На главную

Доллар = 63,30

Евро = 67,20

11 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Уход Чеснакова из «Единой России» — это медленный развал партии или ее интенсивная перестройка?

Семен БАТАЕВ,

политолог, близкий к руководящим структурам «ЕР» (имя и фамилия выдуманные)

Железняк — это наш Овечкин, а Яровая — Ковальчук. Лишь бы не проиграли США 8:3

Развал «Единой Росси», который после «болотных» процессов мог бы пойти стремительными темпами, сдерживается искусственно. Иначе получится, что одну систему — «ЕР» — развалят, а новую — ОНФ — построить не успеют.
Железняк — это наш Овечкин, а Яровая — Ковальчук. Лишь бы не проиграли США 8:3 22 мая 2013
22 мая стало известно, что член президиума генсовета «Единой России» Алексей Чеснаков написал заявление о выходе из партии. Политологи тут же назвали это знаковым событием и связали его с уходом из Белого дома Владислава Суркова. Чеснаков предположение опроверг, хотя ему и не поверили. Но в любом случае разрыв высокопоставленного единоросса с партией свидетельствует, что «Единая Россия» находится в явно непростой ситуации — либо медленного развала, либо, наоборот, интенсивной перестройки. Какое будущее ее ждет? Какова роль Вячеслава Володина в происходящем? Кто действительно играет главную роль в «ЕР»: Медведев, Васильев или иные лица? Хаос в «ЕдРе» — утка или правда? Об этом мы беседуем с политологом Семеном Батаевым (имя и фамилия выдуманы нашим собеседником), очень плотно работающим с руководящими структурами «Единой России».

— Кем был Чеснаков для «Единой России»? В чем состояли его функции? И почему его уход сопровождался таким ажиотажем?

В основном он все-таки был куратором. Вообще это направление в администрации носит скорее кадровый характер. Однако «Единая Россия» изначально — партия одного человека. У нее нет четко выраженной идеологии, а вместо нее — идеология популистская.

Она использует государственные ресурсы, ведь ее члены главным образом государственные служащие. Они просто приписывают себе все те достижения, которые делаются в рамках государственной работы.

Небольшая группка людей внутри партии старалась заниматься идеологией, обеспечив хоть какое-то идеологическое наполнение всей этой работе (Шувалов и еще ряд лиц). И вот они по капельке, крайне медленными темпами, протаскивали какие-то вещи.

Только к XI съезду «Единой России» удалось протащить, чтобы в уставных документах партии появилось определение, что это партия консервативная. До этого платформа была максимально широкой. Была и либеральная, и консервативная, и социальная площадка — а это ни о чем. Просто всеобщая партия, которая выступает за все хорошее.

По большому счету единственным элементом является Путин и некий «план Путина» — который опять же не артикулируется в виде документа. Он как бы существует, но где он существует, никто не знает.

— Внутри «ЕР» тоже не знают?

Естественно. Поэтому все строилось на принципах лояльности. А управление внутренней политики (включая Администрацию президента) сосредотачивалось главным образом не столько на идеологической составляющей деятельности партии, потому что это был вторичный момент, сколько на кадровом вопросе.

И Чеснаков, соответственно, относился к тем, кто обеспечивал коммуникацию с ключевыми кадрами и возможность протаскивать определенные идеи из Администрации в партию и обратно.

Потому что партия, сама по себе не являясь самостоятельной, самодостаточной силой, а являясь определенной пристройкой этой вертикали, содержала тем не менее ряд очень сильных, мощных политиков.

Объяснялось это тем, что на первом этапе, пока шел процесс слияния, объединялось сразу несколько политических структур: «Единство», «Отечество», «Регионы», «Вся Россия» и так далее. На тот момент пришло много таких «юбилейных», уважаемых людей — Тулеев, Лужков…

Существовала многоуровневая система руководства: Генеральный совет, президиум Генерального совета, Высший совет партии, отдельно — ЦИК, отдельно — лидер, который не являлся членом партии.

Это очень сложная структура, которая в большей степени присутствовала в информационном пространстве, чем в реальном управлении партией. Ведь каждый из этих людей был самодостаточной политической фигурой и выполнял собственные функции.

Тот же Лужков в основном был мэром, а его участие в «Единой России» являлось своего рода ярлыком или индульгенцией: его не трогать, поскольку он дал обет тому лицу, вокруг которого все строится.

Но это первый этап. На втором этапе, когда был уже второй путинский срок и партия после выборов 2007 года оформилась именно как партия, произошли определенные изменения.

В частности, появилась внутренняя партийная бюрократия, которая тем не менее была частью общей бюрократии — той же самой Администрации, того же правительства. Люди перетасовывались, попадали на кадровый верх, уходили в исполнительские должности и так далее.

Собственно тогда же Чеснаков и осуществлял все эти функции — кадровые функции, назначения. У него была достаточно важная роль в продвижении отдельных людей. Он в том числе взаимодействовал в Администрации с Сурковым и с прочими людьми.

Понятно, что не Грызлов там занимался кадровой политикой, ведь Грызлов в гораздо большей степени был чем-то вроде фасада. Это человек, которому писались речи, человек, который выдавал определенный продукт. А личный креатив, особенно после слов о том, что «парламент не место для дискуссии», и вовсе старался минимизировать. Он старался держаться изначально накиданных тезисов. Думаю, сама догадываешься, откуда шли эти тезисы.

— Если уж мы коснулись Владислава Суркова, то какова была его роль в «ЕР»? На этот счет есть разные версии…

Поправлю тебя: Сурков имел отношение не только к «Единой России». Он имел отношение и к «Родине», и к «Справедливой России», и вообще к большинству тех политических проектов, которые сегодня реализованы. В частности, к обновленной ЛДПР. Сурков, в силу того что курировал отдельное направление, имел отношение к множеству проектов.

Но надо понимать, что фигура Суркова тоже отчасти раздутая. Этот человек не являлся в действительности таким уж мощным серым кардиналом, который на гигантской шахматной доске разыгрывает сложные комбинации и партии.

Этот человек больше похож на серфера, который пытался залезть на волну и держаться там как можно дольше. Потому что все его непосредственные проекты — вроде Васи Якименко и всяких там молодежных организаций — не сказать чтобы были слишком уж успешными.

Взять то же движение «Наши». Можно, конечно, вбухать бешеные деньги и прикормить какое-то количество молодежи. Но много ли сейчас осталось этих молодых лиц, которые нахлынули в то время? Белоконев там и так далее.

И сравни, например, ЛДПР. Владимир Вольфович еще в начале нулевых взял планомерный курс на омоложение партии, и сегодня у него самая молодая и самая энергичная партия. И это с несопоставимыми затратами средств. Владимир Вольфович просто использовал способности тех, кто к нему приходил, позволяя им подняться выше. И Сурков с Васей, которые вбрасывали кучу бабок, устраивали какие-то акции — так, чуть-чуть попугать американское посольство. И где все эти люди сейчас?

— И все-таки: 8 мая ушел Сурков, сегодня Чеснаков. Есть ли здесь какая-то связь?

На самом деле все связано с теми тенденциями кризиса, который сформировался в «Единой России». А сам кризис начался в сентябре 2011 года — он не сейчас возник. Произошло это в тот момент, когда партия на съезде приняла решение о том, что теперь ее лидером будет Медведев.

Ведь именно то, что лидером был Путин, и являлось основной скрепляющей идеей. А все эти люди — Шувалов, Исаев, Плигин, Яровая — хоть и пытались идеологизировать политику партии, особого толку из этого не вышло.

Это лишь небольшая группа лиц, осуществляющих связь со СМИ. А основная часть этого айсберга, вся эта масса — 99 процентов — шла в одном направлении.

Теперь им посылается сигнал, что Путин — это ОНФ. А «ЕР» — это Медведев. И все. Эти люди тут же меняют курс, поскольку продолжают идти курсом Путина. Но теперь уже они начинают тяготеть к ОНФ.

Возникает разлад, возникает внутреннее расхождение. И все это усугубляется ситуацией конфликта с так называемым креативным классом — «белоленточники» и прочие.

То есть на фоне политического избирательного процесса внутри «Единой России» нет единства, и этим пользуется несистемная оппозиция, которая выходит на улицы, и начинается конфликт.

На какое-то время, перед угрозой этого «белоленточного» врага, происходит консолидация элиты: нужно их затоптать. Но как только их затоптали, как только начались дела по 6 мая, посадки — все, они опять разбегаются. Уже с лета прошлого года процесс этот начинает идти ускоренным темпом.

Параллельно этому процессу начинаются всякие сливы, начинается натиск на некоторых министров из команды Медведева и так далее. И все это уходило в партию как сигнал: смотрите, ребята, Медведева сливают, его команда не держится.

Потом скандал с Сердюковым и с этой Скрынник. Это ведь все медведевские кадры. Потом пошли слухи, что еще чуть-чуть — и сольют все правительство, а потом и Думу. В феврале все бурлили, что будут новые выборы в Думу.

Итак, падение рейтинга Медведева, падение всей ситуации. А эта масса, 99 процентов, они же смотрят и видят: да, Медведева сливают, зачем он нам нужен? Мы с президентом, мы с Путиным. Путин — наше все.

Постепенно рейтинги начинают падать, и лояльность падает. Структура начинает сыпаться, даже на уровне местных организаций. Люди фактически устраивают такую «итальянскую забастовку»…

— Это в регионах?

В регионах. И в итоге мы имеем то, что имеем. И что люди эти сегодня слетают, тоже понятно: это облетающий куст, с которого сыпется листва.

— Хорошо, с Медведевым все понятно — его лидером партии назначили. Но он хоть чем-то в партии занимается, или это чисто номинальное лицо?

Получается, что нет. Более того, там был ряд назначений, которые в свое время никто не понял. Когда вот этого мальчика поставили ЦИКом руководить после ухода Воробьева (наш собеседник имеет в виду Дмитрия Травкина. — Ред.). То есть приходит какой-то непонятный человек, да еще поработавший в свое время в «Справедливой России».

«Единую Россию» в этой ситуации может спасти лишь возвращение ее исконного лидера, который вдруг скажет: да, кстати, не забывайте, что ядром нашего ОНФ является «Единая Россия», и я по-прежнему связываю будущее нашей страны с этой партией.

Если президент такое скажет, то это будет сигналом для товарищей на местах пересмотреть свое отношение к партии. Пока такого сигнала нет, все будет и дальше сыпаться.

— Скажи, а Вячеслав Володин какое-нибудь отношение к нынешнему кризису «Единой России» имеет?

Володин?

— Да, сейчас — когда он встал на бывшее место Суркова.

Конечно, имеет. Более того, я подозреваю, что Володин контролирует этот процесс. С одной стороны, он занимается ОНФ и выстраивает новую структуру. Однако он понимает, что ОНФ сегодня представляет собой гриб: большая шапка и тоненькая ножка.

Опять набралось много всяких «юбилейных» людей. Только теперь это не губернаторы и прочие силовики, а всевозможные лидеры общественного мнения типа того же Лысакова. То есть люди, способные высказаться в средствах массовой информации, повлиять на чье-то мнение и так далее.

Однако структуру ОНФ отличает аморфность: это либо какие-то «фолловеры», последователи, и тому подобное, то есть люди необязательные. Могут прийти, а могут и не прийти.

А политический процесс — это процесс избирательный. Он очень строгий. Он требует регулярности, это, можно сказать, практически работа. Особенно когда речь идет об участковых избирательных комиссиях, региональных и так далее.

Партийная работа всегда подразумевает много скучной, но очень важной для самой партии деятельности. И сегодня ОНФ, к примеру, не может обеспечить достаточное количество наблюдателей на участке просто потому, что у них нет актива, нет народа.

И развал «Единой Росси», который после «болотных» процессов мог бы пойти стремительными темпами, скорее всего, искусственным образом сдерживается. Иначе получится, что одну систему развалят, а новую построить не успеют.

А в сентябре уже новые выборы, в том числе в ряде субъектов, где традиционно за «Единую Россию» не голосуют. Например, во Владимирской области. Она традиционно считается красным регионом.

— Выходит, Володин — это и ОНФ, и «Единая Россия»? То есть он сейчас занимается и тем, и тем?

Да.

— Но логично было бы предположить, что если ОНФ — его детище, то все силы он вкладывает именно туда.

Естественно. Я еще раз повторю: он вкладывает силы в ОНФ. Но он же не позволяет «Единой России» стремительно разлагаться — подмораживает процесс развала.

— Твой прогноз: развалится «Единая Россия» или ее удастся как-то реанимировать?

Это зависит от мнения одного человека, поскольку это изначально была партия одного человека. И это невзирая на все усилия партийных идеологов, которые старались хоть как-то выстроить свою идеологическую линию. Так что этот один человек и решает судьбу партии.

Если завтра он выйдет и скажет: «Ребята, я бы не сбрасывал со счетов эту партию; она является основой нашего «Народного фронта», в ней много достойных людей. И я тут, кстати, подумал: может, мне имеет смысл заново ее возглавить…» Вот если завтра такая позиция появится, то послезавтра у этой партии опять будет рейтинг.

— А если не появится, то все?

Все зависит от него. А у него есть усталость — усталость от некоторого количества людей, которые находятся в партии. Плюс была же эта мощная партийная перезагрузка: активно стали вытаскивать Железняка, Маркелова, Яровую.

Несмотря на то что номинальным лидером фракции является Васильев, его гораздо реже видишь на экранах телевизоров. Почти не видишь Грызлова. Но есть Нарышкин.

Или вспомним уход Пехтина. Все кричали про квартиры, но ведь это на самом деле можно было и замять. А его просто слили. И это тоже уход старых лиц «Единой России».

— Но новые-то лица — те же Железняк и Яровая — явно не способствуют повышению рейтинга «ЕР».

Они, может, не способствуют повышению рейтинга, однако это «Единая Россия» Today. Это как сборная России по хоккею: в ней меняется команда, а сборная России остается. И сегодня Железняк — это наш Овечкин, а Яровая — это такой Ковальчук.

— Могут ведь и проиграть с таким же счетом.

Как Америке — 8:3? Запросто.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
крепостной Вадим, сельцо
Мой ник не вымышленный.
Рейтинг это все ерунда. Русские федерасты счастливы как никогда, потому что свой русачок в Кремле. Контрразведчики, прокуроры, судьи тоже чисты в этническом плане. Свинина стоит дешево и еЯ навалом. Это рай.
Автор этого ботексное чудило, который сказал, мол я за всЁ в ответе, сорвавшимся в фальцет голоском. Это было на перЪвой иннаугурации.
Теперя очевидно банкротство страны полное и безоговорочное, и ботексное чудило говорит, мол умрем же вместе с Москвой. Далее размазывает слезки по личику. Но народ согласен на сто процентов, потому что нет протестов. Ну и попутного ветра.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости