На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

27 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Законотворчество

Леонид ГОЛОВКО,

доктор юридических наук, профессор юридического факультета МГУ

ЮСТИЦИЯ ОТ СОХИ

В конце 2009 года Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Государственной думы пакет законопроектов, принятие которых, по задумке президента, должно способствовать повышению эффективности российской судебной системы.
ЮСТИЦИЯ ОТ СОХИ 15 января 2010
Законодательные инициативы главы государства трудно оценить однозначно. Часть нововведений выглядят не до конца продуманными, половинчатыми. Другие несут в себе прямую угрозу ухудшения ситуации в сфере правосудия. В любом случае, ясно одно: точечные изменения не способны решить все те многочисленные проблемы, с которыми сталкиваются наши граждане при обращении в суд.

Наибольшее число споров вызвали поправки в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, меняющие порядок пересмотра судебных решений. В России должна появиться апелляционная инстанция для рассмотрения гражданских, административных и уголовных дел, которая займет место института кассации.

В чем суть данной реформы, рядовому гражданину, не имеющему отношения к юридической науке, разобраться, конечно, сложно — слишком много в идее замены кассации апелляцией узкопрофессиональных, технических моментов. Расставить все точки над «i» можно лишь обратившись к классической теории права, уходящей корнями в XIX век.

Каждый человек имеет право на повторный пересмотр его дела вышестоящим судом

Классическая теория, которая лежит в основе судебной системы Франции, Германии и многих других стран (в том числе и дореволюционной России), говорит следующее: каждый человек имеет право на повторный пересмотр его дела вышестоящим судом. Для реализации этого права создан механизм апелляции.

Допустим, суд первой инстанции вынес некое решение. Любая из сторон может с ним не согласиться, заявив, к примеру, о допущенных в ходе разбирательства процессуальных нарушениях или о том, что суд неправильно разобрался с фактами. В этой ситуации дело поступает в суд второй инстанции — апелляционной, — рассматривающей его повторно (причем по тем же правилам, что и в первой инстанции). Итоги второго процесса уже считаются окончательными с точки зрения установления фактических обстоятельств дела. Двух судебных инстанций достаточно, чтобы более не спорить, «бил — не бил», «давал деньги в долг — не давал», и так далее.

Вместе с тем, согласно классической теории, в ряде случаев допускается возможность пересмотра и решения апелляционного суда, но только по так называемым правовым основаниям. То есть проверяется, верно ли суды понимают соответствующие нормы Гражданского, Уголовного, Гражданского процессуального, Уголовно-процессуального кодексов или прочих законов. Здесь вступает в силу право на кассацию, реализация которого ложится на плечи высшего судебного органа страны. Во Франции он так и называется — Кассационный суд, хотя возможны и другие названия (тот же дореволюционный Правительствующий сенат).

Примечательно, что обратиться в суд высшей инстанции можно не по каждому делу. Тот же Кассационный суд Франции по пустякам не работает. У человека должны быть весомые доказательства того, что суды первой и второй инстанций допустили существенные ошибки в толковании норм материального или процессуального права.

Соответственно, если вышестоящий суд их обнаружит, то не только пересмотрит дело в пользу заявителя кассации, но и укажет на них всем нижестоящим судам (не издавая при этом никаких привычных нам постановлений пленума, информационных писем и прочего). С этого момента решение вступает в законную силу и может быть пересмотрено только в экстраординарных случаях.

«Декретом о суде» большевики отменили апелляцию, оставив только первую судебную инстанции и высшую с правом кассации. Однако образовавшаяся в середине этой структуры дыра не могла оставаться пустой. Постепенно кассационная функция стала сползать вниз, оказавшись на уровне второй инстанции — там, где раньше была апелляция. В свою очередь, наверху место кассации заняли надзоры. По сути, вторая инстанция содержала признаки дореволюционной апелляции. С другой стороны, она пересматривала дела по правилам кассации, то есть не проводила повторного следствия, не исследовала доказательств.

В советской судебной системе не было ни нормальной кассации, ни апелляции.

В современной России по мелким делам и кассация, и апелляция появились. Но по сложным делам есть только кассация. Значит, у наших граждан нет возможности оспорить решение суда в соответствии с Седьмым протоколом Европейской Конвенции по правам человека

Фактически советская судебная система оказалась в промежуточном положении по отношению к классической теории: у нас не было ни нормальной апелляции, ни нормальной кассации. Не самая удачная и не до конца доведенная судебная реформа 90-х годов не сделала ее лучше. В современной России по мелким делам — гражданским или уголовным — предусмотрена апелляция, затем кассация и на последней стадии надзор. Но по сложным делам — по которым, например, назначается пожизненное тюремное заключение — апелляции нет, а есть сразу кассация.

Таким образом, по большинству гражданских и уголовных дел у россиян нет надлежащего средства оспорить решение суда, соответствующего 7-му протоколу к Европейской конвенции по правам человека.

Сегодня наш законодатель наступает на старые грабли — вновь пытается совместить несовместимое. Президент вспомнил про апелляцию, теория которой нашими юристами давно утрачена, и пытается впихнуть ее в советские конструкции, создавая тем самым новые процессуальные и институциональные проблемы. На крыше существующего здания воздвигается еще один дом, на нем третий. В результате получается жуткое перекошенное строение, больше похожее на знаменитые латиноамериканские или африканские трущобы.

Именно поэтому я оцениваю законодательную инициативу Дмитрия Медведева как неудачную. Нельзя перестроить судебную систему за счет наслоение новых инстанций. Рано или поздно придется эти процессуальные трущобы сносить. Также как в свое время это сделал Александр Второй. И тогда уже строить новое здание.

Вариант тут только один — вернуться к западной практике либо сохранить советскую терминологию, наполнив ее европейским смыслом.

Институциональные наслоения на этом не заканчиваются. Помимо апелляционного органа президент предлагает создать два новых органа судейского сообщества — Общее собрание судей Верховного суда РФ и Совет судей Верховного суда РФ. Соответствующие идеи изложены в проекте федерального закона «О судах общей юрисдикции». Чем они продиктованы, не совсем понятно.

Дело в том, что термин «общее собрание судей» — это фактически русский перевод французского понятия «пленарная ассамблея», которая в России уже существует. Аналог Пленарной ассамблеи Франции известен в нашей стране под названием Пленум Верховного суда РФ. По сути, теперь у нас будет два пленума: первый — по французской терминологии, второй — точно такой же, но с русским названием.

Примерно та же история и с Советом судей, функции которого в современной России исполняет Президиум суда. Зачем нам помимо обычного Президиума еще и Президиум-бис — остается только гадать.

Президент оказался безграмотным юристом. Всему виной недостатки нашего юридического образования

Иначе как безграмотностью законодателя я эти откровенные казусы объяснить не могу. Увы, приходится в очередной раз говорить о недостатках нашего юридического образования. Нельзя преподавать студентам одно лишь голое содержание статей и параграфов, не делая экскурсов в историю, не объясняя значения и происхождения тех или иных терминов. А то у нас все время получается «юстиция от сохи».

Все эти структурные нагромождения, включая проблемы, которые они создадут, меркнут по сравнению с законодательными инициативами Дмитрия Медведева, ставящими российских судей в еще большую зависимость от исполнительной власти.

Гарантия независимости судей в настоящее время обеспечивается несколькими механизмами. Один из этих механизмов — обеспечение неприкосновенности служителей Фемиды. Понятно, что давление на судью с помощью возбуждения против него уголовного дела — это риск, который существует всегда. Вместе с тем воспользоваться этим оружием достаточно сложно.

В отличие от рядового гражданина, для того чтобы привлечь блюстителя правосудия в качестве обвиняемого, нужно последовательно пройти три этапа. Во-первых, дело может возбуждать не любой сотрудник правоохранительных органов, а только председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ. Другими словами, следователю, пожелавшему воздействовать на судью, нужно выйти на уровень самого Александра Бастрыкина. Понятно, что это непросто.

На втором этапе необходимо заручиться поддержкой Квалификационной коллегии — органа судейского самоуправления, состоящего из судей, представителей президента и общественности. Но и этого недостаточно. Последнее слово остается за тремя судьями Верховного суда РФ, которые, рассмотрев все «за» и «против», должны сказать: «Да. Можно возбуждать дело».

Естественно, такая трехступенчатая система создавала определенные гарантии независимости судей.

В законопроекте «О внесении изменений в федеральный закон «О статусе судей»» Дмитрий Медведев предлагает отказаться от «услуг» Верховного суда в решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности судей. Как считает президент, вполне достаточно мнения председателя Следственного комитета и Квалификационной коллегии.

Власть старается как можно больше ограничить независимость судей

Где здесь подводные камни? С одной стороны, это очередное действие власти, направленное на ограничение независимости судей путем снижения их неприкосновенности. Элементарная математическая логика подсказывает нам, что два барьера хуже, чем три.

Кроме того, исключение Верховного суда из числа тех органов, которым дано право решать судьбу служителей Фемиды, возможно, обусловлено его непростыми отношениями с Арбитражным судом, представители которого, не исключаю, и лоббировали законопроект, пытаясь добиться повышения своего статуса. Президентские поправки уравновешивают ведомства, полностью выводя арбитражных судей «из-под юрисдикции» Верховного суда (даже в том, что касается гипотетического совершения арбитражными судьями уголовных преступлений) и доводя до логического завершения то, что было начато созданием Дисциплинарного присутствия. Между Дисциплинарным присутствием и нынешним законопроектом есть скрытая, но очевидная профессионалу связь.

Хорошо это или плохо? Сложно сказать. Не думаю, что такое средство, как ограничение независимости судей, является хорошим средством для решения аппаратных противоречий и конфликтов.

Ну и, конечно же, вызывает массу нареканий законодательная инициатива главы государства, расширяющая границы полномочий председателей судов. К примеру, если в действующем законе список полномочий председателя Верховного суда РФ состоит из 12 пунктов, то в новой редакции их будет уже более 20.

Чем занимается власть? Вместо того чтобы лишать председателей избыточных, никому не нужных функций — к чему эксперты да и сами судьи призывают уже многие годы, — Дмитрий Медведев делает диаметрально противоположное.

Следователи часто применяют пытки — это всем известно. Но никому и никогда не придет в голову узаконить их в Уголовно-процессуальном кодексе

Так и с судьями. Все знают, что власть старается приручить судей, сделать их зависимыми. Но впервые предпринята попытка сделать это официально

Одно дело, когда у председателя суда полномочия не институционализированы. В данном случае все зависит от человека. Но совсем другое — когда всему этому негативу, произволу дают законную силу. Это все равно что разрешить в официальном порядке применять к подсудимым пытки. Понятно, что следователи часто прибегают к данному методу получения показаний. Но не приходит же никому в голову узаконивать пытки в УПК.

Председатель суда должен быть первым среди равных, а его превращают в чиновника, имеющего все рычаги давления на рядовых блюстителей правосудия. Еще немного, и этот процесс уже будет не остановить.

Комментарии
  • Неизвестная персона
  • 15 января 2010, 10:52
Эту статью нужно обязательно выложить в блоге Медведева Д.А. или ином ресурсе,например compromat.ru , гдеон её прочитает ...
  • Неизвестная персона
  • 15 января 2010, 11:57
Вопросы поднимаемые автором статьи достаточны неоднозначны. С одной стороны необходимость защиты судьи от разного рода давлений, которые могут исходит и от власти и от других заинтересованных лиц, с другой стороны желание людей видеть на этих должностях людей непорочной репутацией. Эти желания основаны на зависимости юридической и морально эитической. Нельзя все вопросы пытаться урегулировать только законами. Этот путь рано или поздно приводит к выхолащиванию и отторжению самой идеи. На сегоднч мы имеет как раз такой сценарий развития поведения судей. Должна быть действенная система сдержек и противовесов. Когда общество наделяет человека такими полномочиями и соответственным статусом (читай неприкосновенности), то общество должно быть уверено в том, что этот человек является устойчивым к разного рода соблазнам. И морально эитический облик этого человека как раз и является показателем этой устойчивости. Никого не удивляет пяный судья, таких случаев хоть отбавляй. Человек привыкает к своей безноказанности. Такова природа человека. И если мы не будем обращать внимание на подобного рода проявления, то мы никогда не сможем добиться всеобщее доверие со стороны общества. Это относится в равной мере и к депутатам и прочих «сословий». Механизм контроля должен быть обязательным и не такой громоздкий как сейчас. На сегдняшний день он больше напоминает корпоративный интерес. Создают и обосновывают законы как раз те, кто в этом так или иначе заинтересован. Надо к этим высказывания относится крайне критически.
  • 305 ст. УК РФ
  • 15 января 2010, 18:48
«Естественно, такая трехступенчатая система создавала определенные гарантии независимости судей.»
Трехступенчатая система возбуждения уголовного дела против судьи создает гарантии абсолютной безнаказанности судей, порождает у судьи чувство вседозволенности, делает судью человеком вне закона, вне профессии. Именно невозможность сегодня возбуждения уголовного дела против судьи, принявшем заведомо неправосудное решение, ведет нашу судебную систему в пропасть. Судьи , понимая свою «свободу» в применении законов РФ, берут взятки и становятся по сути работниками сферы услуг. А сфере услуг действует твердое правило: «Клиент всегда прав.» Не закон прав, а клиент!
Естественно , что недовольный клиент буде предъявлять претензии. А поэтому недалек тот день, когда российских судей недовольные клиенты начнут просто отстреливать. В Дагестане это уже реалии.
  • Автор статьи, доктор юридических наук, глубоко не прав.
  • 15 января 2010, 19:17
Медведев хоть и не доктор юр.наук,а только кандидат, но делает все верно. Чем больше будет ответственности за неправильное решение у судьи первой инстанции , тем ближе будут его решения к Законам Российской Федерации. Независимость судьи — это полная чушь. Никому кроме самих судей она не нужна. Гражданам РФ нужна не независимость суда, это обман. Нужны законные решения. Не вижу ни малейшей прямой связи между независимостью суда и законностью его решений. Вижу устойчивую обратную связь — чем больше независимости, тем больше взяток, тем больше заведомо неправосудных решений. Независимость нашего суда превратила даже судей ВС РФ в уголовных преступников. Посмотрите на статистику ВС РФ — граждане России проигрывают команде «независимых» судей с разгромным счетом (пересматривается менее 1% дел). Сегодня судьи первой инстанции в определениях и решениях пишут порой такое, что даже бывалые адвокаты хватаются за голову. Это прямое следствие так называемой независимости. Время пряников прошло -судьям дали статус, дали зарплату, дали льготы. Все это сделано на народные деньги. Где законность и справедливость, граждане судьи?! Нету их и в помине. А потому — извольте к ответу. Нужно вообще исключить квал. коллегию (этот бутафорский орган судейского сообщества) из цепочки возбуждения уголовного дела против судьи.
Гражданин пишет заявление в СКП, оно попадает в экспертную группу и принимается решение о проведении проверки, в случае несоответствия решения судьи законам РФ — немедленное возбуждение. Только так.
  • Вадим из села Батурино Лужковское
  • 16 января 2010, 07:50
Заставь дурака богу молиться...

Со времен Ленина Рассеей пытаются управлять «кухарки», или попросту быдло.
С 1991 был маленький просвет в этой быдлятине, когда и другие члены общества становились судьями, прокурорами, главами управ....

В момент избрания будущего НацлидЭра, РФ окончательно и бесповоротно, так сказать dead line, ушла с пути эволюционного развития.

«Кухарки» страшны тем, что они объединены своим внутренним жлобством и никого не пустят, кроме себе подобных.

До тех пор пока страна будет зарабатывать!
А вот когда банкротиться начнет, опять появится шанс.

Всего Вам Доброго
  • Неизвестная персона
  • 18 января 2010, 20:42
полагаю, господа хорошие, медведев правильно рассуждает о «защите» судей, а простие, от кого их защищать, делать им привелегии за что? они госслужащие по своей сути, получают прекрасную зарплату и льготы. а в остальном они должны быть рядовыми гражданами и привлечение к уголовной ответственности судей должно быть на уровне занимаемых должностей-районный судья совершил правонарушение : проверку проводит районный скп, судья областного суда нарушитель закона — скп области или региона и т.д. и снимать эту непрекосновенность медведеву с судей надо немедленно, говоря по простому зажрались. и еще надо изменить закон об орд, дать право операм «просвечивать» судей.
много чего надо... ох много... сами создаем проблемы...
  • 305 ст. УК РФ
  • 19 января 2010, 15:14
Совершенно правильно!!!
Судья — человек, а не олимпийский бог. Неприкосновенность судей должна быть отменена в срочном порядке. Каждому судье ночью должен сниться один и тот же кошмарный сон про то, как он получает взятку и выносит незаконное решение. И , просыпаясь в холодном поту, он должен с облегчением вздыхать, что это всего лишь сон. Страшный сон.
Сегодня же в связи с пресловутой неприкосновенностью, сон про взятку — это сладкий сон каждого судьи. Неприкосновенность порождает безнаказанность.
Собственно говоря, то какого давления нужно защищать честного судью?
Может быть , господин Головко даст пояснения.
  • Трибониан
  • 19 января 2010, 17:53
Автор статьи совершенно прав! Гарантии независемости судьи необходимо оставить в прежнем виде. Проблема не в том, что судьи чувствуют свою безнаказанность, а в уровне их правовой культуры. В России судья — это чиновник, который встроен в судебную (бюрократическую) систему и совершенно лишен своего мнения. Медеведев окружил себя «специалистами» в области судебной реформы и совершенно не прислушиватеся к зарубежному опыту. Чтобы понять проблему нужно прежде всего изучить ее в сравнительно-правовом аспекте. И дело совершенно не в том кто «кандидат», а кто «доктор»...дело в наличии или в отсутствии правовой логики.
  • Неизвестная персона
  • 20 января 2010, 09:08
Дело не в наличии или отсутствии ПРАВОВОЙ логики, а в отсутствии логики как таковой. Уважаемому Трибониану хочу задать вопрос: «Кому, кроме самих судей, нужна их неприкосновенность и прочие преференции перед законами нашей страны?» Гражданам РФ нужны ЗАКОННЫЕ и МОТИВИРОВАННЫЕ решения судов. Мне все равно как одет судья, пьян он или трезв, ругается в заседании матом или говорит на литературном русском языке. Если все это нужно для того, чтобы суд принял законное решение , я готов потерпеть.
А пока увы...
У меня на столе лежит решение одной очень симпатичной и приятной женщины, судьи одного из московских судов, в котором она пишет, что руководствуется такой-то статьей ГПК. Я читаю это решение, читаю его своим коллегам, кандидатам наук, и все понимают, что это ложь. Судья , понимаете ли , просто врет в тексте своего решения, врет от имени Российской Федерации. Та статья ГПК, на которую она ссылается, должна была ее привести к прямо противоположному решению по делу. Выглядит это примерно так: «Руководствуясь законом о том , что 2х2=4, я принимаю решение, что 2х2=5.»
И что с этим делать?
Или вот по делу Магнитского наказали толпу непричастных людей — руководителей ФСИНа. А судья Сташина , убившая невиновного человека, даже нигде не упоминается. Вот такая правовая культура.
У нашего государства нет времени на ожидание подъема правовой культуры и гражданской сознательности среди граждан судей. Нам позарез нужны законные решения здесь и сейчас. Уговорить судей действовать в рамках Законов РФ невозможно. Значит нужно заставить их соблюдать наши законы, а не жить по своим.
  • Владимир Есин
  • 21 января 2010, 23:04
esin
Очём говорить! В ГПК РФ ст. 67 п. 1 «Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, ...» аналогичная норма есть в УПК РФ. Судьям просто деваться не куда. Бытиё (битиё) определяет сознание.
  • Неизвестная персона
  • 26 января 2010, 12:59
Неприкосновенность привела к тому, что даже Президент, как гарант Конституции, не может оградить людей от судебного произвола, т. е. не может гарантировать соблюдение конституционных прав. А «внутреннее убеждение» надо срочно убирать из ГПК и УПК — не надо искушать судей.Они ведь не боги, а простые люди со своими слабостями.
И контроль за решениями суда должна осуществлять не квал. коммисия, состоящая из таких же судей, а независимые юристы, адвокаты, правозащитники. Должен быть страх, что сам окажешься за решеткой. Должны быть «посадки»,
  • Владимир Есин
  • 1 февраля 2010, 23:19
esin
Срочно можно убрать, наверно, только через Конституционный Суд.
  • Неизвестная персона
  • 3 февраля 2010, 19:56
Не приходится сомневаться в заказном правосудии исходя из закона о неприкосновенности судей. Предположим, что кому-то захотелось оказать давление на судью и нет Закона, защищающего судью. В таком случае, следственные органы проводят проверку и в конечном итоге СУДЬИ же и вынесут решение. А теперь получается, что могут, оказывается, оказать давление на судью. Тогда о какой беспристрастности судей можем вести речь, если самих судей не могут судить такие же судьи? В отношении простого народа все это можно делать. Вот в отношении определенных лиц этого нельзя делать. Судей оградили от правосудия???
  • Неизвестная персона 1
  • 26 мая 2010, 07:49
Уважаемый профессор, в целом Ваша статья грамотного юриста вызвала у меня уважительное к ней отношение. Но лишь с 3-го её прочтения я понял её противоречивость и вред, который она несет за внешним своим лоском.
Во первых, Вы спутали «независимость» с «неприкосновенностью».
С неприкосновенностью судьи можно и надо согласиться, но не с уродливой независимостью его, которая, собственно, и привела все наше общество к тому правовому беспределу, из которого тщетно пытаемся как то выбраться сегодня.
Не буду повторяться, об этом гораздо лучше, чем мог бы я, изложено в комментариях здесь же «Неизвестной персоной» от 15 января 2010, 08:57;
«305 ст.УК РФ» от 15янв. 2010, 15:48 и «Автор статьи, доктор юридических наук глубоко неправ» от 15янв. 2010, 16:17.
В отличие от Вас эти уважаемые господа отразили суть проблемы и даже пытаются дать какие-то пути их решения.
Как я понимаю, основной задачей сегодня являются любые шаги (пусть даже с ошибками), предпринимаемые президентом и его окружением, которые направлены на то, чтобы избавиться от неправосудных (незаконных), необоснованных решений судей.
Ни одно дело, связанное с нарушением судьей прав граждан, гарантированных Конституцией Страны, не должно оставаться нерассмотренным, — это я считаю самым важным.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости