, значит, произошло.

Что мы хотели? Мы хотели, во-первых, чтобы суд — прежде всего суд, которому предстоит принимать по делу решение, — увидел, что существует скважинная жидкость. А это совсем не то, что товарная нефть. И в чем заключается разница, которая сейчас наглядно видна.

Кроме того, что есть скважинная жидкость и есть нефть, и как они происходят, еще есть право собственности, которое по договору передается от продавца или от поставщика к покупателю или получателю, покупателю по договору. Как мы с вами прекрасно понимаем, право собственности — юридическая категория, субстанция. Этой ложкой невозможно эту юридическую субстанцию достать из банки и перелить в другую банку. Это предмет документооборота, прав.

Вот, например, сегодня мы моделировали в процессе ситуацию, когда Михаил Ходорковский обратился ко мне и говорит, что, будучи, например, не моим защитником, а владельцем, собственником нефти, которая в этой банке, вы согласны мне продать эту нефть, чтобы я стал ее собственником. А я вам плачу вексель. Вот он написан. Вексель. Здесь подпись Ходорковского. И написано: «Плачу предъявителю всего один рубль». Подпись: «Ходорковский, Москва, 06.04.2010 года». Покупатель согласен оплатить вексель. Хочет стать собственником, то есть приобрести право собственности на нефть. Продавец тоже с этим согласен. Но при этом нефть как была в банке, так она в этой банке и остается. Она никуда из нее, как мы видим, не делась от того, что собственник поменялся.

Так происходит и на рынке. Одна и та же нефть становится собственностью по цепочке многих и многих собственников. То есть одна торговая компания может ее перепродать другой, другая — третьей. Или это биржевые сделки, или это сделки по прямым договорам. Но пока нефть своим чередом где-то находится или течет по трубопроводу в адрес конечного получателя — например, нефтеперерабатывающего завода, — ее собственники могут несколько раз меняться, находясь очень далеко от этого трубопровода. Может быть, на другом конце земли вообще. Потому что центр нефтяной торговли — это Нью-Йорк, Женева, теперь Москва тоже, Сингапур и так далее. А труба может идти, например, из Нефтеюганска в Ханты-Мансийском автономном округе на восток — скажем, в Восточную Сибирь. Или идти на запад к нефтепроводу «Дружба» или к морскому терминалу «Новороссийск». Это все трубопроводная система «Транснефти».

Поэтому второе, что мы хотели после показа всем наглядного различия, — это говорить о способе якобы хищения нефти, который предъявлен в качестве обвинения Ходорковскому и Лебедеву.

В обвинении написано, что нефть похищалась путем заключения сделок или под видом заключения сделок. В данном случае это не имеет значения. И еще есть такой замечательный способ в обвинении, как путем постановки на баланс. Фиктивно или не фиктивно — опять же, не важно. От одной компании к другой передача на баланс.

Что такое баланс? Баланс — это документ. Там есть строчка или нет строчки — это отдельный разговор. Но с помощью этой ложки, как при заключении договора, ничего не происходит, нефть не переливается в другую банку, а это все оборот бумаг. Других способов хищения нефти и других действий по похищению нефти, кроме этих сделок, договоров и передачи на баланс, в обвинении никаких не указано.

Поэтому ходатайство, которое было заявлено после просьбы просто увидеть, было провести следственный эксперимент. Смысл которого состоял бы в том, чтобы сторона обвинения попробовала воспроизвести в действительности, в реалии тот способ хищения, который она указала в обвинении.

Вот нефть в этой банке. Хищение возможно только тогда, когда предмет хищения изымается и похититель им завладевает каким-то способом. Но в данном случает речь идет о жидкости. Значит, ее нужно перелить или вычерпать, или что-то еще сделать фактическое. Поэтому мы предложили суду провести следственный эксперимент (суд такое право имеет), в ходе которого был бы воспроизведен в реальности способ, которым, по мнению обвинения, эта нефть была изъята. Как вот из этой банки изъять нефть и ею завладеть путем заключения договора? Путем передачи на баланс от одного какого-то собственника другому собственнику? Поскольку мы — не только Михаил Ходорковский, но и мы, его защитники, не как юристы, а просто как люди, которые живут на свете и имеют жизненный опыт, помимо профессионального, — понять этого не в состоянии.

Может быть, это они как-то понимают. Так пусть тогда они бы и показали, что они имели в виду, когда это писали.

Суд ответил нам, что он не имеет возможности воспроизвести обстановку, указанную в обвинении, чтобы провести такой следственный эксперимент. Но проблема-то в том, что в этом обвинении не описана никакая обстановка. Ни время, ни место, ни дата, когда. Вот это все и есть обстановка. Кто куда пришел, кто что взял, кто какой вагон подогнал. Не вагон, а трубу. Это все вместе и есть обстановка. Она не описана в обвинении. Поэтому о чем сказал суд, что он не может воссоздать в зале судебного разбирательства, мы так тоже не поняли.

Печально, но тем не менее мы полагаем, что эта демонстрация, которая не имела под собой тайных целей, кроме тех, о которых я рассказал, — что она все-таки помогла даже суду. Хоть он, в общем, негативно отнесся к нашим действиям под предлогом того, что якобы это опасно.

Мы не хотим никаких рисков, и себе в том числе. Мы тоже все были в этом зале. И наши подзащитные, кстати, в наиболее уязвимом положении, потому что они в запертом пространстве внутри этого зала. Они даже сами его покинуть не могут, даже если бы захотели. Поэтому мы никаких рисков ни для кого не создавали. И они не могли быть созданы. И не были созданы. Тем не менее мы считаем, что эта наглядность помогла понять.

Теперь пусть ответят. Прокуроры уже отказались отвечать что-либо по этому поводу — комментировать, разъяснять. Но суду придется. Он ведь обязан обосновать любой свой вывод. Мы пытались ему помочь. А также мы пытались помочь всем людям, которым это было интересно.

Сегодня было очень много людей. Мы пытались им помочь. Потому что люди мучаются — и мы постоянно с этим сталкиваемся — вопросами (в том числе на сайте «Особая буква»), в чем существо обвинения. И люди пытаются найти какой-то здравый смысл. Думают, может, они написали коряво, а на самом деле они что-то конкретно материальное имели в виду. Вот мы это и показали, что не надо искать в этом какой-то здравый смысл. В силу той простой причины, что его там изначально не было и нет.

Сегодня Михаил Ходорковский начал давать показания. И его первая вводная часть сегодня прозвучала. Завтра эта вводная часть продолжится. Она посвящена тому, чтобы вначале в виде краткого резюме сказать основные положения своей позиции, которые впоследствии он будет детализировать и подробно рассказывать, ссылаясь на документы, на факты, которые ему известны. Но сначала он хочет сказать суду, и всем участникам процесса, и всем слушателям и зрителям, о чем его показания.

Эта вводная часть завтра продолжится. А потом будут последовательно другие части. Это будет профессиональный рассказ, который не может быть быстрым в силу того, что речь идет о деятельности огромной компании в течение — если брать по датам, указанным в обвинении, — практически семи-восьми лет. И мы будем об этом рассказывать, информировать и посетителей сайта «Особая буква», и всех остальных, кому это интересно. И кто к нам обращается, и даже не обращается.

Комментарии
  • Неизвестная персона
  • 7 апреля 2010, 07:32
Михаил Ходорковский возможно вор и убийца, как это преподносят средства массовой информации
Но будучи сам пострадавшиим от произвола наших органов
По аналогичным обвинениям только в миллионы раз меньше
Хочу поддержать защиту: Долбите их как можете, все они наглые зажравшиеся охуевшие сволочи, профессионалов там нет только мудаки остались, любое обвинение стряпают как пятиклассники второгодники
Дальше остается только всей парокуратуре и всем судьям пожелать скорейшей кончины, все в аду будете гореть ***ди алкаши и твари
  • Малыгин Владимир г. Самара
  • 7 апреля 2010, 16:19
Поддерживаю Ходорковского и Лебедева в их борьбе за свободу в нашем государстве. Желаю успеха и здоровья.
  • Сергей Белозёрский
  • 7 апреля 2010, 18:57
Какое будет продолжение, неизвестно. Но долбить правду — единственный выход.
  • Константин Холодный Санкт-Петербург
  • 7 апреля 2010, 19:13
За жизнь свою драгоценную Данилкин испугался, всеми силами пытаясь поломать её другим.
Прокурорам в голову не приходит платить за молоко по закупочным ценам, покупая его пастеризованным и расфасованным в пакеты втридорога в магазине. А тут прикинулись агнцами.
  • 305 ст. УК РФ
  • 7 апреля 2010, 22:24
В принципе, адвокат прав. Нефть из трубы украсть с помощью документов невозможно. Это будет совершенно другая статья. Все это было бы смешно, если бы не происходило на самом деле. А самое страшное — что решение судьи Данилкина может быть каким угодно.
  • Юрий
  • 8 апреля 2010, 01:25
Решение будет такое, какое Данилкину прикажут, А страшно то, что это судилище позорит страну, ломает людские судьбы, закрепляет прецедент беззакония и произвола.
  • Неизвестная персона
  • 8 апреля 2010, 03:47
Люди верующие! Молитесь за Михаила Борисовича! Только такой человек может спасти нашу страну от лжи и вражды .
  • Неизвестная персона
  • 9 апреля 2010, 09:03
Хватаются за соломинку-слышал,за банку-нет.это адвокатское ноухау Прикол,а толку -ноль.лучше заготовили бы сухарей для шайки,да теплых вещей-они там им больше понадобятся
  • Неизвестная персона
  • 10 апреля 2010, 01:01
Блестящее выступдение МБХ не см ожет компенсировать бездарность адвокатской группы, инициировавшей заранее обреченные на отказ Ходатайства по отводу. Целью защитника должна быть помощь заключеннолму обрести свободу. Не о прыжках на амброзуру должна идти речь (безобразное выступление Шмидта на пресс-конференции с выпадами в адрес Путина!), а об освобождении в щб освобождении, увы, в существующих условиях (которые не могут стремительно измениться)ю
Как позволили адвокаты Ходорковскому в конце блестящего анализа
назвать процесс политическим и практически исключить мирный его исход?! Что важнее — вернуть МБХ семье или оставить его на долгие годы
без семьи ради торжества «идеи»(доказательства политичности процесса).
Сам МБХ в своей статье немецкой газете перевел свою стрелку с обвинения в адрес Путина на чиновников среднего звена. Конечно, это лишь тактический прием, но прием, который мог бы помочь его освобождению. Сейчас все это перечеркнута амбициозными «защитниками».

На свободе МБХ многое бы сделал дляправды. К сожалению, годы и здоровье уходят, страдает семья.
Возмущена самовлюбленными адвокатамию

  • Неизвестная персона
  • 10 апреля 2010, 13:40
А недавно пытались отыскать в Данилкине что-то приличное каким-то чуть ли не порядочным представлять . такое же животное , как и прокурорская банда
  • Ирина К
  • 10 апреля 2010, 14:17
Уважаемый Вадим Владимирович! Я восхищена блестящей речью МБХ в процессе. Ваш ход с банками- просто блеск! Скажите пожалуйста, а «потерпевшие» в суде ожидаются? Я почему-то думаю, что прокуроры им повестки так и не выписали. А может ли их пригласить сторона защиты? И потом, Юкос продали, деньги дожны были вернуть потерпевшим. Где деньги, Зин? И еще, скажите, за ложь в суде ответственность несут только свидетели, а прокуроры как? Ни за что не отвечают? Фальшивки прошивать и пронумеровывать им разве позволено? Здоровья и скорейшего выхода на свободу Михаилу Борисовичу и Платону Леонидовичу!
  • Ирина К.
  • 10 апреля 2010, 20:02
Попробую быть объктивной. Судья Данилкин . Опытный, знающий законы. Участвовать в таком значимом процессе наверняка доверили самым лучшим и грамотным юристам РФ. А что получается- карикатуры и мультики на них рисуют, выставки делают, публика в зале смеется. П.Лебедев обзывается- ОПГ и все тут... ЕСПЧ туда же... А адвокаты чего стоят? Разумеется, после такого стресса, прокуроров необходимо наградить!. В процессе судья Данилкин уравновешивает , как может, действия сторон. Весовые категории уж очень разные. Ходатайства защиты отклонить, список свидетелей не приложить, свидетеля припугнуть... Его честь вероятно надеется, что еще чуточку, еще капельку, и сомбреро будет как раз впору госпоже Гульчахре Ибрагимовой. И тогда.... мы наконец-то услышим как, когда и где и у кого МБХ и ПЛЛ украли всю нефть, выручку от нее, заплатили с украденного налоги и т.д. А судья Данилкин вынесет справедливое и законное решение, которое никто не станет оспаривать в Страсбурге.
  • Оля
  • 26 мая 2010, 00:32
Это вы в Москве не можете доказать првду, а что говорить о провинциальных городах, где все братья и сватья ,кто в прокуротуре, кто в следствии, а кто в суде. все повязаны между собой. Приговоры выносятся прокурором в СМИ, хотя дело еще не слушалось в суде. Боритесь за справедливость, господин Ходорковский! Может быть вам повезет. Дай Бог вам сил!!!
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости