На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Подавление оппозиции будет происходить по четырем сценариям

Игорь ВОЛКОВ,

«Особая буква»

Следствие пребывает в возбуждении

Оппозиционеров могут объявить «плохими парнями» по всем законам жанра. Их будут выставлять «обычными уголовниками», «иностранными агентами», экстремистами и погромщиками. Слишком пессимистичный прогноз? Возможно. Но и такой сценарий надо учитывать.
Следствие пребывает в возбуждении 30 ноября 2012
О новых инициативах правоохранительных органов по подавлению политической оппозиции мы узнаем едва ли не ежедневно. Ключевое слово здесь — «подавление». Не следует путать подавление с уничтожением — последнее было бы слишком политически вредным, да в общем-то и ненужным. В цивилизованной стране обязана существовать политическая оппозиция. Другое дело, что эта оппозиция должна быть слабой и разобщенной, задерганной бесконечными придирками, связанной по рукам и ногам специальными законами, действие которых можно подкорректировать с помощью управляемого правосудия. Оппозиция не только не должна иметь шансов подвинуть власть — она должна даже не создавать ей особых проблем. Одни будут изображать парламентскую борьбу, пребывая — спасибо «волшебнику Чурову» — в меньшинстве, другие пугать власть креативными плакатами и позволять полицейским кантовать себя на «мирных ненасильственных акциях». Отсутствие перспектив произведет в рядах оппозиции естественный отбор: наиболее амбициозные, рассудительные и целеустремленные подыщут другое применение своей активности. Соответственно, в рядах «борцов» вырастет составляющая маргиналов. Разумеется, всегда найдется некоторое количество сильных во всех отношениях граждан, готовых бороться за свои идеалы. Но и на них найдется управа. Тем более что последнее время достаточным поводом для закручивания гаек в законодательстве и новых уголовных процессов становится малобюджетная поделка вроде «Анатомии протеста». При изготовлении которой, как пишут в титрах, «ни одно животное не пострадало»… Как бы то ни было, сейчас можно выделить четыре условных сценария, по которым власть, возможно, будет прессовать своих оппонентов.

«Независимая газета» сообщает, что против оппозиционеров может быть возбуждено новое уголовное дело, по широте охвата превосходящее «болотное». Оппонентов Кремля собираются обвинить в «публичных призывах к насильственному свержению конституционного строя» (ст. 280 УК РФ, предполагающая наказание до пяти лет лишения свободы). Предполагается, что именно в рамках этого дела был допрошен в качестве свидетеля Рихард Соболев, ранее удачно вывернувшийся из «болотного дела» (поскольку удалось доказать, что во время демонстрации 6 мая его вообще не было на Болотной площади, он освобожден из-под стражи, хотя формально остается обвиняемым). Дело возбуждено в отношении «неустановленного круга лиц».

Первый вариант — создание масштабного дела по «пропаганде экстремизма» или «публичным призывам к насильственному свержению конституционного строя»

Преимущества такого сценария для силовиков очевидны: за «экстремизм» и «призывы» можно привлечь едва ли не каждого. «Состав преступления» может образовать и хрестоматийное фото времен Второй мировой войны, и лозунг «Долой самодержавие!», и рассуждения о «нелегитимной» власти, и даже требование честных выборов. Логика силовиков такая: раз выборы были нечестными, значит, власть нелегитимна и ей можно не подчиняться, а полиция — незаконное вооруженное формирование, которое можно забивать кусками асфальта и пластиковыми бутылками.

По статьям 280-й и 282-й можно привлекать к уголовной ответственности и блогеров, которые репостят к себе прикольные демотиваторы, и лидеров оппозиционных организаций. Кроме того, можно эффективно разваливать существующие организации, объявляя их экстремистскими — недавно подобный «звоночек» прозвучал в адрес «Левого фронта». К счастью, обошлось.

Недостаток «антиэкстремистского» сценария — откровенно политический характер преследования. Масштабное применение подобных методов вызовет брожение внутри страны, где далеко не все мечтают о «твердой руке», а также встретит непонимание за рубежом. Цензура, политический сыск, преследование за убеждения — такие шалости простительны Роберту Мугабе или Ким Чен Иру, но не руководству страны, входящей в «восьмерку» и «двадцатку», являющейся членом Совета Безопасности ООН и так далее.

Второй вариант — продолжать раскручивать «болотное дело»

Можно с частотой раз в месяц арестовывать все новых и новых «погромщиков». Это заставит жить в страхе многих из тех, кто 6 мая был на площади: даже если ты не бросал в ОМОН убийственные пластиковые древки и не опрокидывал биотуалеты, это еще не значит, что у органов правопорядка нет к тебе претензий. Могут найтись «свидетели», готовые мамой поклясться, что ты призывал «бить ментов и идти на Кремль». В рамках «болотного дела» можно привлечь к ответственности и ряд вождей оппозиции, обвинив их в том, что они спровоцировали беспорядки и даже заранее организовали их.

Слабое место — это опять же видная невооруженным глазом политическая составляющая. Кроме того, налицо несоответствие ущерба, который доставили демонстранты полиции, и жестокость наказания. Тут можно вспомнить Максима Лузянина, который за поврежденную зубную эмаль полицейского (хотя оплатил его лечение, да и вообще послушно признал вину) получил четыре с половиной года колонии.

Третий вариант — развитие «дела о грузинских агентах»

Звучит, как название иронического детектива, но у российских силовиков специфическое чувство юмора. Когда «Анатомия протеста — 2» вышла на телеэкраны, над ней откровенно смеялись, но, как показали дальнейшие события, хорошо смеется тот, кто смеется на Лубянке. Среди плюсов такой стратегии — удачное идейное обоснование для «внутреннего пользования». Постсоветские люди встают в сторожевую стойку при словах «шпионы», «диверсанты», «агенты западных спецслужб» и тому подобных.

Кстати, враждебные действия со стороны Грузии представляются более логичными, чем «козни западных спецслужб». Для пресловутого Запада нынешняя Россия — будем честны перед самими собой — не представляет угрозы, зато является важным экономическим партнером. Нет смысла ввергать ее в дестабилизацию, которую непременно повлечет за собой революционная смена власти или попытка осуществить переворот. Тогда как у Грузии, точнее, у команды Михаила Саакашвили, к России кровный счет. И ради того, чтобы отомстить за унижение 2008 года, его эмиссары могли бы пойти на сговор с самыми радикальными врагами Кремля внутри России.

Следственный комитет РФ заявил, что у него есть доказательства, подтверждающие серьезность намерений фигурантов уголовного дела организовать массовые беспорядки в стране. Следствие в качестве вещественных доказательств располагает материалами, подтверждающими неоднократное общение фигурантов уголовного дела, в том числе Леонида Развозжаева, Сергея Удальцова и Константина Лебедева, с иностранными гражданами, среди которых и Гиви Таргамадзе, на тему организации массовых беспорядков в России. После получения результатов соответствующих экспертиз фрагменты этих материалов будут обязательно обнародованы, говорится на сайте СКР.

Но этот вариант тоже имеет свои минусы. Во-первых, версия о террористах-диверсантах, взращенных в рядах «Левого фронта» на кровавые грузинские лари, в глазах осведомленного человека выглядит не просто недостоверной, а прямо-таки фантастической. Со стороны Сергея Удальцова было бы верхом легкомыслия готовить террористов под крылом легальной радикальной организации, которую плотно контролируют родные российские спецслужбы. Это в начале 90-х РНЕ (в России) и УНСО (на Украине) открыто, скорее даже демонстративно, тренировали свои «армии».

Кроме того, актив «Левого фронта» — это немножко не те ребята, из кого можно вырастить боевиков. Да, они могут провести несанкционированную демонстрацию, устроить «акцию прямого действия» или подраться с политическими противниками, но взрывать железнодорожные пути и отстреливать полицейских — это не их стезя.

Свои коррективы внесла и международная обстановка, которая в последнее время претерпела существенные изменения. Развивать грузинскую тему будет тем труднее, что незадолго до выхода злополучной «Анатомии протеста — 2» к власти в Грузии пришли «хорошие люди». Их нельзя назвать пророссийскими силами, но это уже и не «ястребы Саакашвили», готовящие освободительный поход в «Самачабло». В этих условиях делать акцент на «грузинском заговоре» было бы неэтично.

Да и подлинность знаменитой записи вызывает сомнения: в двух местах одну и ту же «картинку» сопровождает разное закадровое звуковое оформление и различные титры. При этом, что удивительно, следователи не обнаружили признаков монтажа…

Четвертый вариант — заводить на лидеров оппозиции уголовные дела, не связанные с политикой

Это вялотекущее дело «Кировлеса», возбужденное против Алексея Навального, дело о разбойном хищении 500 сурковых шапок, возбужденное против Леонида Развозжаева спустя 15 лет после предполагаемого «разбоя», и мелкие дела о «побиениях» нашистских провокаторов Немцовым, Удальцовым и Яшиным.

Преимущество такого подхода в том, что, инкриминируя своим оппонентам обычную «уголовку», власть убивает двух зайцев. Помимо того что появляется возможность оштрафовать, посадить под замок или как минимум ограничить степени свободы оппозиционера, подобного рода обвинение при грамотном освещении серьезно вредит имиджу публичного человека. «Смотрите, добрые люди, на этого «защитника трудящихся», «борца с коррупцией»! Это же обычный ворюга, а еще он бьет девушек смертным боем!»

Недостатки данного метода видны невооруженным глазом: всякое дело, шитое белыми нитками, производит неприятное впечатление. А когда такое дело шьют против оппонента власти, политический заказ слишком очевиден даже для зрителей НТВ.

Логично предположить, что в деле подавления оппозиции будут задействованы все четыре варианта. Так, координатору «Левого фронта» в данный момент инкриминируют подготовку неких будущих массовых беспорядков, хотя не исключено, что ему предъявят и организацию «беспорядков» 6 мая на Болотной площади, и сговор с иностранными резидентами с целью организации терактов. Развозжаеву инкриминируют и «подготовку беспорядков», и чисто уголовный разбой. Возможно, вскоре мы узнаем, что он избил до полусмерти сокамерника в «Лефортово». Не исключены подобные провокации и против других авторитетных фигур в оппозиции. Следственный комитет даром хлеб не ест.

 

Материал подготовили: Игорь Волков, Александр Газов

Комментарии
sigmaminsk
Да уж, чего только не бывает в жизни.... интересно было почитать, благодарю Игоря Волкова и Александра Газова
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости