На главную

Доллар = 63,15

Евро = 70,88

30 сентября 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Лидеры протеста делают шаг к объединению: осенью пройдут выборы в координационный совет оппозиции

Павел САЛИН,

ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России

«Почти все участники этого проекта — политики вчерашнего дня»

Выборы в координационный совет оппозиции — это не столько попытка объединения, сколько желание несистемных политиков подтвердить свой статус лидеров протеста, который последние несколько месяцев уже все больше и больше подвергается сомнению.
«Почти все участники этого проекта — политики вчерашнего дня» 3 августа 2012
Российская оппозиция решила как-то упорядочить свою деятельность, консолидировать усилия и сделать шаг к объединению. Оргкомитет протестных акций постановил провести выборы в координационный совет. Оппозиционеры создали центральный выборный комитет, который займется организацией голосования. Инициативу поддержали координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, политик Алексей Навальный, депутаты Госдумы Геннадий и Дмитрий Гудковы, Илья Пономарев, один из лидеров «РПР — ПАРНАС» Борис Немцов, член политсовета «РПР — ПАРНАС» Илья Яшин, представитель «Солидарности» Александр Рыклин и другие. Заявленная цель праймериз — определение лидеров протеста и легитимизация оргкомитета. По словам Яшина, главным направлением деятельности избранного комитета останется организация оппозиционных демонстраций, также он займется «выработкой протестной стратегии». Предполагается, что в координационный совет будет избрано 45 человек. Выборы состоятся 7 октября в единый день голосования в России. Принять участие в них, заверяют лидеры оппозиции, сможет любой желающий.

— Удастся ли выбрать общих лидеров в столь разношерстной и идеологически противоречивой российской оппозиции?

Здесь проблема не в том, удастся или не удастся выбрать лидеров. Допустим, гипотетически удастся. Вопрос в том, кто будет выбирать, каков будет механизм голосования. Если это будет междусобойчик, где каждый проведет с собой группу поддержки и она за него проголосует, то никакого значения результат этого голосования не имеет. Чисто технически опросить всех протестно настроенных граждан — даже тех, кто просто выходит на акции протеста, 50, 70, 80 тысяч, — очень сложно. Если бы такое голосование было проведено во время какой-либо массовой акции и оно было нормально организовано, то результатам этого голосования можно было бы более-менее доверять.

Также здесь вопрос не в том, договорятся ли между собой те, кто претендует на статус лидера, а в том, насколько их договоренности будут соответствовать ожиданиям протестно настроенных горожан. Потому что эти действия, о которых они заявили, свидетельствуют о том, что нынешние лидеры оппозиции, которые на самом деле в большинстве своем лидерами не являются, а просто обслуживают протест, прекрасно понимают, что среди протестно настроенных слоев населения сложился запрос на новых лидеров.

При нынешних лидерах, в принципе, у протеста нет никаких перспектив. Он заходит в тупик, потому что никаких новых лозунгов предложить эти лидеры не могут. И они это прекрасно чувствуют. Они чувствуют, что ситуация начинает выходить у них из-под контроля, и они пытаются ее вернуть под свой контроль. Отсюда вся эта заморочка с легитимизацией лидеров протеста. То есть они сами своими поступками признают, что в данном случае они нелегитимны.

Даже если это будет реальное голосование, в рамках Москвы это потребует огромных средств, которых у оппозиции нет. Поэтому здесь стоит вопрос о репрезентативности данного голосования. В принципе, относительно репрезентативными можно считать данные соцопросов. Потому что социологические центры — и «Левада», и ВЦИОМ — проводили опрос участников акций протеста и 24 декабря, и весной, и летом.

Вообще-то данные соцопросов показывают, что все эти представители оппозиции пользуются не очень высоким уровнем поддержки, 30 процентов в лучшем случае. А многие, как Немцов, недотягивают и до 10 процентов. Поэтому у нынешних лидеров оппозиции наблюдается кризис легитимности.

Кроме того, они не могут повести за собой протестующих, потому что у них нет никакой позитивной повестки дня. И отсутствие позитивной повестки дня они пытаются заполнить всякими вещами типа голосования.

Если появится человек адекватный, который сможет говорить с протестующими на их языке и выдвигать лозунги, которые эти протестующие разделяют, то никакого голосования не понадобится — автоматически за ним все пойдут.

Я не понимаю технологии. Чтобы голосование было репрезентативным, нужно выстраивать такую систему, как у Центризбиркома, которая позволяет охватить всех граждан. Пусть даже голосование это будет на уровне Москвы, а не всей России, но это требует огромных средств. Что касается интернет-голосования, то его результаты достаточно легко будет подтасовать как организаторам, так и власти, потому что все службы в Интернете уже достаточно уверенно себя чувствуют.

— Тем не менее кто имеет наибольшие шансы стать лидерами оппозиции? Те же ли лица останутся или есть надежда, что появится кто-то новый?

Если исходить из перспективности политиков, а также из данных соцопросов, то, конечно, наибольшие шансы имеет Алексей Навальный. Он из всех перечисленных персонажей является политиком наиболее продвинутого поколения.

Навальный — это такая эволюция от политиков старого поколения, нулевых годов, к политикам поколения годов десятых. Но, по сути, с Навальным уже наблюдаются некоторые пробуксовки, то есть я так понимаю, что этот проект свой ресурс фактически исчерпал, у него накапливается уже отрицательный политический капитал. Все эти скандалы с его возможным участием во всяких коррупционных схемах, плюс его стремление работать сразу на многих игроков, прочие недостатки.

И все же на данный момент из всей этой тусовки большие шансы имеет Навальный. Но поскольку все остальные тоже это понимают, то, я думаю, Навальному не дадут победить на этих выборах коллеги по протестному лагерю. Внутренняя борьба, естественно, будет.

С одной стороны, это будет консолидировать, а с другой стороны, те лидеры протеста, которые понимают, что они уже начали выпадать из обоймы, что они себя исчерпали, попытаются в этой обойме удержаться через механизм выборов. Это всего лишь попытка их легитимизировать, подтвердить свой статус участников протеста, который последние несколько месяцев уже все больше и больше подвергается сомнению.

— На ваш взгляд, выбранный оргкомитет оппозиционных акций будет встраиваться в систему взаимоотношений с официальной властью? 

Это зависит от протестной активности осенью. Если уровень ее будет высокий — выше, чем сейчас, — то нет, не будет, потому что ставки поднимутся. А если будет на нынешнем уровне — на уровне весны, — то, может быть, да, попытаются. Если же снизится уровень протестной активности — что маловероятно, — то, конечно же, они тоже как-то попытаются с властью вести диалог. Только это самой власти уже не нужно будет.

— Каковы перспективы этого проекта в целом? 

Думаю, что стратегических перспектив у них нет, потому что по большому счету почти все участники проекта — это политики вчерашнего дня. Протесту нужен кардинально новый лидер. В свое время таким кардинально новым политиком стал в конце нулевых годов Навальный. Но, подчеркиваю, конкретно он уже исчерпывает свой ресурс. Он либо может перейти на новый уровень с новой повесткой дня, с новыми технологиями, либо он постепенно сойдет на нет, как сошли лидеры этой всей старой оппозиции.

 

Материал подготовили: Елена Николаева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости