На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Дело ЮКОСа

Сегодня в нашем пресс-центре состоялся брифинг адвокатов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Защита прокомментировала журналистам последние события судебного разбирательства по второму уголовному делу, возбужденному в отношении экс-руководителей ЮКОСа, за последние
Сегодня в нашем пресс-центре состоялся брифинг адвокатов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева 28 апреля 2009

Наталья Терехова:

Вчера был фактически устранен принцип состязательности суда. Равенства сторон в процессе больше не существует — суд лишил нас права участвовать в исследовании доказательств. Сторона обвинения не приемлет никакой критики. Прокуроры поняли, что защита готова участвовать в процессе как равная сторона. И они, таким образом, стремятся избежать каких-либо аргументов защиты.

Мы считаем это чрезвычайным происшествием. Дело Ходорковского — только начало. Продолжения нам стоит ждать в обычных уголовных делах, которые рассматриваются во всех судах. Суд стремится к тому, чтобы было только обвинительное заключение, затем стадия прений и обвинительный приговор. К этому уже много лет идет вся российская судебная система, причем семимильными шагами. Мы полагаем, что дело Ходорковского и Лебедева в данном случае будет показательным и задаст стандарты для рассмотрения других дел.

Вадим Клювгант:

После восьми дней читки обвинения прокуроры приступили к его «доказыванию». Как они это делают? Обвинители берут том уголовного дела и начинают из него что-то читать: какие-то документы, которых мы в оригинале не видели, какие-то факты, заключения и так далее. При этом не вполне понятно, зачем они это делают, к чему эти материалы относятся, откуда они взялись? Ни на один из этих вопросов прокуроры не отвечают, требуя, чтобы защита просто сидела, молчала и слушала.

Однако нельзя сказать, что происходящее нас как-то сильно удивило. Мы ожидали и были готовы к чему-то такому.

Но вот отношение суда к позиции и действиям обвинения нас действительно шокировало. Мы глубоко разочарованы тем, что суд не только не воспрепятствовал, а пошел на поводу у прокуроров, тем самым фактически санкционировав, освятив своим именем все это безобразие.

Наверное, раз пять защита предлагала абсолютно законный и разумный, с нашей точки зрения, порядок, который бы обеспечил нормальное и правильное исследование доказательств, позволил бы всем участникам процесса сразу понять суть каждого документа, его связь с обвинением. Причем он был бы беспристрастным по отношению к обеим сторонам — что к обвинению, что к защите. Но суд отверг этот порядок. И сделал это, уже по установившейся традиции, абсолютно немотивированно.

Теперь по любому документу, оглашаемому стороной обвинения, мы можем высказаться только когда они закончат всю читку. А в деле, я напоминаю, 188 томов. Представьте себе как все это будет выглядеть на практике. Где-нибудь в декабре (дата, как вы понимаете, условна) мы скажем судье: «Ваша честь, помните, 27 апреля прокурор Ибрагимова вам прочитала вот такой-то документ?» Что нам ответит на это суд, понятно.

В итоге процесс превратится в бессмысленное хождение по кругу: сейчас прокуроры один раз прочитают свои материалы, затем по прошествии какого-то времени, мы будем вынуждены опять к ним обращаться.

Таким образом, качественный перелом вчерашнего дня состоит в том, что нас лишили возможности высказываться по этому делу. По сути, нам открытым текстом сказали: «Не хотим вас слушать — сидите и молчите, скажете когда-нибудь потом».

Понимаете, когда суд не соглашается с кем-нибудь из участников процесса — это его право. Но при этом он обязан выслушать мнения сторон и в своем решении оценить каждый довод, который ему был приведен. Теперь этого нет.

Здесь стоит заметить, что речь не идет о несовершенстве российского законодательства, якобы позволившее суду так поступить с нами. Наш Уголовно-процессуальный кодекс, на основании которого осуществляется судопроизводство, имеет, конечно, отдельные огрехи, но в целом он отвечает мировым стандартам. Это признано всем мировым экспертным сообществом. Но то, что делается в нашем процессе, — грубое и откровенное попрание российского закона и Конституции.

Почему прокуратура так боится всего, что бы мы ни говорили? Обвинители видят, что общество и журналисты давно уже поняли всю безобразную сущность этого дела. Поняли всю беззаконность и абсурдность процесса. Поняли весь фальшивый характер претензий к руководителям ЮКОСа. И чем дальше, тем больше общество выказывает поддержку Ходорковскому и Лебедеву. Прокуроры этого очень боятся. Понятно, что в таких темных делах нужна не гласность и открытость, а тишина. Именно поэтому защите всячески пытаются заткнуть рот.

В этой связи даже появилось новое несформулированное обвинение: обвинение в связях с общественностью. Его развивает и поддерживает прокурор Ибрагимова. На каждом судебном заседании с высоким пафосом она обвиняет нас в том, что мы работаем с обществом и с журналистами, пытаясь донести до них свою позицию.

Всеми своими стараниями Ибрагимова привносит в процесс скандальность, склочность и те стандарты, которые не имеют ничего общего с профессиональной этикой. Очевидно, для того, чтобы завуалировать таким вот способом неустранимые изъяны обвинения.

Прокурорам очень не нравится, что все это происходит на виду у общества. Сейчас обвинению нужно любой ценой, по любому поводу, под любым предлогом лишить защиту и подсудимых права голоса, выхолостить открытость, публичность и состязательность процесса во всех его аспектах.

И еще хочу обратить ваше внимание на одно знаковое совпадение. Обострение в наших отношениях с судом и обвинением началось сразу после того, как Дмитрий Медведев дал интервью «Новой газете». Отвечая на вопрос, что он думает о процессе Ходорковского и Лебедева, президент сказал: ни для какого государственного служащего решение суда по этому делу не может быть предсказуемым. Вот как только эти слова прозвучали, ситуация в деле Ходорковского и Лебедева изменилась в худшую сторону. И вчера оно достигло своей кульминации.

Мы не согласны на роль статистов в этой плохой пьесе. Защита, безусловно, будет продолжать бороться за свободу Ходорковского и Лебедева.

Комментарии
  • Софья Русова
  • 28 апреля 2009, 20:34
То, что общество действительно поддерживает Ходорковского- мне бы лично очень хотелось верить. Но к сожалению , вникать в суть дела мало кто хочет. И до сих пор слышнывысказывания типа "Вор должен сидеть в тюрьме", "Ходорковский убийца и вор". И вот недавно мой одногруппник сказал " Он (МБХ) у меня родину украл!".
  • Александр
  • 28 апреля 2009, 23:00
dupin
Главная ошибка следствия и суда, я считаю, в том, что они тупо молчат и ничего не заявляют и не поясняют. На ТВ имя Ходорковского и Лебедева вообще уже мхом покрылось.
Как они не разъясняют своих аргументов адвокатам, так они и не дают информацию людям, которые интересуются процессом. Я вот, например, как читатель не понимаю, что там происходит. С одной стороны адвокаты время от времени распространяют сведения, газетчики пишут репортажи с заседаний: но составить ясную и четкую картину о процессе исключительно по статьям и заявлениям очень сложно. Фактически остается выбор: либо верить фактически на слово адвокатам, либо присоединяться к стаду обвинителей в воровстве родины.
А вообще, то что говорится в тексте выше - весьма опасно, мне кажется. Надеюсь все исправится
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости