На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Болезнь лидера КПРФ — имеет ли политик такого уровня право на неприкосновенность личной жизни?

«Особая буква»

Кому принадлежит сердце Зюганова — стране, партии или семье?

Обсуждение здоровья Геннадия Зюганова вылилось в скандал с обнародованием его медицинской карты. Минздрав уверяет, что виновные будут наказаны. Тут же возникла дискуссия: является ли здоровье политика федерального уровня лишь его частным делом?
Кому принадлежит сердце Зюганова — стране, партии или семье? 9 июня 2012
Всю неделю поступала противоречивая информация о здоровье Геннадия Зюганова. Владимир Путин и Дмитрий Медведев желали ему выздоровления, в КПРФ говорили о боли в колене, а СМИ уверяли, что лидер коммунистов перенес инфаркт. Потом данные о его кардиологических проблемах обнародовала «желтая» пресса. Министерство здравоохранения обещает найти виновных в утечке и наказать. Но является ли здоровье лидера второй по численности российской партии его личным делом? Ведь он — представитель интересов в парламенте почти 20 процентов избирателей. Однако Геннадий Андреевич еще и муж, отец и дед. Имеют ли право СМИ наносить удар по его семье? Где грань между политиком и человеком, открытостью и нарушением прав личности, сплетнями и желанием узнать правду?

У редакции «Особой буквы» на этот счет два диаметрально противоположных мнения. Кто прав, читатель пусть решает сам.

Против полной публичности

В Уголовном кодексе РФ есть 137-я статья «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Она гласит, что незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, является преступлением. Это касается всех без исключения граждан страны.

СМИ несколько дней тиражировали новости о проблемах с сердцем у Геннадия Зюганова. Зачем? Объяснение, что он — крупный государственный деятель, — абсолютно несостоятельно. Безусловно, здоровье (физическое и психическое) президента — вопрос государственной безопасности. Сотни фильмов посвящено тому, как параноик у власти отдает шизофренические приказы. Но это кино — в реальном мире такое невозможно.

У Зюганова что, в руках ядерный чемоданчик? Он — единственный обладатель рецепта от финансового кризиса? Нет же. Да, он лидер второй по численности российской партии и парламентской фракции. Но его здоровье — его личное дело. Более того, даже если предположить, что болезнь заставит его выпасть из политической жизни на несколько лет, ничего не произойдет. КПРФ — не ЛДПР. Несмотря на вес Зюганова в партии, он не вождь, а председатель. Почувствуйте разницу. И коммунисты в его отсутствие будут продолжать действовать так же, как и без него. У них есть президиум ЦК, оргвопросы там решаются коллегиально, генеральная линия партии со сменой лидера не изменится.

Нездоровый ажиотаж вокруг его болезни — не что иное, как давление на компартию. Мол, ребята, у вас лидер больной, пора его менять. Потому как слишком многим хотелось бы, чтобы КПРФ погрузилась в хаос и внутрипартийные склоки. Но это удар мимо цели. А вот семье Геннадия Андреевича должно быть неприятно, как неприятно любому человеку, если посторонние лезут в его медицинскую карту.

Единственным исключением из правила о невмешательстве в частную жизнь политиков могут быть финансовые вопросы. Министр, депутат, губернатор, сенатор, президент должны отчитываться о доходах. Причины, думаю, объяснять не надо.

А личная жизнь, включая здоровье, на то она и личная, чтобы не быть мишенью для сплетен. Шоу-бизнес строится на скандалах — в этой сфере «горяченькое» приносит дополнительные деньги. Но политика — не попса. Информация о разводах и свадьбах, детях и внуках приведет к превращению жизни близких родственников политиков в ад. И нельзя сравнивать закрытость этой сферы у нас с западной открытостью. По одной простой причине: российский менталитет — это не протестантская этика, на нормах которой строится публичная жизнь Западной Европы и США. В Англии Средних веков, например, королевы рожали в присутствии толп придворных, а в шотландских замках и во время брачной ночи могли присутствовать свидетели. В России власть всегда была сакральна. Не обсуждая плюсы и минусы этого, нужно констатировать, что особое отношение к человеку, занимающему государственный пост, сохранилось и сейчас, пусть многие этого и не сознают.

Типичный пример: когда Владимир Путин перед телекамерами попросил врача обследовать его здоровье, большая часть Рунета не могла успокоиться месяц. Как же так, президент с голым торсом… Да как он смел! Причем возмущались те же, кто призывает наших политиков последовать примеру американских президентов публично сообщать нации о малейших проблемах со здоровьем.

Многие «несогласные» упрекают того же Путина в том, что он прячет своих дочерей. А теперь давайте представим, сколько бы просьб они выслушивали от окружающих. Знакомые и незнакомые одолевают родственников чиновников бесконечными жалобами или, наоборот, услугами в надежде приблизиться к верхушке и решить свои проблемы. Неискоренимая русская особенность — не имей сто рублей, а имей сто друзей — отличает нас от другого мира. А уж если твой приятель чем-то управляет, то одно только слово о знакомстве с ним открывает многие двери. И воспользоваться доверчивостью детей или внуков представителей власти могут слишком многие. Поэтому и скрывают своих домашних наши политики.

За полную публичность

В России испокон веку личная жизнь представителей политических элит находилась под тяжелыми засовами. Лишь изредка для поднятия верноподданнического градуса толп из августейших семейных хроник извлекались какие-то элементы — чтобы толпы умилялись розовощеким царевичам и царевнам, впадали в экзальтацию. А были целые периоды длиной в десятилетия, когда о жизни ключевых персон государства Российского и вовсе ничего не было известно современникам, — вспомним, например, Иосифа Сталина.

В посткоммунистический период элиты пожелали оставить свою личную жизнь такой же недосягаемой для народа, как и в предшествующие эпохи, но теперь уже вооружившись демократическими нормами о неприкосновенности этой личной жизни.

Однако едва ли уместно приравнивать политика (неважно, из правящих ли он кланов или из оппозиционных групп) к обычному человеку. Есть четкий водораздел, Рубикон, между рядовым обывателем и политиком, перейдя который ты обязан жертвовать целым рядом свобод, в том числе и правом на закрытую от мира частную жизнь, правом на мелкие амурные интрижки, неприкосновенные медицинские карточки. Если ты хочешь быть общественно значимым — тогда будь публичен. Народ, который голосует за тебя, делегируя тебе часть своих гражданских прав, имеет право знать, что у тебя со здоровьем, в какой стране живут твои дети, как обстоят у тебя дела с банковскими счетами. Уже хотя бы потому, что эти данные позволяют понять, кто ты — ветхий немощный старец, временщик, озабоченный обогащением и перекачкой средств, или же серьезный национальный политик. Стоишь ли ты того, чтобы вкладывать в тебя самые ценные инвестиции — свои голоса на выборах.

К примеру, намеренная закрытость семьи президента Владимира Путина — вещь немыслимая для развитых демократий. Когда страна пребывания и место учебы президентских дочерей чуть ли не государственная тайна — это ненормально. Не хотите, чтобы они стали жертвами террористов, — так у нас на то есть ФСО с бюджетом, равным бюджету армий некоторых европейских стран. Охраняйте физическую безопасность, не допускайте похищений и убийств этих девушек, но не делайте из них гостайну. Они и их жизнь, место проживания, учебы, уровень достатка — серьезный маркер искренности «национального лидера» со своим народом.

Не так давно теперь уже бывший глава МВД Рашид Нургалиев высказался в отношении депутата Госдумы Александра Хинштейна, расследовавшего ДТП с участием супруги министра, в том смысле, что семья — это святое. Нельзя, мол, семью трогать. Ошибаетесь, господа. И вы не святы, и семьи ваши — тоже. Народ имеет право знать. Если вам это не нравится — не лезьте в политику.

 

Материал подготовили: Аглая Большакова, Виталий Корж

Комментарии
крепостной Вадим, сельцо
Китайский инженер продал душу дьяволу. Через неделю она сломалась.
КУПИЛ БЫ ДЬЯВОЛ ДУШУ ЗЮГАНОВА?
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости