На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дело ЮКОСа

Платон ЛЕБЕДЕВ,

до ареста — председатель совета директоров МФО МЕНАТЕП

38 ДЕКАБРЯ НА ОСТРОВЕ ГИБРАЛТАР ОБНАРУЖЕН КОМПЬЮТЕР «ТОВАРИЩ»

В Хамовнический районный суд города Москвы от Лебедева Платона Леонидовича поступило Заявление об отводе государственных обвинителей Шохина Д.Э. и Лахтина В.А. Публикуем его с небольшими сокращениями
38 ДЕКАБРЯ НА ОСТРОВЕ ГИБРАЛТАР ОБНАРУЖЕН КОМПЬЮТЕР «ТОВАРИЩ» 21 сентября 2009

I. Преамбула

1.1. Расследование уголовных преступлений, совершенных антиконституционной преступной группой Бирюкова—Каримова (в которой Лахтин и Шохин являются членами) ради «прикрытия» основного преступления, организованного кланом «Сечина—Устинова & Со.», — разворовывание и уничтожение лучшей российской нефтяной компании «ЮКОС» с одновременным репрессированием владельцев, менеджеров, адвокатов, юристов, аудиторов и даже рядовых сотрудников выявило также и целый ряд действий и поступков так называемого «следствия», которые можно четко квалифицировать медицинскими диагнозами типа невменяемость, слабоумие, шизофрения и т.д. и т.п. Разнообразие и огромный объем в процессуальных документах так называемого «следствия» заведомо ложных и абсурдных утверждений, не имеющих ничего общего со здравым смыслом (тем более с правом), свидетельствуют о явной параноидальной наклонности этих лиц, состоящих на так называемой «государевой» службе, к фальсификации и измышлениям. 

При этом, в общем-то, мною понимается необходимость фальсификации так называемым «следствием» обвинений для создания видимости правдоподобия. Вместе с тем, когда так называемое «следствие» фальсифицирует бесчисленное количество раз даже общеизвестные и очевидные юридические факты (тем более что это очень легко проверяется), причем даже те, которые, исходя из диспозиций, вмененных статей УК РФ, не имеют никакого значения для юридической квалификации тех составов преступлений, которые преступное следствие использует в своих сфабрикованных процессуальных документах, это ближе к «клинике». 

Безусловно, такая параноидальная наклонность к фальсификации и шизофреническим утверждениям — это патология, это диагноз, т.е. «клиника». Что не имеет ничего общего с правом и не может объясняться обычным стремлением «лизоблюдов» и «холуев» угодить власти (служебным рвением). 

Помимо уже приводившихся ранее бесчисленных примеров очевидных служебных подлогов и фальсификаций обвинения для демонстрации патологии, приведем еще несколько примеров.

1.2. Вместе с тем, чтобы избежать возможных недоразумений и неудовольствия председательствующего в мой адрес, хочется в первую очередь определиться с применяемыми в данном заявлении определениями и терминологией, характеризующими деятельность наших процессуальных оппонентов. Я пока исключу использование в данном заявлении определений, квалифицирующих деятельность Лахтина, Шохина и их подельников, типа «организованная преступная группа» (ОПГ) и «шпана», чтобы меня не прерывал председательствующий. Отмечу только, что попытки председательствующего ограничить мое конституционное право на свободу выражения своего мнения и нарушения как моего права, так и прав иных лиц, на справедливое судебное разбирательство, будут предметом отдельных моих возражений на действия председательствующего.

В связи с чем ниже я буду использовать иную лексику.

В настоящем процессе участвует группа государственных обвинителей, как ее именует приказ Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 г. № 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». Совершенно очевидно, что она (т.е. группа) соответствует признакам организованности, поскольку заранее объединилась и является устойчивой (см., например, определение в ч. 3 ст. 35 УК РФ). Соответственно, можно сделать вполне законный и обоснованный вывод, что против нас с Ходорковским М.Б. здесь, в Хамовническом суде, действует организованная прокурорская группа (сокращенно ОПГ). Именно этот термин я и буду употреблять в дальнейшем.

1.3. Также оговорюсь, что, безусловно, в данном случае речь не идет о бесчисленных ошибках, так называемых «технических опечатках», которые, если подходить объективно, действительно могут иметь место (т.е. «экспедиры», «нефтепредтеры», «трудопроводный транспорт» и прочая ересь не в счет). Но само их количество свидетельствует о полной профессиональной деградации ОПГ. 

В уголовном судопроизводстве признание следствием своих ошибок для достижения целей правосудия само по себе является цивилизованной формой, почему и существуют специальные нормы ст. 175 УПК РФ. Но это по закону. А в так называемом «деле ЮКОСа» закона нет, есть только «кремлевские» понятия и ОПГ.

II. Преступления ОПГ: невменяемость или умысел?

2.1. Перед тем как привести новые примеры, я прокомментирую для суда один из старых примеров преступной деятельности ОПГ для объяснения в моем понимании разницы между патологией (т.е. «клиникой») и осознанной (умышленной) фальсификацией.

Абсолютно понятно, зачем и для чего четыре года (с 1 июля 2003 г.) ОПГ скрывала не только от меня и защиты, но даже от судов два моих загранпаспорта — мое алиби. Это не «клиника», но, безусловно, осознанное уголовное преступление, в результате которого ОПГ в силу «слепоглухонемоты» судов сумела сфальсифицировать обстоятельства времени и места моего нахождения в тех местах, где я в действительности не находился и не мог находиться, и что подтверждается отметками российских и иностранных компетентных органов в загранпаспортах.

Но вот утверждения ОПГ, что, например, 22—25 декабря 2000 г. я умудрился находиться в г. Москве и в г. Лесной Свердловской области одновременно (хотя в действительности я вместе с женой в этот период вообще был за пределами РФ — в Германии, Австрии), — это еще не патология, хотя и близко, а всего лишь неумение даже правдоподобно фальсифицировать обстоятельства. Но в целом склонность к фальсификации всего, что только можно (и даже не нужно), порождает обоснованные сомнения во вменяемости членов ОПГ.

2.2. В частности, не поддается логическому объяснению упрямство, с которым член ОПГ Лахтин продолжает настаивать на том, что компания Yukos Capital S.a.r.l. была якобы учреждена «в мае 2003 года». 

Источник этого бреда хорошо известен, но от этого более адекватными действия членов ОПГ не становятся. Напомним, что это шизофреническое измышление появилось в обвинении при фабрикации Каримовым постановлений о привлечении меня и Ходорковского М.Б. в качестве обвиняемых 3 февраля 2007 г. 

Ложное утверждение о том, что компания Yukos Capital S.a.r.l. была учреждена «в мае 2003 года», содержалось в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых как меня, так и Ходорковского М.Б.: «YUKOS Capital S.a.r.l. … была специально учреждена в мае 2003 года для легализации (отмывания) денежных средств, похищенных при реализации похищенной нефти у ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть» ВНК в 2001—2003 гг.».

Уже тогда у Каримова имелись все основания остановиться и признать свою ошибку, поскольку им на момент вынесения постановлений уже был сфабрикован том 121 уголовного дела, в котором дважды (как в переводе, так и в первоисточнике на французском языке) было указано, что компания YUKOS Capital S.a.r.l. была учреждена 31 января 2003 г. Он, однако, этого делать не стал. Указанные факты свидетельствуют о том, что члены ОПГ методично собрали в материалах сфабрикованного ими уголовного дела совокупность доказательств, разоблачающих их собственную ложь. 

Но вместо очередного примера «технической ошибки» ОПГ мы получили еще одно свидетельство явной невменяемости членов ОПГ. Поскольку вышеуказанная ложь с шизофренической настойчивостью воспроизводилась Алышевым в сфабрикованных им процессуальных документах с 2008 по 2009 годы:

— на стр. 141 постановления от 29 июня 2008 г. о привлечении меня в качестве обвиняемого [т. 167];
— на стр. 140 постановления от 29 июня 2008 г. о привлечении Ходорковского М.Б. в качестве обвиняемого [т. 168];
— на стр. 141 сфабрикованного им обвинительного заключения от 14 февраля 2009 г. [т. 175];
— на стр. 1870 сфабрикованного обвинительного заключения от 14 февраля 2009 г. [т. 182].

Ну а оглашение этого бреда и затем доказательств, прямо опровергающих этот бред, в судебном заседании членом ОПГ Лахтиным не оставляет сомнений в коллективном помешательстве ОПГ, поскольку этот факт свидетельствует о том, что члены ОПГ:

а) с одной стороны, по их собственным словам, «прекрасно искушенные в документах», не могли не знать о ложности собственных утверждений — при условии, если они вменяемы;
б) но, с другой стороны, если они невменяемы, то тогда понятно, почему они долдонят суду про «филигранную точность обвинения», от которого они не собираются отступать «ни на йоту», т.к. это диагноз.

Веским основанием для положительного разрешения судом вопроса об отводе или экспертами — вопроса о невменяемости членов ОПГ является и тот факт, что здравый смысл и цель указанной системной фальсификации просто непостижимы. Что же изменила фальсификация ОПГ даты учреждения компании YUKOS Capital S.a.r.l., остается загадкой, которую предстоит разгадывать суду или психиатрам.

2.3. Еще одним ярким примером, подлежащим исследованию со стороны как суда, так и специалистов в области судебной психиатрии, является самоуверенное, но от того не менее шизофреническое утверждение, прозвучавшее из уст Лахтина, согласно которому якобы 17 сентября 1997 г. была зарегистрирована компания Temerain Enteiprises Limited, «100% акций которой» владела компания Hulley Enterprises Limited.

Этот бред тоже полностью опровергается приобщенным Каримовым к материалам сфабрикованного уголовного дела на английском и русском языках соответственно, «сертификатом об учреждении Temerain Enteiprises Limited», выданным «Официальным регистратором компаний Республики Кипр Марией Кирияку». В котором недвусмысленно указывается другая дата — 28 января 1998 г.

Поразительно, но сам же Каримов, приобщив к делу этот сертификат с переводом, в тексте обоих сфабрикованных им постановлений от 3 февраля 2007 г. о привлечении меня и Ходорковского М.Б. в качестве обвиняемых утверждает, что якобы 17 сентября 1997 г. была зарегистрирована компания Temerain Enteiprises Limited. 

Комментарии здесь излишни. Естественно, далее, в 2008 году, уже Алышев вновь без какой-либо разумной причины, повторил этот явный абсурд в своих постановлениях о привлечении меня и Ходорковского М.Б. в качестве обвиняемых, а затем, несмотря ни на что, в тексте сфабрикованного обвинительного заключения. При этом, как водится, безумное оглашение этого бреда и затем доказательств, полностью опровергающих этот бред, Лахтиным и Шохиным в Хамовническом суде укрепляет уверенность в наличии у членов ОПГ психического расстройства. 

Так, из вышеприведенных фактов для любого здравомыслящего человека следует, что 17 сентября 1997 г. компании Temerain Enteiprises Limited вовсе не существовало, а Hulley Enterprises Limited просто не могла в это время владеть «100% акций» несуществующей компании. Но ни Каримов, ни Алышев, ни тем более Лахтин и Шохин, поддерживающие этот заведомый для здоровых людей абсурд, к таковым не относятся явно.

2.4. Заслуживают внимания суда и психиатров следующие обстоятельства. Еще в 2007 году членом ОПГ Каримовым, сомнения в психическом здоровье которого у меня возникли еще в ходе рассмотрения Мещанским судом первого сфабрикованного в отношении меня и Ходорковского М.Б. уголовного дела, было вынесено от начала и до конца лживое постановление о привлечении меня в качестве обвиняемого, в котором содержалось следующее шизофреническое обвинение:

«Так, совместно с другими членами организованной группы Лебедевым была обеспечена регистрация 5 сентября 1997 г. на о. Гибралтар компании Group MENATEP Limited».

Оставляя без комментариев цель, которую преследовал член ОПГ Каримов, включая это лживое утверждение в текст сфабрикованного им постановления, обращу внимание на то, что на листе 246 тома 37 сфабрикованного уголовного дела находится документ, который эту ложь разоблачает. Поскольку из него прямо следует, что никакой компании Group MENATEP Limited на «острове Гибралтар» вообще никогда не существовало.

Таким образом, приведенная в постановлении от 3 февраля 2007 г. ложь руководителя ОПГ Каримова утрачивает всякий смысл, поскольку в сфабрикованном им же уголовном деле имеются доказательства, прямо ее опровергающие. Подобные действия руководителя ОПГ Каримова могут быть результатом не только слабоумия, но и иных более тяжелых психических патологий — таких как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, паранойя и др.

Однако особо пристального изучения со стороны суда и экспертов-психиатров заслуживают действия другого члена ОПГ — так называемого «следователя» Алышева, который при так называемом «вынесении» постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого от 29 июня 2008 г. этот воинственный бред повторил слово в слово:

«Так, совместно с другими членами организованной группы Лебедевым была обеспечена регистрация 5 сентября 1997 г. на о. Гибралтар компании Group MENATEP Limited».

Картину полной невменяемости так называемого «следствия», которое, несмотря на наличие доказательства, опровергающего этот очевидный абсурд в материалах сфабрикованного уголовного дела, растиражировало это шизофреническое утверждение не только в своих постановлениях о привлечении меня и Ходорковского М.Б. в качестве обвиняемых, но и в сфабрикованном обвинительном заключении, несколько раз дополняет не поддающееся объяснению с позиции разума оглашение этого бреда ОПГ в публичном судебном процессе в Хамовническом районном суде г. Москвы.

2.5. О стойкости психического расстройства члена ОПГ Лахтина свидетельствует следующее обстоятельство. Напомню, что именно прокурор Лахтин 3 июля 2003 г. мотивировал необходимость избрания мне меры пресечения в виде ареста, а также продления сроков содержания под стражей наличием у меня заграничных паспортов. В Московский городской суд 23 июля 2003 г. именно Лахтиным был представлен рапорт-фальшивка сотрудника ФСБ РФ Нужденовой, в котором она обосновывала вероятность того, что я могу скрыться от следствия, поскольку имею несколько загранпаспортов. И это притом что мои заграничные паспорта уже с 1 июля 2003 г. находились в Генеральной прокуратуре РФ, на них стоял штамп «аннулировано».

Более того, при их изъятии 1 июля 2003 г. присутствовала «собственной персоной» та самая майор Нужденова, о чем в протоколе обыска свидетельствует ее подпись. 

Но даже после обнаружения следов моих заграничных паспортов следствие, опекаемое «надзирателем» Лахтиным, всячески препятствовало приобщению к материалам уголовного дела даже копий указанных документов. Лишь только благодаря удовлетворению моих жалоб, поданных в Ингодинский районный суд г. Читы, и признанию незаконными действий Каримова, подельника Шохина и Лахтина, копии паспортов, изъятых в ходе обыска 1 июля 2003 г. и хранящихся в Генеральной прокуратуре РФ, были вручены мне и защите, а оригиналы приобщены к материалам уголовного дела.

Таким образом, стал очевидным тот факт, что мои заграничные паспорта намеренно скрывались следователями и прокурорами Генеральной прокуратуры РФ с 1 июля 2003 г. в течение почти четырех лет — не только от меня и защиты, но и от всех судебных инстанций. А якобы «наличие этих паспортов у Лебедева» неоднократно использовалось лично прокурором Лахтиным для противоправного обоснования необходимости содержания меня под стражей. И подобных примеров я могу привести сотни.

В связи с чем, учитывая решение Европейского суда от 25 октября 2007 г., фактически ставшего приговором всей системе так называемого «правосудия», творимого в отношении меня и Ходорковского, все рассуждения прокуроров Лахтина и Шохина о некоем соблюдении «законности» при расследовании и судебном разбирательстве нашего дела являются фикцией и наглой насмешкой над фактами.

Кстати, о фактах. Особо следует отметить, что в своих многочисленных эскападах ни Лахтин, ни Шохин ни разу не обмолвились по существу изобличительных заявлений бывшего начальника правового управления ОАО «НК ЮКОС» Алексаняна В.Г., у которого фактически под угрозой смерти инквизиторы в погонах вымогали показания на Ходорковского М.Б. и на меня.

В той же связи следует сказать и по поводу зверского избиения, приведшего к утрате здоровья и инвалидности гражданина Испании Вальдес-Гарсия, отказавшегося говорить следователям и суду ложь про его работу в компаниях, связанных с ЮКОСом. Когда его обличительное заявление прозвучало на суде, Лахтиным была предпринята убогая попытка выгородить истинных преступников путем смехотворных объяснений о том, что Вальдес-Гарсия будто бы сам пострадал, выпав из окна. Хотя общеизвестно, что он находился под круглосуточным наблюдением сотрудников ОМОНа и соответствующей плотной опекой ФСБ.

Понятно, почему кабинет министров Испании и испанский суд 6 июля 2009 г. в очередной раз отказали Генеральной прокуратуре РФ в правовой помощи и экстрадиции гражданина Испании Вальдеса-Гарсии. Так же как и суды Великобритании, Швейцарии, Эстонии, Италии, Литвы, Германии, Кипра, Лихтенштейна и других стран, принявшие аналогичные решения по т.н. «делу ЮКОСа».

2.6. В настоящее время, еще более сплотившись в составе ОПГ, Шохин и Лахтин продолжили свою антиконституционную деятельность в стенах Хамовнического суда, всячески препятствуя установлению истины и реализации прав защиты. Достаточно вспомнить агрессивные возражения прокуроров против демонстрации доказательственной значимости предъявляемых документов, отказ разъяснить существо выдвинутых обвинений, требование прекратить видеотрансляцию судебных заседаний и т.д. и т.п. 

Например, 25 мая 2009 г. зафиксирована попытка прокурора Шохина воспрепятствовать мне занести в протокол судебного заседания очередное заявление о преступлении в Хамовническом суде, так как в нем шла речь о его преступной деятельности. Он же, выступая 14 августа 2009 г. в ответ на отвод всему составу ОПГ, сосредоточился на поливании грязью защитника Краснова В.Н., не предприняв ни малейшей попытки объяснить постоянные факты умышленной и шизофренической фальсификации обвинения, искажений представляемых материалов, частичного оглашения документов, неверности переводов, сокрытия доказательств невиновности.

Единственное, в чем можно согласиться с Шохиным, так это с его собственным утверждением: «Разумные сомнения могут возникнуть у любого лица».

Я с этим полностью согласен, но с одной оговоркой. По поводу злонамеренного умысла в действиях членов ОПГ у меня, Ходорковского М.Б. и защитников имеются не сомнения, а вполне обоснованная уверенность, базирующаяся на неопровержимых фактах. Вместе с тем такая уверенность не исключает сомнений во вменяемости членов ОПГ, систематически изобличающих самих себя в масштабных фальсификациях и служебных подлогах.

Чем еще, кроме преступных намерений и, соответственно, личной заинтересованности в фальсификации обвинений или болезненным состоянием психики (невменяемость), можно объяснить наглую ложь прокурора Лахтина, 20 августа 2009 г. усмотревшего мою подпись под договором между «Роспромом» и ОАО «НК ЮКОС» от 20 февраля 1997 г.? Пойманный на вранье, старший советник юстиции, который принимал присягу и торжественно клялся свято соблюдать Конституцию, защищать права и свободы человека и гражданина, продолжил изворачиваться, заявив, что он такого не говорил, а якобы назвал вовсе не Лебедева, а Ходорковского. Поэтому на следующий день, 21 августа 2009 г., мною было сделано заявление с применением аудиозаписи, из которой все присутствующие на суде смогли еще раз услышать и убедиться, как завравшийся «блюститель закона» опровергает через мгновение сам себя.

Не могу не отметить, что данный примитивный прием с чужой росписью Лахтин позаимствовал у другого «беспристрастного» соучастника ОПГ — Шохина, который еще на первом процессе умудрился углядеть мои несуществующие подписи в некоторых документах, приписал нам с Ходорковским М.Б. операции в 2000 г. с несуществующими векселями ЮКОСа на сумму более 11 млрд рублей, «оценивал» как доказательства вообще не имеющиеся ни в деле Шахновского, ни в деле Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. корпоративные карты «Америкен Экспресс» и т.д. и т.п.

Неудивительно поэтому, что на нашем процессе эти «прокуроры», демонстрируя очевидную невменяемость, систематически путают миллионы с миллиардами, прибыль с убытками, тонны с килограммами, рубли с долларами.

В частности, можно отметить следующие «подвиги» члена ОПГ Лахтина в процессе так называемого «оглашения доказательств», с «филигранной точностью» «ни на йоту» не отступающего от обвинения:

— 15 июля 2009 г., оглашая том 115, «доходы» он обозвал «долгами»;
— 18 августа 2009 г. «проекты документов» с упорством, достойным лучшего применения, представлял как «действующие соглашения»;
— 16 июля 2009 г. английское слово oil (ойл — «нефть»), умудрился сфальсифицировать на цифры и огласить как «ноль один» [01];
— слово «реализация» систематически превращал, с плохо скрываемым умыслом, в «легализацию»;
— 25 августа 2009 г., видимо, ввиду своего полного невежества и незнания материалов уголовного дела придумал нового, неизвестного доселе производителя компьютерной техники «Комрад», обнаружив это похожее на экзотическое английское слово Comrade («Товарищ») в протоколе обыска, в котором оно не упоминалось вовсе, хотя и имелось указание на всемирно известную компанию Compaq;
— тогда же указанный член ОПГ, видимо, окончательно уверившись при молчании суда в своей полной «компетентности» в английском языке, и вовсе вошел в фальсификационный раж, исказив в ходе оглашения протокола осмотра название папки Inbox на лазерном диске на так знакомую ему аббревиатуру «МБХ»,то есть «Михаил Борисович Ходорковский»;
— 7 сентября 2009 г. Лахтин, «прекрасно искушенный в документах», дошел до того, что прилежно огласил сфальсифицированный и шизофренический перевод о том, что якобы темой письма от 16 августа 2004 г. являлись «сделки банка Менатеп». Этот факт является яркой иллюстрацией полного незнания так называемым «прокурором» не только фактических обстоятельств дела, но и даже текста сфабрикованного обвинительного заключения. Где, как ни странно, со ссылкой на это письмо (правда, его дата тоже сфальсифицирована) говорится о Group MENATEP transactions («сделках с группой МЕНАТЕП»), как и было указано в его англоязычном первоисточнике.

Любой здравомыслящий человек, осведомленный об инсинуациях подобного рода, немедленно поставит вопрос о вменяемости члена ОПГ Лахтина, который, словно подкрепляя уверенность о наличии у него болезненного состояния психики, продолжает утверждать, например, что переводчики, допереводившиеся до «32—38 декабря», «продуктов» из «стран» и т.п., являются «компетентными» и его вполне «устраивают».

Однако справедливости ради надо отметить, что спустя примерно полгода с начала процесса стал известен источник этого бреда:

2 сентября 2009 г. член ОПГ Лахтин во всеуслышание заявил о том, что у него имеется «оригинал подлинника» уголовного дела, что, безусловно, многое, в т.ч. для психиатров, объяснило.

В свете всего изложенного весьма любопытно отметить то обстоятельство, что в своих возражениях на предыдущий отвод 14 августа 2009 г. прокурор Лахтин договорился до того, что фактически признал свою и без того очевидную всем некомпетентность. На соответствующий упрек защиты, озвученный адвокатом Красновым В.Н., Лахтин не нашел ничего более, чем возразить, что в отличие от некоторых других статусных субъектов некомпетентность как основание для отвода к нему как к прокурору не относится. При этом само отсутствие компетентности он отрицать не стал.

Услышав такое, воистину хочется отправить этих членов ОПГ на открытый ими «остров Гибралтар», чтобы они там сидели, пока не дождутся наступления найденного ими в деле «38 декабря».

III. Очевидные служебные подлоги как факультативный признак безумия ОПГ

Защита уже приводила множество примеров фальсификации обвинением материалов дела. Можно указать также следующие случаи:

— 4 августа при оглашении очередных платежных документов Лахтин сослался как на доказательства на то, что платежи осуществлялись компаниями «GML» и «YUL».

Мною было заявлено, что это ложь. Тогда Лахтин стал утверждать, что сказанное им основано на имеющихся далее в деле платежных поручениях. Однако и платежные поручения не подтвердили ложного заявление прокурора.

— тот же Лахтин, возражая на доводы о незаконности обысков в адвокатском бюро «АЛМ Фельдманс», неоднократно ссылался на решения Басманного суда г. Москвы, рассматривавшего соответствующие жалобы защиты. Для подтверждения своих слов «надзирающий» прокурор, утверждая об установленной судами законности производства обысков у адвокатов без судебных решений, инициировал приобщение к делу постановлений Басманного суда, благодаря которым мы теперь в очередной раз можем изобличить Лахтина во лжи.

В постановлении от 30 октября 2007 г. говорится:

«Данный вопрос не может быть предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку процедура оценки доказательств, полученных в период предварительного следствия, с точки зрения их допустимости и относимости может быть применена судом после поступления уголовного дела в суд — на предварительном слушании или при рассмотрении уголовного дела по существу, в ходе которых представленные сторонами доказательства подлежат проверке и оценке в соответствии со ст.ст. 87, 88 УПК РФ».

«…При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что разрешение поставленных в жалобах защитника Дудника А.Л. вопросов выходит за рамки полномочий суда, предоставленных ему ст. 125 УПК РФ, а следовательно, отсутствует предмет для судебного рассмотрения этих жалоб в порядке, регламентированном названной нормой закона».


Аналогичная позиция отражена также и в постановлении от 21 сентября 2007 г. Это значит, что вопреки беспардонному вранью Лахтина Басманный суд не усмотрел возможности применения ст. 125 УПК РФ, рекомендовав заявителям использование процедуры, именуемой отложенным судебным контролем. Вопрос о законности действия следствия судом по существу вообще не рассматривался.

— Недавним апофеозом псевдозаконной деятельности членов ОПГ явилось содержание заявленного ими устного ходатайства о продлении мне и Ходорковскому М.Б. срока содержания под стражей. Об этом уже ранее говорили и мы, и наши защитники. Сейчас лишь отмечу, что чтущий закон и добросовестно исполняющий свои обязанности прокурор никогда бы не позволил себе при решении столь важного вопроса, затрагивающего непосредственно конституционные права человека и гражданина, вместо убедительных доказательств предъявлять суду лишь пару статей из газеты. А кроме того, ссылаться на до основания искаженные сведения, никоим образом не отраженные в обвинительном заключении о якобы нашем с Ходорковским М.Б. участии в сокрытии заграничных активов ЮКОСа во время нахождения под стражей.

При таких позорных обстоятельствах, при условии вменяемости, член ОПГ Лахтин должен был как минимум взять самоотвод. Что же касается постоянного члена ОПГ Шохина, то мое мнение о нем, высказанное ранее в связи с отказом от участия в прениях в Мещанском суде, с 2005 года не изменилось. Напомню, что там мною было заявлено:

«Я сознательно отказываюсь от участия в прениях с представителями государственного обвинения, потому что не допускаю для себя возможности (мысли) опуститься до уровня «равенства» с господином Шохиным.

Господин прокурор (представляющий в суде и якобы отстаивающий интересы государства) даже своим внешним видом постоянно оскорбляет не только судебную власть, но и собственное ведомство, демонстрируя развалившуюся в мягком кресле позу, высокомерно-снисходительную ухмылку. При этом изрекаемые им пафосные, но абсолютно безграмотные заявления и примитивные суждения всякий раз подтверждают его полное невежество, некомпетентность и незнание русского языка.

По ходу всего судебного процесса господин Шохин, по-видимому, имея гарантии на вседозволенность и безнаказанность, не упускал случая продемонстрировать личную преданность своим работодателям, а не свое служение Закону».
(Заявление от 8 апреля 2005 г.).

Обращаем особое внимание суда и психиатров на то, что ни один факт совершенных ОПГ служебных подлогов и фальсификации обвинений, приведенных в заявлениях о преступлениях в порядке ст.141 УПК РФ, до настоящего времени никем не только не опровергнут, но и вообще никакой реакции удостоен не был.

В случае признания членов ОПГ (всех или отдельных) вменяемыми все вышеприведенные факты свидетельствуют о том, что главной целью прокуроров Лахтина и Шохина является не добросовестное выполнение ими служебных обязанностей, а попытка оправдать массовые нарушения действующего законодательства. Что объективно затрудняет, если не полностью исключает, установление истины по делу о незаконных обвинениях Ходорковского М.Б. и меня в не совершенных нами преступлениях. Если же члены ОПГ нуждаются в помощи психиатров, то здесь, конечно, о какой-то определенной цели говорить не приходится. Что, однако, все равно исключает возможность их дальнейшего участия в настоящем уголовном процессе.

В связи с этим у суда и психиатров должны, в частности, появиться следующие вопросы членам ОПГ Лахтину и Шохину:

1. Понимают и знают ли они, что «остров Гибралтар», почти никому в России не известный, находится на озере Эри, штат Огайо, США?

2. Считают ли они этот «остров Гибралтар» в США и «Гибралтар», владение Великобритании с особым статусом, расположенное на самом юге Западной Европы на границе с Испанией, одним и тем же географическим объектом?

3. Каким образом «Лебедевым была обеспечена регистрация 5 сентября 1997 г. на «острове Гибралтар» компании Group MENATEP Limited, как утверждают члены ОПГ, если при этом они представляют суду доказательства, что в действительности 5 сентября 1997 г. в Гибралтаре (Великобритания), а не на «острове Гибралтар» (США) была зарегистрирована компания Flaymon Limited (а не Group MENATEP Limited)?

4. Понимают ли они, что полученная нефтедобывающими предприятиями выручка от реализации ими нефти ЮКОСу и его нефтетрейдерам не может быть одновременно «стоимостью похищенной нефти»?

Указанный перечень вопросов не является исчерпывающим. 

В связи с изложенным на основании ст.ст. 61, 66, 119, 120, 283 УПК РФ с целью правильного разрешения заявления об отводе и с учетом того, что необходимо также установить наличие или отсутствие признаков невменяемости,

ПРОШУ:

1. Назначить Шохину и Лахтину судебно-психиатрическую экспертизу, поставив перед экспертами вышеуказанные, а также иные вопросы. Выбор экспертного учреждения оставляю на усмотрение суда.

2. В случае отклонения судом ходатайства и признания тем самым Шохина и Лахтина вменяемыми заявляю, в соответствии с наличием оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 61 УПК РФ, о безусловном отводе указанных государственных обвинителей в связи с наличием в их действиях прямой заинтересованности в исходе дела.

Лебедев Платон Леонидович
17 сентября 2009 г.

Приложение:

карта с указанием географического положения острова Гибралтар (США) и Гибралтара (Великобритания).

Комментарии
  • Неизвестная персона
  • 21 сентября 2009, 17:13
сложная ситуация !
  • непуть
  • 23 сентября 2009, 17:30
Да что тут сложного? В свете изложенного вся трудность в том,куда нужно отправлять эту группу -в психушку или на нары? Третьего не дано.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости