На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

30 сентября 2016

Суд

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Фемида с открытыми глазами

Сергей ПАШИН,

заслуженный юрист России, федеральный судья в отставке

СУДЕБНАЯ МАНТИЯ ПЛЮС ПРОПУСК В СТОЛОВУЮ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА

Российская судебная система вмонтирована в вертикаль власти, являясь частью госаппарата — причем далеко не самой бескорыстной и просвещенной.
СУДЕБНАЯ МАНТИЯ ПЛЮС ПРОПУСК В СТОЛОВУЮ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА 22 апреля 2009

Российские суды всегда были зависимыми. Возможно, за исключением короткого периода в первой половине 90-х, когда была принята Концепция судебной реформы и Закон о статусе судей. В то время во всех нас жила надежда и даже уверенность, что скоро суды превратятся в органы независимой судебной власти. Но потом инерция взяла верх, и все вернулось на круги своя.

Сегодня главная проблема российских судов вовсе не в набившем оскомину «телефонном праве», а в том, что судьи сами не хотят быть независимыми. Им гораздо важнее быть несменяемыми и высокооплачиваемыми. Независимость — это ответственность, а ответственности многие попросту боятся. Другие к ней не готовы по своему культурному и интеллектуальному развитию.

Когда говорят, что суды стали частью исполнительной власти, это подразумевает, что у нас в государстве действительно существует разделение властей — на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Но на самом деле никакого разделения в России нет. И поэтому суды не часть исполнительной власти, а элемент вертикали власти, поставленный в струнку.

Речь идет о самоцензуре — судьи и без подсказки сверху знают, какие решения можно принимать, а какие лучше не стоит. Отсюда и склонность нынешних служителей Фемиды к вынесению обвинительных вердиктов. Суд неотделим от власти. Прокуратура тоже. Так с какой стати правая рука будет действовать против левой?

И прокуратура, и суды всегда существовали в одной номенклатуре. Причем традиционно должность прокурора считалась более высокой в рамках общей иерархии. Судьи являлись и являются выходцами из системы обвинения — бывшие опера и прокуроры, для которых человеческая судьба никогда ничего не стоила. Поэтому в большинстве случаев судьи убеждены, что делают очень полезное дело — очищают общество от всякого сброда. То, что при этом часто нарушаются законы, их мало волнует.

В роли приводного ремня от власть предержащей к судьям выступают председатели судов. Скандальное распоряжение председателя районного суда в Волгограде, которым тот обязывал судей ежедневно перед ним отчитываться, лишь оформило то, что уже давно практиковалось (подробнее об этом можно почитать здесь).

Судья должен быть первым среди равных. В законе о статусе судей, в подготовке которого я принимал участие, говорится, что все судьи Российской Федерации обладают единым статусом и отличаются друг от друга только полномочиями. Но в жизни все иначе. Председатели судов фактически узурпировали власть над судьями. Сегодня она сочетает в себе процессуальные, административные, финансовые, кадровые и еще Бог знает какие функции.

Прежде всего, председатель суда — это наиболее опытный судья. И к нему молодой судья сам тянется, чтобы получить совет или инструкцию, что делать в сложной ситуации. Кроме того, он еще и политический деятель регионального уровня. Председатель участвует в светских раутах, входит в состав различных комиссий — например, в комиссии по законности — или в постоянные совещательные органы, где общается и с губернатором, и с мэром, и с начальником управления милиции и так далее. За счет этих связей он решает некоторые финансовые и организационные вопросы. Скажем, обеспечивает свой суд автотранспортом.

Одно время мэры Москвы и Петербурга, как и главы ряда других городов, доплачивали судьям деньги, хотя по закону судьи должны финансироваться только из федерального бюджета. Доплачивали деньги работникам аппарата суда, давали средства на капитальный ремонт зданий суда и тому подобное.

Также от председателя зависит карьерный рост судьи: будет ли он повышен в квалификационном классе, будет ли он поднят до уровня председателя районного суда, или будет ли он взят в областной суд. В его компетенции дисциплинарное преследование, которое висит над судом как дамоклов меч. Так называемые пресекательные сроки, обычно не превышающие года, в ситуации с судьями не действуют. Судье можно «припомнить» истории пяти-, шестилетней давности. Конституционный Суд решил, что в данном вопросе Трудовой кодекс РФ на судью не распространяется.

Таким образом, председатель суда всегда может сказать судье: не хочешь слушаться и делать, что тебе говорят, будешь изгнан из системы. Тем более что повод для увольнения найти очень просто.

В руках председателя суда и функции распределения благ: например, туристических путевок в санаторий «Электроника» в Сочи. Или он может решить вопрос с помещением ребенка судьи в хорошие ясли.

Все это ни за какие деньги не купишь. Вот вам и механизм, которому сегодня подчинена вся судебная система.

В свою очередь председатели судов люди тоже зависимые. Председатели высших судов тесно связаны с Администрацией Президента. А именно — с Управлением делами Администрации Президента. Управделами решает вопросы охраны, обеспечения машинами, дает возможность отдыхать в «Жуковке», возможность ходить в столовую Администрации Президента и тому подобное. К примеру, когда Верховный Суд располагался на Ильинке, судьям выдавали специальные пропуска — по ним можно было обедать в Администрации по дешевке.

Не будем забывать и о распределении квартир, которым опять же занимается Управление делами Администрации Президента. Работников Конституционного Cуда, например, поселили в самом центре Москвы — на Плющихе...

Это что касается финансовой стороны. Теперь о карьере. Если председатель суда после истечения шестилетнего срока полномочий хочет быть переназначенным на должность, то он должен сохранять лояльность к власти. Не только к Администрации Президента, но и к силовым ведомствам. Ибо в Администрации Президента есть «сито», через которое проходят все судьи и все председатели судов. Я говорю о Комиссии по кадровым назначениям. В законе про нее ничего не сказано, официально она не существует. Что не мешает ей принимать ключевые кадровые решения. Представители прокуратуры, ФСБ и МВД сидят в этой Комиссии и советуют президенту, продлить полномочия того или иного судьи или нет. В опале оказываются судьи, которые выносят оправдательные вердикты, ни с кем не советуясь.

Вот это тоже рычаги очень важные — никто не хочет быть в опале, все хотят быть поближе к сапогу, к начальнику, к Администрации Президента.

У Конституционного Суда в этом смысле и вовсе плохой опыт. В 1993 году КС попытался осудить действия президента по расстрелу парламента. За это его чуть было не ликвидировали. Благо успели вовремя продемонстрировать лояльность. После этого всем стало понятно, кто в нашей стране заказывает музыку и какую.

То, что Кассационная коллегия Верховного Суда РФ приняла сторону Елены Гусевой, не меняет картины происходящего. Тут случай особый. В защиту Гусевой выступил эмиссар Парламентской ассамблеи Совета Европы. Тем самым дело приобрело международную огласку. Как, кстати говоря, и дело Ольги Кудешкиной.

Глупость человека, который подписал бумагу против независимости судебной системы, поставила всех в очень неловкое положение. Причем перед всем миром. Пришлось реагировать. Ну а если б история не получила широкой огласки, то Гусеву бы обязательно придавили — никто бы и не пикнул. 

Что же делать? Ответ прост — проводить судебную реформу. Если у власти есть желание иметь действительно независимую судебную систему, она всегда может вернуться к концепции реформы 1991 года.

Три основных ее рецепта выглядят следующим образом. Прежде всего, система должна быть прозрачной — никакого самозасекречивания, люди обязаны знать, чем занимаются судьи.

Второй рецепт —свежая кровь. Руководители старой закалки, их ученики, а также выходцы из силовых структур, должны уйти. Им на смену необходимо призвать молодых специалистов. Например, при Хрущеве был так называемый «судейский набор»: преподавателей ВУЗов обязывали идти в судьи. Это была попытка сменить сталинские кадры. Нечто подобное нам надо сделать сейчас. Надо расширить суд присяжных, потому что это тоже свежая кровь. И не только на уголовные, но и на гражданские дела.

И третье — это создание параллельных структур. Если мы не верим нашим судам, нужно создавать третейские суды. То есть суды, которые действуют на общественных началах, создаются конфликтующими сторонами для урегулирования споров.

Все это способно дать положительный эффект.

 

Комментарии
  • Ингушетия, адвокат.
  • 22 апреля 2009, 16:21
Интересный взгляд, достаточно правдиво, откровенно. И, конечно же, смело. Мой респект Вам.
  • Елена Лукьянова, профессор МГУ
  • 24 апреля 2009, 00:52
Сергей Анатольевич абсолютно прав. Эту прическу можно исправить только путем отрезания головы. Пока будут такие судьи, никакие меры и реформы не помогут. Нужен общероссийский университетский набор. И очень жесткое профессиональное и человеческое "сито" отбора. Это, пожалуй, та самя точка опоры, с которой можно начинать переворачивать все остальное. Сносить всю ту мерзкую накипь произвола и беззакония , которая сегодня забила поры российской государственности!
  • Неизвестная персона
  • 16 сентября 2009, 17:01
Все верно. Но только нет политической воли у нашего президента юриста что то менять. Одна говорильня идет. На людей, страдающих от произвола и беспредела правоохранительных органов и судов как всегда наплевать.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости